Роберт Кочарян

Кочарян об отношениях с Россией, Пашиняне, поражении в Карабахе - эксклюзив

16787
(обновлено 19:45 06.02.2021)
Экс-президент Армении рассказал в интервью Sputnik Армения о предстоящих выборах, причинах поражения в войне с Азербайджаном и важности интеграции с Россией.

Современной Армении необходимы срочные перемены, чтобы сохранить народ и государственность. Так считает бывший президент Армении Роберт Кочарян и подчеркивает: именно поэтому он с недавних пор вернулся в большую политику. О своем видении будущего страны политик рассказал в эксклюзивном интервью Sputnik Армения. Беседовал Армен Гаспарян.

Армении нужно расширять взаимодействие с Россией

— Роберт Седракович, проблемы Карабаха начались параллельно с распадом Советского Союза. Развал СССР – это крупнейшая геополитическая катастрофа ХХ столетия, на ваш взгляд?

— Президент России очень хорошо выразился на эту тему: у одних нет сердца, у других нет разума. Но прошло уже много времени. Сейчас лучше говорить не о восстановлении Советского Союза, а о полноценной современной интеграции. В этом контексте мир дает массу примеров. Интеграция Евразийского союза гораздо глубже, интереснее и шире, чем интеграция в рамках СНГ, которая весьма и весьма условна. Идет регионализация мира. Глобальные процессы сменяются некими региональными интеграционными процессами. И в этом плане, я думаю, Армении стоит очень серьезно подумать о более глубоком взаимодействии с Россией - гораздо более глубоком, чем есть сейчас.

— Вы собираетесь возвращаться в большую политику?

— Я вернулся в большую политику. Я какое-то время в ней отсутствовал, но последние года два-три я вновь здесь. Мы сейчас чувствуем интенсивно растущий запрос на прогнозируемых, понятных и сильных личностей. Это чувствуется и в социальных сетях. Измерить этот градус сложно, но я понимаю, что если будут выборы, то они станут, вероятнее всего, двухполюсными.

— Действующая власть против радикальной оппозиции?

— Я думаю, не просто радикальная оппозиция. Это будут выборы между властью и ее антиподами. Люди вкусили плоды популизма, результаты цветных революций и работы людей без опыта. Маятник двинулся в обратную сторону, и сейчас есть потребность в совершенно других типажах, совершенно других командах - в командах профессиональных управленцев, людей, имеющих волю и способных говорить правду, смотря в глаза своим оппонентам. И такая команда в Армении есть.

При мне война не началась бы

— Но теперь Армения парламентская республика. Пост президента уже не тот, что был в вашу эпоху. Ждать вашего возвращения с точки зрения премьерства?

— Я предпочитаю президентскую республику - полупрезидентскую республику, какая у нас была. Не считаю, что переход к парламентской республике в свое время был правильным решением.

Думаю, и война показала, что все-таки полупрезидентская форма правления в большей степени балансирует интересы политических сил. Сегодня власть парламентского большинства не ограничена ничем. Ни один президент в Армении не имел такой власти, какую имеет сегодня премьер-министр. Не имела бы его коалиция такого большинства в парламенте, это была бы совершенно другая ситуация. Была бы необходимость согласования с другими партиями. Но премьер получил абсолютную власть. Президент не мог долгое время хотя бы озвучивать проблемы, концентрировать внимание на них. В последнее время только институт президента стал проявлять какие-то признаки жизни.

— Если предположить, что осенью 2020 года вы были бы главой Армении, вы повторили бы те же самые шаги в отношении Карабаха, которые делали в 1990-х? Или выбрали бы новую векторность?

— В смысле, если бы началась война?

— Да.

— Ну, во-первых, я уверен: война не началась бы. Война начинается в таком ключе начинается тогда, когда у противника есть уверенность в высокой вероятности побед. Это не тот случай, когда приграничный конфликт перерос в войну. Это была запланированная информационная атака, начало боевых действий - и очевидно, что все это готовилось достаточно долго. То есть я просто уверен, что войны не было бы. А если бы она была, то это была бы тотальная мобилизация и концентрация ресурсов до такой степени, что просто враг был бы остановлен, несомненно.

