Шелковица черная

Победила тутовка! Как под шелковицей собирались вор "Давай-лама" и академик Налбандян

1653
(обновлено 23:55 18.01.2020)
Что самое вкусное в Ереване? Каждый ответит по своему, но для тех, кто вырос во дворах с тутовым деревом - это конечно, плоды шелковицы. О самой сладкой армянской традиции и аромате своего детства с нами поделился колумнист Sputnik Армения Сергей Баблумян.

Воссоздать картину старого Еревана не трудно даже юным горожанам: если увидите на улице (к примеру, у сквера Сарьяна, примыкающего к проспекту Маштоца) шелковицу, не сомневайтесь - когда-то здесь был двор.

А во дворе непременно росли тутовые деревья. К началу лета между листьями с зубчатыми краями начинали выглядывать наливающиеся соком белые (часто черные или красные) ягоды, над деревьями кружили стаи птиц – верный знак того, что пора браться за дело. Брались, да еще как!

Карабахская тутовка заставила россиянина согласиться на замужество дочери>>

….Первую в жизни туту я съел в садах Старого Норка, после чего смею утверждать - детство у меня было сладкое. В пансионате Совета Министров, куда летом перебиралась наша семья, якобы спасаясь от ереванской жары, в сезон туты главным человеком для дачников становился хромой сторож Марлен, с ловкостью обезьяны перепрыгивающий с ветки на ветку. Делал он это с умом и расчетом. Начинал с самой верхотуры, где солнце доводило ягоды до кондиции быстрее остальных, затем спускался ярусом вниз и так до самых нижних веток, на которых дозревало остававшееся.

-Ты там танец с саблями не затевай,- каждый раз кричала Марлену жена Аида. - Однажды уже доплясался...

Аида имела в виду производственную травму, полученную когда-то мужем при падении с шелковицы.

Пока Марлен выбирал наверху нужный сегмент кроны, женщины натягивали под стволом пропитанный патокой брезент, на который вот-вот с мягким стуком должна будет посыпаться тута. Детям полагалось стоять на второй линии, подбирать с травы пролетавшие мимо ягоды и закидывать их на брезент, но большей частью в рот.

Картина Анатолия Григоряна Сбор плодов тутовника (1986 год)
© Sputnik / Борис Бабанов
Картина Анатолия Григоряна "Сбор плодов тутовника" (1986 год)

…"Промчались зимы с веснами, давно мы стали взрослыми, но каждый раз мы в свой приходим сад"… В моем случае в тот, который напичкан десятками кафе и ресторанов, точнее, в сквер на Бульварном кольце, по соседству с знаменитым фитнес-центром не менее знаменитого предпринимателя, в недалеком прошлом олигарха.

В начале двухтысячных на месте "фитнеса" стоял плавательный бассейн с подогревом. Шелковицы здесь еще росли и нельзя сказать, что росли бесхозными – любители туты с улицы Ханджяна, с одной стороны, и Алека Манукяна – с противоположной, приходили с утра каждый к своему дереву и снимали с него дань. И людям, и шелковицам было хорошо.

Как и мне со своими партнерами по утренней зарядке: хирургом Вигеном Тер- Акопяном, инженером Эмилем Воскерчяном и академиком-филологом Ваче Смбатовичем Налбандяном.

Здесь к нам присоединялся охранник одного из кафе-мороженого, в прошлом вор-рецидивист с необычным погонялом "Давай-Лама". Делом "Давай-Ламы" было взбираться на дерево и трясти его до упаду всех ягод, а мы тем временем держали хранившуюся в кафе целлофановую "простыню" и руководили процессом.

"Важно не забывать о результате, к которому стремишься, делать лучше, больше, быстрее, двигаясь к цели", - поучал рецидивиста академик. Не забывая о результате, мы быстро двигались к цели и как правило добивались, сумев не заработать при этом сахарный диабет.

…Прошло еще какое-то время. Многие шелковицы на Кольцевом срубили, но кое-что, все-таки осталось. Осталось и наше дерево, к которому я годы спустя привел внука и он впервые попробовал вкус настоящей армянской туты. Я приподнимал его до нижних веток, американский Серега сдирал ягоды пригоршнями и отправлял в рот. Что еще деду для полного счастья нужно? Сегодня Сергею уже за тридцать. Частый вопрос внуку: "Что самое вкусное в Ереване?". Неизменный ответ: "Тута с того дерева и горячий матнакаш".

В каждый свой приезд в Ереван прихожу на Бульвар: академика Налбандяна уже давно нет, "Давай-ламы" тоже, друзья на пенсии, а шелковица стоит. (Для общего развития: в молодости она растет очень быстро, потом замедляет рост, но часто вырастает до десяти пятнадцати метров. Доживает шелковица до двухсот лет, но, бывает – до четырехсот-пятисот).

Восьмидесятые годы прошлого столетия, перестройка, всесоюзная дурь, оформленная как борьба с алкоголизмом и пьянством. Ни того, ни другого в Армении не было и в помине, но дураки есть везде и всегда.

Караундж, родина прославленной одноименной водки из туты. Слава от вкуса, крепкости и удивительного состояния после принятия на грудь: ноги не идут, отключаются, голова чиста и светла. Производство этой водки было поставлено на промышленную основу позже, а тогда самогон разливался в домашнем исполнении и был для Караунджа да и всего Зангезура весомой частью семейного дохода. А тут, вот тебе…

Сложилось так, что в дни обсуждения постановления ЦК КПСС я находился в Горисе. Вышел на улицу, гляжу – все шелковицы во дворах и на улице в траурных лентах. Партия сказала "Надо!", народ ответил "Не позволим!". Победила тутовка!

…А еще был фильм "Шелковица". Снят в 1979 году талантливым армянским режиссером Геннадием Мелконяном - одна из лучших армянских короткометражек.

А еще в Китае ягоды шелковицы сушат впрок и кормят стариков-родителей, чтобы продлить им здоровую жизнь…

1653
Теги:
Налбандян, тутовое дерево
Загрузка...

Орбита Sputnik