Посол России в Армении Сергей Копыркин

"Таковыми и будут": Копыркин об армяно-российских отношениях и службе дипломата - интервью

1115
(обновлено 10:20 10.02.2019)

В преддверии Дня дипломатического работника Чрезвычайный и Полномочный посол России в Армении Сергей Копыркин рассказал в интервью Sputnik Армения, как выбрал профессию дипломата, поделился своими впечатлениями от нашей страны, дал оценку армяно-российским отношениям и назвал те сферы, куда могут быть направлены новые инвестиции.

Беседу вела Наира Мелкумян.

— В преддверии Дня дипломатического работника хотелось бы узнать, почему Вы выбрали именно эту профессию?

— Не могу сказать, что выбор профессии был сложным. На каком-то этапе в школе ощутил тягу к социальным наукам, к изучению политических процессов. Могу сказать, что в старших классах школы мое главное поручение было проведение политинформации по международной тематике. Занимался в кружке во Дворце пионеров, где лекции вели преподаватели, аспиранты, студенты Института международных отношений.

Удержать бы "карабахский маятник", или Зачем Путин так часто встречается с Пашиняном>>

То есть это решение, которое формировалось у меня в течение нескольких лет, было сознательным. Меня увлекала сфера политики, международные отношения. Свою роль сыграла школа, где ряд предметов преподавался на английском языке. Хотя в семье дипломатов у нас не было. Фактически я первый дипломат.

— Какими качествами должен обладать дипломат?

— Конечно, качеств много. Чтобы успешно справляться с теми задачами, которые мир ставит перед дипломатической службой, нужно многое знать и многое уметь. Разумеется, каждый человек обладает каким-то конкретным набором способностей, умений, знаний.

Главное – стремиться к обладанию новыми знаниями, интересоваться всеми сторонами жизни. Без этого трудно добиваться того, чтобы кругозор соответствовал требованиям, предъявляемым к дипломатической службе.

Профессия дипломата сопряжена с очень большой ответственностью и необходимостью высокой планки требовательности, прежде всего к себе. Следует понимать, что ты представляешь свою родину, которую нужно любить, поскольку именно в международной сфере, во взаимоотношениях с другими государствами наиболее обострено чувство патриотизма, ощущение того, что ты защищаешь интересы своей страны и народа. Если этого нет, то работать сложно.

— Можете вспомнить самые курьезные случаи в дипломатической карьере?

— Настолько интересно работать, когда меняешь страны, регионы! Все становится интересным. Не привыкаешь к рутине. Конечно, было интересно в первый раз попасть за границу. Был студентом пятого курса Института международных отношений, приехал на преддипломную практику в Камерун на пять месяцев. Вообще это первый выезд за рубеж, и сразу в Африку. На все смотрел с открытыми глазами. Первое ощущение помню: вышел из самолета, подошел к офицеру миграционной службы и понял, что не могу сказать ни слова из-за психологического барьера. Со временем это прошло, вернулся в Москву уже другим человеком. Практика с позиции сегодняшнего дня была несложной, но так как это был первый опыт, он оставил глубокий след в моих воспоминаниях.

Потом были и другие командировки, были разные случаи. В том числе – трагические, как в Руанде, где работал с 1994 года. Был свидетелем начала геноцида, когда было уничтожено 800 тысяч человек одной из народностей. Конечно, это оставило неизгладимое впечатление. Поскольку ситуация была трагической, мы были эвакуированы на военно-транспортном самолете (французском).

В глубинном плане главный урок, который я вынес, это то, насколько ответственно международное сообщество и страны, считающие, что они вправе диктовать другим модели жизни и поведения. Насколько ответственно они должны относиться к тому, что делают. Поскольку подчас такие нажимные действия, которые могут быть мотивированы самыми благими пожеланиями, в общем, могут приводить к трагическим последствиям для тех стран и людей, в отношении которых такого рода шаги предпринимаются.

Можно сказать, что это был первый очень серьезный политический и этический урок, когда перед тобой разворачиваются трагедии конкретных людей, ты видишь лежащие тела женщин и детей. Это многому учит.

— Что дипломат берет с собой в каждую командировку?