Поражение закономерно, когда интересуют только лайки в Фейсбуке

— По вашему мнению, что решило исход войны?

— Целый ряд неправильных решений. Их нужно делить на два этапа – все, что делалось до войны, и то, что делалось в ходе войны. Были полные провалы на дипломатическом фронте, переговоры были заведены в тупик, не было места дипломатии. Но это закономерное следствие прихода к власти людей с улицы – людей, не имеющих политического опыта, представлениях о геополитических реалиях. Людей, живущих текущим днем, и главной заботой которых является количество лайков в Фейсбуке.

Для них виртуальная реальность и социальные сети – это и есть родина. Это среда их обитания, и это имеет весьма условное отношение к стране с границами, которые надо защищать. Для этого надо понимать и укреплять сферу безопасности, нужны дипломатические усилия, чтобы нейтрализовать какие-то угрозы, чувствовать их. Но люди были заняты совершенно другим. Они жили в виртуальной реальности, и сегодня народ платит страшно высокую цену за такой выбор.

Все это можно квалифицировать как последовательные действия, которые привели к запланированному поражению. И так думает значительная часть населения Армении.

— Был еще один момент, который никто не понял. Прошлые военные кампании на территории Карабаха показывали если не преимущество, то как минимум равенство на информационном поле. Почему в этот раз люди были дезинформированы?

— 44 дня людям врали, что мы побеждаем. До последнего дня не было осознания что мы проигрываем, что у нас масса жертв, убитых, раненых, что мы теряем Родину. Если бы люди это знали, это бы их мобилизовало. А что такое мобилизация? Это концентрация всех ресурсов, в первую очередь. Но даже план мобилизации людей был выполнен наполовину - по тому плану, который в Армении был еще с прежних властей: день первый, день второй, день третий. Сколько человек по каким воинским подразделениям должно пойти на доукопмлектацию, что нужно на компенсацию потерь людских и на компенсацию потерь материальных.

Но абсолютно все было провалено. Блестяще происходило только блокирование информации от населения. А мы не стояли на месте в течение 30 лет, укрепляли передний край, и армия постоянно пополнялась боевой техникой.

— Однако новые власти сократили военный бюджет…

— Новые власти вообще изменили подход к военному строительству. То есть в чем проблема? У новой власти некая патологическая боязнь армии. Сами они не служили в армии и относились к ней с большим недоверием.

Я один из тех, кто создавал эту армию. У новых властей после цветной революции первичная задача была принизить роль армии в обществе, а у воюющей страны она должна быть всегда на другом уровне. Началась кампания по дискредитации генералитета и героев войны. Начали избавляться от боевых офицеров, имеющих опыт первой и второй войн. На их место приводили людей лояльных к власти. Приоритет безопасности заменили приоритетом лояльности. Это и происходило буквально с 2018 года.

Но чего ожидать, когда члены парламентского большинства соглашаются с мыслью, что они являются рюкзаками премьер-министра? И это буквальное выражение пресс-секретаря правящей партии - что рюкзак премьера имел бы те же шансы быть избранным, что и все члены правящей фракции. Поэтому произошедшее - это ошибка правящей фракции, но доминирующую роль играет премьер-министр.

16787
Теги:
Роберт Кочарян, эксклюзив
По теме
Кочарян: Армении стоит подумать о гораздо более глубоком взаимодействии с Россией
Кочарян: Навального и Пашиняна объединяет практически все – особенно технологии и прошлое
Роберт Кочарян: если бы я был у власти в 2020 году, война бы не началась
Роберт Кочарян: "Я вернулся в большую политику"
Начальник Генерального штаба ВС РА генерал-полковник Оник Гаспарян (справа) с рабочим визитом посетил Сюникскую область (19 декабря 2020).

