Очередь у Третьяковки

Третьяковка: Давка за искусством

194
(обновлено 00:27 27.01.2016)
Экспозиция посвящена 150-летию со дня рождения великого портретиста и проходит в атмосфере непрекращающегося аншлага и ажиотажа.

ЕРЕВАН, 22 янв — Sputnik. Погода в Москве установилась по-настоящему зимняя. На улице — минус двенадцать, ледяной ветер. Для прогулок погода — не очень подходящая. А для стояния в очереди — тем более. Корреспондент Sputnik сегодня побывал на месте событий, померз в очереди и пообщался с министром культуры Владимиром Мединским.

Но людская цепочка, несмотря на метеоусловия, тянется от самого забора ЦДХ до бокового входа. Примерно 150-200 метров.

Очередь. Хвост

В хвосте очереди настроение у людей — хорошее, бодрое. Люди рады приобщиться к высокому.

"Сегодня я оделась потеплее, — говорит Ольга, крайняя в длинной очереди. — Я стараюсь держать руку на пульсе. А пропустить выставку Серова, я считаю, нельзя".
Очередь постоянно растет, но медленно продвигается.

Ближе к середине стопятидесятиметровой людской цепочки — настроение тоже бодрое. Мы знакомимся с Еленой Юрьевной. Она, наверное, самая опытная в этой очереди. Потому что на выставку Серова идет уже в третий раз.

"Что меня сюда ведет? Любовь к искусству, конечно, — говорит Елена Юрьевна. — Мне очень понравился портрет Иды Рубинштейн, Шаляпина, Анны Павловой. И за один раз, на бегу, не все поймешь, не всю информацию прочитаешь".

По словам Елены Юрьевны, она была здесь и вчера, как раз во время потасовки. Самого "штурма" Третьяковки женщина не видела, стояла в хвосте очереди.

"Я пришла после работы и поняла, что не успею до закрытия, — рассказывает любительница искусств. — А сегодня узнаю, что драка какая-то была".

Очередь. Середина

В середине очереди — настроение у людей все еще бодрое. Но уже не у всех. Встречаются первые замерзающие. Кто-то кашляет, кто-то кутает лицо шарфом. Много людей с книгами и планшетами.

Кое-какие способы спасения от холода у стоящих в очереди есть. Работают прилавочки с горячим кофе. Чуть поодаль — наливают горячий глинтвейн. И кто-то из очереди отбегает погреться и таким образом.

Но самый необычный способ "сугрева" — библиовагончики. Передвижные библиотеки стоят у ЦДХ уже довольно давно. Люди заходят туда полистать книги. А сегодня — просто погреться. Это сюрреалистическая картина. Трамвай с книжными полками, стоят озябшие женщины. И как будто куда-то едут. А к вагончику — тоже небольшая очередь. Согрелся — выходи, не задерживай.

Очередь. Голова

Но настоящие страсти — уже в голове людской цепочки. Чтобы попасть сюда, любителям искусства приходится отстоять по два-три часа. И сделать совершенно неприятное открытие. Оказывается, в самой своей голове очередь двигаться прекращает. К тому же напирают сзади.

"Мы с десяти часов стоим, — рассказывает нам тепло одетая женщина, которую зовут Любовь Леонидовна. — Вот считайте — больше полутора часов. Как вы считаете — в такой мороз разве можно столько стоять? Я вчера простояла четыре часа и не попала. Я просто очень люблю Серова".

Опытная, утеплившаяся Любовь Леонидовна тяготы очереди переносит спокойно. А вот остальным, неопытным, хуже. Потому что очередь проходит уже между стеной и металлической оградкой. И уже не отойдешь ни кофе попить, ни в библиовагончик. Страсти здесь кипят уже нешуточные. Раздаются крики: "Почему очередь не двигается? Уже час стоим!"

Охранникам — совсем не сладко. Один из них рассказывает нам, что людям-то — легко. Они постоят два-три часа. И уже внутри, уже счастливые. А охранник стоит на морозе весь день.

У входа — машина "скорой". Врач рассказывает, что сегодня их экипаж по вызовам не дергают. Надо стоять здесь и смотреть, чтобы никому не стало плохо. Но, по счастью, за все время проведения выставки по-настоящему плохо не стало никому. Было два-три случая с давлением. Но не более.

Дверь, которую снесли во время "штурма" Третьяковки уже поменяли. С десяти утра стоит новая.

Параллельно 150-метровой живой очереди, стоит совсем небольшая, человек в тридцать. Это — люди, которые купили электронные билеты. "Живая" очередь "интернетчиков" тихо ненавидит.

Но вот охране дают добро запустить пятнадцать человек. И начинается давка. Люди протискиваются, толкаются локтями. Один из любителей живописи так и вообще пихает охранника — нашего недавнего собеседника.

"Да сколько же можно!" — возмущается пожилой мужчина. Его зовут Михаил Евгеньевич, он работает программистом.

"Меня возмущает абсолютное отсутствие какой-то разумности в организации вот этого мероприятия, — пламенно говорит Михаил Евгеньевич. — Там пустой часами вестибюль. Это здание — размером с вокзал. Вся эта очередь может просто спокойно стоять, и быть там. По крайней мере, сократить пребывание на улице было бы вполне возможно".

И тут в поле зрения программиста попадает собственной персоной министр культуры Владимир Мединский, появившийся из авто с мигалкой. Программист налетает на министра и разгоряченно говорит, что организация выставки — полный позор.

"Я обсуждал это с директором Третьяковки, — говорит Владимир Мединский. — Запустить больше людей невозможно, по нормам безопасности. Нельзя, чтобы около каждой картины находилось по 200 человек. Я считаю, что нашими людьми надо гордиться. В Америке двери ломают, когда распродажи".

После этого министр вместе со своими спутниками исчезает в направлении служебного входа.

Внутри

Напрасно думать, что отстояв очередь на улице, люди сразу смогут увидеть картины. Вовсе нет. Чтобы попасть к полотнам, надо отстоять еще две очереди. Одну — в кассу, за билетами. Вторую — в гардероб. Но это уже, в тепле и уюте, согласитесь — пустяки.
И, посмотрев на мучения людей во имя искусства, поневоле соглашаешься с Владимиром Мединским. Да, нашими людьми действительно можно гордиться. Это — правда.

 

194
Комментарии
Загрузка...