— Главное, это определенный багаж знаний о стране, желание ехать в эту страну, интерес к ней. И желательно, чтобы семья была рядом. Все остальное приобретается.

— Вы упомянули знание традиций страны пребывания. Скажите, на вашей памяти были курьезы, когда дипломат не знал обычаи страны, в которую он едет?

— Личного опыта у меня нет. Был случай на приеме в одной мусульманской стране со строгими традициями: женщина протянула руку, а мужчина убрал свою руку за спину (в некоторых странах мужчине запрещается пожимать руку посторонней женщине – ред.).

— Уже 10 месяцев как вы возглавляете посольство в Армении. Есть места, которые любите посещать? Есть ли любимые блюда армянской кухни?

— Я не так долго здесь, поэтому пока такой роскоши – посещать какое-то одно место – нет. Здесь богатая история, культурные традиции, поэтому, скорее, склоняюсь к тому, что нужно больше увидеть. 

Конечно, есть места, которые стали более близки. Очень себя комфортно чувствую в Эчмиадзине. Очень нравится мне и моим близким Гегард. Он на меня произвел большое впечатление, мы приехали с семьей, когда пел хор. Акустика просто замечательная. Это, конечно, создает наряду с пейзажем, непередаваемые ощущения. Сюда можно ездить постоянно.

Очень понравилось в Горисе, в Татеве, мистическое ощущение испытал. Да, но не буду говорить много, потому что не хочу создавать впечатление, что я здесь многое посмотрел. К сожалению.

А армянская кухня – это больной вопрос. Здесь все так вкусно, так многообразно, что, в общем, это создает даже проблемы. Ну, вы понимаете проблемы с чем. Все очень вкусно. Кстати, когда мне говорили, что здесь особые абрикосы, я не понимал. Но попробовав армянские абрикосы, понял, что они особенные.

— Уинстон Черчилль говорил: "дипломат дважды подумает, прежде чем ничего не сказать". А вам это чувство знакомо?

— Черчилля очень уважаю, но он известен максимумами, немного парадоксальными. Ну, конечно, в этом есть доля истины в том плане, что дипломат (поскольку он представляет не себя лично) должен очень взвешенно относиться к тому, что говорит.

Каждое слово может иметь какой-то практический результат, касающийся и страны. В этом плане дипломат обязан быть взвешенным в своих суждениях. И если ты в чем-то не уверен, неточно знаешь, либо ты не уверен, насколько твой ответ будет адекватно воспринят, то лучше промолчать, уйти, взять какую-то паузу.

Но это вовсе не значит, что дипломатия должна ассоциироваться с каким-то лукавством, с нежеланием говорить правду. Это не так. Я убежден, что как раз дипломату неправду говорить нельзя, потому что одна из главных его функций – пестовать доверие между странами и народами. Поэтому здесь нужна открытость и искренность. Ну, естественно, в тех рамках, которые определяет специфика профессии, межгосударственных отношений. Лучше быть честным, чем нечестным.

— Были случаи, когда профессия дипломата помогала вам выйти из сложной жизненной ситуации?

— Какую-то вот ситуацию, которая бы сразу приходила в голову, не припомню. Все-таки навыки общения с людьми, владение иностранными языками, привычка более или менее взвешенно относиться к своим словам, оценкам, конечно, в повседневной жизни помогает избегать конфликтных ситуаций.

— В последнее время активизировались отдельные группы, которые пытаются посеять в обществе антироссийские настроения. Между тем, высшее руководство Армении говорит о блестящих отношениях между двумя странами. Как бы вы оценили уровень двусторонних связей? Есть ли в повестке спорные вопросы?

— Здесь могу сослаться на оценки, которые наш президент давал в конце прошлого года (на большой пресс-конференции), мне к этому добавить нечего. Конечно, у нас очень тесные и союзнические, стратегические отношения. Обе стороны исходят из того, что отношения таковы и таковыми должны оставаться.

Что касается спорных вопросов… Я бы не сказал, что они спорные: у нас очень тесные связи во всех сферах жизни, и это неизбежно порождает какие-то вопросы, которые необходимо решать. То есть, если и есть какое-то несовпадение позиций, то у нас отношения достаточно прочные и зрелые для того, чтобы решать это именно на основе нахождения компромиссов, учета взаимных интересов.