"Есть множество вопросов и к властям": Оник Гаспарян напомнил о будущей ответственности

2474
(обновлено 16:08 20.04.2021)
В эксклюзивном комментарии Sputnik Армения генерал-полковник Оник Гаспарян призвал политиков к благоразумию и посоветовал воздерживаться от публикации конфиденциальной информации ради личных интересов.

ЕРЕВАН, 20 апр – Sputnik. Развернувшиеся в Армении публичные обсуждения деталей и эпизодов боевых действий в Карабахе наносят урон безопасности страны, звучат субъективные оценки, публикуется конфиденциальная информация. Об этом в ответ на запрос Sputnik Армения заявил  генерал-полковник Оник Гаспарян, возглавлявший Генеральный штаб ВС Армении во время осенней кампании в Карабахе.

Генерал отметил, что вполне понимает интерес общества к вопросам, связанным с ходом войны и ее итогами. И нация имеет право знать о причинах наших неудач в ходе боевых действий.

"Но нужно также четко констатировать, что публичные обсуждения о войне неприемлемы и могут нанести непоправимый урон безопасности государства, так как вопросы подготовки и проведения операций, их всестороннего обеспечения представляют собой военную и государственную тайну", - отметил он.

Гаспарян заявил, что публичные обсуждения дают возможность врагам Армении оценивать реальный потенциал страны и ее вооруженных сил, прогнозировать сроки восстановления потерь и выявить множество других вопросов, связанных с боеспособностью.

"Я считаю, что к вопросам, касающимся войны, нужно подходить хладнокровно, исключая любые эмоциональные проявления. Неприемлемо, когда люди из разных сфер, в том числе госчиновники и политики распространяют информацию или делают анализ эпизодов боевых действий, зачастую основываясь на субъективных источниках. Тем самым они вводят общество в заблуждение и льют воду на мельницу врага", - сказал Гаспарян.

Совбез Армении выложил фрагмент аудиозаписи выступления Гаспаряна на заседании в дни войны>>

Генерал призывает общество и политиков к благоразумию и советует воздерживаться от публикации конфиденциальной информации в угоду личным интересам. Он убежден, что это никоим образом не способствует выходу из тяжелого кризиса и стабилизации государства.

Безусловно, все промахи, ошибки и недостатки должны быть обсуждены обязательно, но в закрытом режиме и на соответствующих площадках. В частности в Генштабе сразу же после завершения боевых действий началась работа по анализу войны, в этом процессе участвуют лучшие специалисты. В обсуждениях также принимают участие офицеры запаса, представители военно-промышленного комитета.

Гаспарян обещает, что работы завершатся в сжатые сроки и общество получит полноценные и объективные сведения о войне.

"Я еще в своем заявлении от 17 ноября подчеркивал, что несу ответственность за успехи и неудачи в войне. Никто не может обвинить руководящий состав ВС в попытке избежать ответственности и возложить вину на других. Мы заинтересованы в том, чтобы в результате всестороннего анализа (комиссии по расследованию, уголовные дела) выявить объективные причины неудач и виновных, а также нести ответственность за свою деятельность. Но у нас также множество вопросов к политическому руководству Армении", — говорит генерал.

По его словам, война предполагает не только вооруженную борьбу, но и экономическое, дипломатическое, идейное, информационное противостояние. Генерал призывает власть не забывать, что войны ведут государства, и быть готовой к тому, чтобы нести ответственность за работу системы управления в период войны.

Выступая в парламенте, 14 апреля премьер-министр Армении Никол Пашинян опроверг сделанное в ноябре прошлого года заявление Гаспаряна. Начальник Генштаба тогда в своем послании отмечал, что на четвертый день войны в Карабахе, т.е. 30 сентября, на заседании Совбеза говорил о необходимости прекращения боевых действий, в противном случае ресурсы Армении очень скоро будут исчерпаны. Премьер заявил, что Гаспарян на четвертый день войны об этом не говорил. Пашинян пообещал, насколько это позволяет закон, обнародовать стенограмму. Позже Совбез частично опубликовал текст, а спустя несколько дней, и запись выступления генерала.

2474
Теги:
Новости Армения, власти, Оник Гаспарян
По теме
Специальная следственная служба получила сообщение Оника Гаспаряна о преступлении
Пашинян настаивает - Оник Гаспарян не говорил о необходимости остановить войну
Совбез Армении обнародовал часть доклада Оника Гаспаряна, сделанного во время войны
Оник Гаспарян призвал создать комиссию по расследованию войны в Карабахе
Министр юстиции Рустам Бадасян в гостях агентства Sputnik Армения

Разоблачения будут, а выборы пройдут без "авторитетов": интервью министра юстиции Армении

1789
(обновлено 22:29 17.04.2021)

В интервью Sputnik Армения министр юстиции Рустам Бадасян пообещал, что в ближайшее время общественность увидит реальные результаты борьбы с коррупцией и незаконным обогащением – вскоре в суды будут переданы десятки дел.

Глава Минюста рассказал о предстоящих выборах и о том, где он видит себя в случае ухода с поста. Беседовала Нелли Даниелян.

— В 2018 году, после революции, судебно-правовые реформы начались с веттинга. По крайней мере, так было заявлено. Какие есть достижения сейчас?

— Это сложный вопрос. Мы все время говорим, что начали, но я думаю, мы должны четко себе представить хронологию, с чего начали и чего достигли. Судебные реформы требуют продолжительного и системного подхода.

О веттинге много говорят, много спекулируют на эту тему. Во-первых, несколько "частей" веттинга уже вступили в силу и действуют: проверка имущества судей, возбуждение дисциплинарного производства, то есть у нас есть результаты, у нас есть случаи прекращения полномочий судей.

— Сколько таких случаев?

—Возбужденные мной дисциплинарные производства уже перевалили числом за 45. Что касается Комиссии по предупреждению коррупции, то она только начала применять этот инструмент. Думаю, будет правильно, если они сами прокомментируют, потому что мы не владеем этими данными.

Есть также возбужденные уголовные дела на основании проверки имущественного положения, а также производства относительно дисциплинарных и административных правонарушений. То есть частично действует. Вообще, что мы подразумеваем под веттингом? Например, у нас есть проект по созданию профессиональных судов - это суды по контролю над досудебными производствами, антикоррупционный суд и суд отдельной специализации. Их реализация, по нашему мнению, существенно повлияет на общественное восприятие и повысит доверие общества к судебной системе. Я всегда отмечал: жесткий веттинг или повсеместный веттинг можно осуществить лишь при помощи конституционных изменений. И, по сути, часть 7 главы поправок в Конституцию также готова в концептуальном плане. Конечно, думаю, работа Комиссии по конституционным реформам будет продолжена уже после внеочередных выборов.

— Затрагивая тему судебных реформ, не можем обойти вниманием уголовное дело, возбужденное против председателя Высшего судебного совета. Часть общества расценила это как уголовное преследование после того, как председатель ВСС не подчинился властям. Что скажете по этому поводу?

—Возможно, есть часть общества, которая так это восприняла. По крайней мере, я этого не заметил. Думаю, было много разговоров об угодных властям судьях, а потом вдруг выясняется, что все не так. То есть пытаются представить все процессы в судебной власти как часть некоторых политических процессов. Затем эти же самые круги фиксируют обратное. Следовательно, говорить о политических преследованиях излишне. Это обычный процесс: началось уголовное преследование, что регулируется Судебным кодексом. И ВСС принял решение приостановить полномочия своего председателя. Это не означает, что кто-то хочет кого-то поставить на должность врио главы ВСС, все это также регулируется законом. Думаю, здесь никаких опасений быть не может, поскольку решение о приостановке полномочий принял ВСС, и если бы были замечены какие-либо нарушения, то реакция не заставила бы себя долго ждать. В конце концов все дела рассматриваются в судебной системе, независимость которой хотя бы в таких кругах в последнее время не вызывает сомнений.

— Президент не подписал два законопроекта о внесении изменений в Судебный и Гражданский кодексы, направив их в Конституционный суд для проверки на предмет конституционности.

— Мы также выразили озабоченность по поводу первого (Судебного кодекса - ред). Но в процессе первого и второго чтений все наши опасения развеялись. Вариант, дошедший до второго чтения, уже не был проблематичен с точки зрения противоречия Конституции.

Что касается второго проекта (Гражданского кодекса - ред), мы также утверждали, что есть проблемные пункты, связанные с размером компенсаций за клевету и оскорбление, и представили свои наблюдения. В любом случае, думаю, что проблемы конституционности с первым кодексом нет. Но в обоих случаях дождемся решения Конституционного суда.

— Готовы ли вы при необходимости пересмотреть законопроекты?

— Это не наши (министерства) проекты. У нас есть узкоспециализированные регулирования, связанные с досудебным производством, которые также находятся в Конституционном суде, и мы уверены, что там нет проблем с конституционностью. Что касается клеветы и оскорбления, мы не собираемся пересматривать здесь что-то, мы за более системный подход, и думается, даже была такая парламентская инициатива - что, во-первых, важно обеспечение рассмотрения этих дел в сжатые сроки, а это невозможно одним лишь изменением закона, тут необходимо обеспечение также организационных и технических сторон, что связано с загруженностью судов.

Вообще, честь и достоинство человека в Армении, к сожалению, уязвимы: любая дезинформация, любое оскорбление публикуется, и эффективный механизм борьбы с этим, на наш взгляд, не размер компенсации, а быстрое и эффективное судебное разбирательство. Вообще, нужен системный подход, чтобы не смешивать оскорбление с критикой и не унижать достоинство человека. Мы обязательно выступим с такой инициативой, в том числе в связи с ситуацией в соцсетях.

— Поскольку мы заговорили о КС, хотелось бы задать вам следующий вопрос. Когда были акции против Грайра Товмасяна, когда менялся состав Конституционного суда, это трактовалось, как желание властей сформировать подконтрольный себе Конституционный суд? Однако после решения о признании неконституционной статьи 300.1 Уголовного кодекса о "свержении конституционного строя", по которой было предъявлено обвинение Роберту Кочаряну, отношение к КС стало другим. Заговорили о том, что он действует против власти. Как вы оцениваете работу Конституционного суда?

— Я не буду комментировать какое-либо решение ни Конституционного суда, ни какой-либо другой судебной инстанции. Я скажу, что происходит в Армении после 2018 года, вплоть до сегодняшнего дня. Идет борьба за формирование действительно независимой судебной системы, что вызывает сопротивление, потому что некоторые привилегированные группы, в том числе экс-президенты и другие бывшие высокопоставленные чиновники, а также иные круги, в частности - олигархические, никак не могут смириться с тем, что в Армении они могут быть ответственны перед законом. Не могут понять, что перед законом они равны с любым гражданином Республики Армения, и всеми способами борются против реформ и изменений, в том числе, по моему убеждению, это происходит в рамках конкретных судебных разбирательств.

Думаю, что борьба закончится формированием независимой судебной власти и будет обеспечен принцип равенства всех перед законом, он будет непоколебим, как непоколебимо и формирование свободных политических институтов в Армении, реализация избирательного права на основании свободных, справедливых и равных прав. То есть происходят изменения, сопротивление которым будет тщетным.

Мы уже говорили, что устранили в Конституционном суде кризис в сфере конституционного регулирования, когда были судьи с двумя разными статусами. Да, эта проблема решена, но мы не говорили, что достигли идеала, к которому стремимся в судебной системе и Конституционном суде. И продолжаю утверждать, что мы даже не приблизились к формированию независимой судебной системы. Судебная власть будет независимой, когда бизнес-круги в Армении не будут постоянно жаловаться на судебные процессы, задержки и некоторые абсурдные решения, когда в судебных инстанциях эффективно будут защищаться права рядовых граждан, а не только нынешних или бывших чиновников.

Занимательный факт: когда речь идет о продлении срока ареста для обычных граждан и основаниях для этого, то никаких вопросов не возникает, но как речь заходит о бывшем чиновнике, то возникают сложности - срок нахождения под стражей не продлевается, ходатайства об аресте не удовлетворяются. Иными словами, чтобы достичь независимости судебной системы, нам предстоит тяжелая, последовательная и систематическая работа, которую мы обязательно проведем.

— Поскольку вы заговорили об арестах, хотелось бы поговорить и о пенитенциарной службе. На днях Никол Пашинян, представляя в Национальном Собрании деятельность правительства, заявил, что в уголовно-исполнительных учреждениях больше не спят по очереди, количества коек достаточно, потому что сократилось число арестантов. Можете сказать - насколько сократилось, или сколько решений об аресте было принято в среднемесячном разрезе?

— Да, конечно, данные есть, но я не стану сейчас называть цифры, за исключением того, что скажу - у нас наблюдается исторический минимум осужденных и арестантов за 30 лет. Порядка 2000 осужденных и арестованных находятся в пенитенциарных учреждениях. Естественно, проблемы коек нет. 2000 – это наш исторический минимум. Я говорю 2000, но одну неделю может быть одно число, на следующей неделе оно может немного увеличиться, через неделю - немного уменьшиться. Однако средний показатель за 2021 год составляет 2000, и с этим показателем Армения занимает лидирующие позиции в странах СЕ.

— Насколько состоявшейся можно считать службу пробации в Армении?

— В первом квартале 2021 года через Службу пробации трудоустроено 21-25 человек, а в 2020 году - порядка 50 человек. И это очень важная часть нашей программы ресоциализации осужденных, потому что, начиная с пенитенциарного учреждения и заканчивая выходом из него, самым серьезным препятствием для ресоциализации считаю отсутствие работы. То есть, если человек осужден за преступление, и после выхода из тюрьмы не будет иметь работы, или не приобрел специальность во время отбывания срока, то велик риск, что он вновь пойдет на преступление. Конечно, это не единственный компонент ресоциализации. Очень важна также новая система питания, которая на данный момент существует во всех УИУ, и качество еды не вызывает недовольства. В этом плане важны реформы как в сфере пробации, так и пенитенциарных учреждений.

— В контексте службы пробации говорилось о широком применении альтернативных мер пресечения. Назывались приблизительные сроки, которые уже давно истекли. В конце концов, когда в Армении внедрят средства электронного контроля - электронные "браслеты"?

— Уголовным и Уголовно-процессуальным кодексами предусмотрены как альтернативные меры пресечения, так и альтернативные виды наказания. Оба предполагают использование электронных "браслетов", и на полученные в этом году бюджетные средства, которые связаны также с получением средств от международных доноров, мы планируем закупить "браслеты". На данный момент мы ведем переговоры с рядом компаний, для того, чтобы, после принятия Уголовного и Уголовно-процессуального кодексов, в течение года было возможно их получить.

— То есть с 2022 года они уже будут в наличии?

— Уголовный кодекс уже полностью готов к принятию, думаю, это произойдет на следующем пленарном заседании парламента. Учитывая, как минимум, год как переходный период, получится, что с 1 июня 2022 года, плюс-минус полгода, станет возможным их применение.

— Как вы оцениваете нынешний этап борьбы с коррупцией? Что делается для того, чтобы общество увидело - проводимые реформы приносят плоды?

— Я не могу комментировать конкретные уголовные дела. Уверен, что будут большие разоблачения, надеюсь, будут судебные разбирательства, и будут приговоры. Закон о конфискации незаконного имущества уже действует, я знаю, что уже есть дела, но, естественно, не знаю деталей, которые дорабатываются, иски будут поданы в суд в ближайшее время. Это гарантия, что есть непрерывная борьба, последовательное создание инструментария, и самое главное его эффективное применение на практике.

Что касается того, что предпринять, чтобы это не повторилось - посмотрите, чье правительство ввело институт декларирования расходов в Армении, чье правительство внесло столько изменений в систему декларирования, ввело институт ситуационного декларирования, чье правительство полностью автоматизирует этап анализа декларации. Это показывает, что у нынешней власти - институциональный подход, и она делает все, чтобы исключить коррупцию в Армении.

— Понятно, что сначала идет предварительное следствие, потом этап судебного разбирательства. Люди все ждут, но прошло два года, а мы еще ничего не видели. Можете сказать, когда мы увидим результаты?

— Я не могу сказать, потому что у меня нет полномочий возбуждения уголовных дел, расследования, направления в суд. Но общество рассуждает правильно, у нас должен был быть результат больший, чем тот, что имеем сегодня. Но если мы посмотрим на статистику, она несопоставима, прежние и нынешние дела, рассмотренные Специальной следственной службой, просто несравнимы. В этом плане результат есть, но, естественно, общество ждет не этого, а более крупных разоблачений. Думаю, в ближайшее время они будут, многое должно прийти к логическому завершению. Думаю, у нас будут результаты, и общественность увидит, что, в конце концов, за эти два года проделана большая работа.

— А что касается упомянутых вами разоблачений, возможно ли, что они будут оглашены накануне выборов и повысят рейтинг правящей политической силы?

— Я интересовался, и могу сказать, что, да, уже есть результаты, которые подлежат обобщению, и они появятся в ближайшее время. А совпадет ли это с выборами или нет - не знаю. Заявляя год назад о том, что результаты появятся к первому кварталу, мы не могли знать о внеочередных выборах 20 июня. Следовательно, не стоит с этим связывать.

— Новые выборы будут уже с обновленным Избирательным кодексом. Проект закона был отправлен в Венецианскую комиссию, но вы не дождались ответа, почему?

- Все немного не так. Конечно, это можно зафиксировать как факт, но мы поддерживали связь с нашими партнерами по Венецианской комиссии. Они полностью осведомлены о промежуточных изменениях, и я думаю, что они в конце выскажут свою позицию относительно этих поправок. Они приняли к сведению наши предложения. Мы объяснили, с чем связана поспешность, почему эти поправки необходимы именно сейчас. И, думаю, излишне искать здесь противоречия или говорить, что мы не проявили уважения к Венецианской комиссии.

— То есть можно сказать, что вы получили устный ответ Венецианской комиссии?

— Ну, они приняли информацию к сведению. Можете посмотреть предыдущие заключения Венецианской комиссии о мажоритарной системе с учетом ситуации в Армении и о рейтинговой системе. Думаю, в целом, это исходило также из предыдущих заключений Комиссии.

— Избирателям новые поправки в ИК - не помеха?

— Никаких изменений для избирателя нет, кроме упрощения избирательного процесса. То есть, нет рейтингового списка, территориального списка. Есть один единственный партийный список.

— Просто люди привыкли к персонификации: от этого района - этот, от другого - тот.

— Если они привыкли к персонификации, то те же люди сейчас будут в партийных списках. Но, думаю, что мы говорим о нехорошем явлении, если говорим о конкретном человеке от конкретного района: из Масиса - этот, из Гориса - другой, потому что создается неправильное представление об избирательном процессе. Конечно, репутацию человека нельзя отодвигать на второй план. Да, авторитет людей играет роль во время выборов, но и в партийном списке его авторитет тот же. А когда мы все сводим к личностям, то вместо политических процессов получаем дворовые отношения: ты – мне, я - тебе, мы вместе выросли, или часто избирательный процесс приобретает характерные элементы субкультуры. Поэтому Венецианская комиссия долгие годы считала нежелательной мажоритарную систему для стран, находящихся на стадии переходной демократии.

— Вы тоже не отрицаете, что эти самые авторитеты попадут в партийные списки. Не повторится ли то же самое?

— Я вообще говорил об авторитете человека. Отрицательное явление в том, что олигарха выбирают за то, что он олигарх, зачастую это происходит окольными путями или с искажением избирательного процесса. А так, авторитет человека ни в коем случае нельзя недооценивать. Чем больше авторитетных людей в списках, тем лучше. Конечно, если соблюдается принцип отделения политики от бизнеса, и люди из олигархических и субкультурных систем не попадают в списки политических сил. В этом риск каждой партии, потому что после 2018 года, думаю, такие подходы уже неприемлемы для общества.

— Как будет обеспечена честность выборов? Если в 2018 году был подъем гражданского сознания, то сегодня он, мягко говоря, спал.

— Естественно, что рейтинг властей меняется, но меняется также рейтинг оппозиции. Думаю, возврат к прежнему (т.е. фальсификациям) невозможен. Гражданин Республики Армения никогда не согласится с таким процессом.
А как это будет обеспечено? Конечно, в соответствии с законодательством, на основе свободного, равного избирательного права, без нарушений, путем свободного волеизъявления избирателей.

— Где вы видите себя после выборов?

— Там, где политическая команда сочтет это целесообразным, лично у меня нет каких-либо предпочтений.

— Если вдруг окажетесь в оппозиции, чем будете заниматься?

— Оппозиционной деятельностью.

1789
Теги:
суд, разоблачения, реформы, Рустам Бадасян
Побег из города: лучшие малоизвестные отели Армении

Как женщины и мужчины выбирают друг друга ученые назвали главные критерии

0
(обновлено 01:45 22.04.2021)
У женщин и мужчин есть ряд критериев для того, чтобы определить потенциальных партнеров. Тем не менее,  мужские и женские критерии выбора сильно отличаются друг от друга.

Романтический настрой, по мнению британских ученых, это то, что в первую очередь интересует женщин в мужчинах. Кроме того, представительницы прекрасного пола обращают внимание на здоровье потенциального партнера, которое оценивается по его привлекательности и интеллекту.

Исследование было опубликовано в журнале Evolutionary Behavioral Sciences.

Как выяснилось, мужчин на подсознательном уровне привлекают женщины, которые, по их мнению, легче поддаются давлению, обману и соблазнению. Женщины тоже могут идентифицировать мужчин, которыми легче манипулировать или которых легче соблазнить, но привлекательными эти качества они не находят.

Специалисты провели опрос, в котором приняли участие почти 150 студенток одного из американских университетов. Девушкам было предложено оценить 110 фотографий мужчин по степени привлекательности для отношений как в краткосрочной (случайный секс), так и в долгосрочной (брак) перспективе.

Тем временем специалисты из Университета Брока в Канаде провели исследование, результаты которого показали, что женщины часто испытывают симпатию к "плохим парням" из-за их уверенного и спокойного поведения, и речь идет, в том числе, о мужчинах с различными психопатическими расстройствами.

Ученые объясняют данную тенденцию тем, что такие мужчины чувствуют себя уверенно и умеют использовать свое обаяние, однако их конечная цель — эгоистичное удовольствие.

Топ–5 подкастов про отношения>>

Ранее психологи из Университета Техаса в Остине выступили с новой гипотезой, объясняющей, какие факторы учитывает женщина, выбирающая себе мужчину.

Согласно этой гипотезе, женщины корректируют свои запросы исходя из собственной привлекательности. Так, например, красивые женщины не удовлетворяются "средними" по качеству мужчинами, которые вполне приемлемы для дурнушек.

Авторы исследования выделили четыре главных качества, которые женщины оценивают в потенциальных партнерах. Во-первых, "хороший" набор генов — то есть, мужчина должен быть здоровым, внешне привлекательным и умным человеком; во-вторых, уровень материального благосостояния мужчины; в-третьих, его желание иметь детей и его родительские качества; в-четвертых, его преданность и верность данной женщине.

Большинство женщин рассчитывают на то, что их избранник получит высшие баллы по всем этим категориям. Однако часть женщин — чья самооценка ниже (то есть, они считают себя менее привлекательными) — согласны поступиться принципами, признать, что идеального мужчину найти сложно, и выбрать себе партнера, отвечающего заявленным критериям не в полной мере.

0
Теги:
отношения, мужчина, женщина