Но я не буду приводить примеры, они здесь на слуху, какие вопросы обсуждаются. Я бы не назвал их спорными, я бы назвал это нормальным процессом развития очень тесных и глубоких отношений между двумя суверенными и независимыми государствами.

— Много говорится о привлечении инвестиций. Во время последних встреч премьер-министра Никола Пашиняна в Москве речь шла об увеличении доли российского капитала в Армении. Как бы вы оценили экономические отношения между двумя странами, и есть ли какие-то договоренности по новым российским инвестициям в Армении?

— Действительно у нас масштабные отношения в экономической сфере – это энергетика, транспорт, множество других сфер. Сейчас стороны работают над тем, чтобы придать этим отношениям дополнительный импульс, адаптировать к новым условиям, которые диктуют мировая экономика и интересы наших стран. 

В России создаются структуры, которые ориентированы именно на то, чтобы продвигать, с одной стороны, российский экспорт и в то же время способствовать российским инвестициям за рубежом. Я знаю, что премьер-министр (Армении – ред.) встречался с руководством соответствующих структур, в том числе и в Давосе. То есть, эти темы обсуждаются.

В скором времени, как я понимаю, должно пройти очередное заседание армяно-российской межправкомиссии по экономическому сотрудничеству, где эти вопросы также будут обсуждаться. Прорабатывается возможность более тесного сотрудничества в сфере новых технологий, ИТ. Эти вопросы, что называется, на столе переговоров, и рассматриваются.

Еще один момент: дополнительное измерение двусторонним отношениям придает участие наших стран в Евразийском экономическом союзе. Цифры уже свидетельствуют о том, что это приносит дивиденды Республике Армения, открывает новые горизонты для использования Арменией своего потенциала, который очень не мал в плане экономического развития и вклада в мировую экономику.

— Иногда можно услышать критику в плане вступления Армении в ЕАЭС. Сколько времени потребуется, чтобы население почувствовало на себе плюсы евразийской интеграции?

— Если задать вопрос, скажем, экономическим операторам, которые занимаются экспортом в Российскую Федерацию, думаю, они вам уже сейчас ответят, что есть благоприятные результаты. Говорить, что сейчас этого нет, но когда-то будет, неправильно.

То есть результат уже есть, об этом свидетельствует, кстати, и статистика. Думаю, факт участия Армении в союзе с единым рынком, как бы, повышает "капитализацию" республики как экономического партнера для других игроков, в том числе – для Европейского союза.

Как-то был на экскурсии на Ереванском коньячном заводе и мне сказали, что для руководства французской компании участие Армении в ЕАЭС — это благо, так как 92%-93% (продукции – ред.) идет на евразийский рынок. Так что это – реальность. Другое дело, что интеграция — процесс со своими сложностями, не все можно сделать сразу, поскольку это глубокий уровень интеграции, он требует притирки, нахождения каких-то компромиссов.

Поэтому те блага, которые несет в себе интеграция, будут все больше проявляться в дальнейшем. Еще очень важный аспект – это открытость союза, установление связей с другими странами и экономическими группами. Это – не вещь в себе, не закрытая группа. Это идея большого Евразийского партнерства, которая бы включала в себя и ЕврАзЭС, и ШОС, и Евросоюз. Имею в виду взаимодействие каких-то общих принципов. Наличие такой перспективы дает результаты и сегодня, в политическом плане. Это и козырь, который можно использовать в общении с другими странами.

— Россия содействует программам международного развития, в частности, по линии ООН. Какие проекты запланированы на 2019 год?

— Уже есть финансирование (несколько миллионов долларов) на продолжение важных для Армении проектов по содействию сельским регионам, школам (программа детского питания) и борьбе с инфекционными заболеваниями. Здесь есть центр профилактики СПИДа. Это и проект, нацеленный на содействие развитию экспортного потенциала армянской промышленности.

Это те проекты, которые, как свидетельствуют мои контакты с представителями соответствующих организаций системы ООН, действительно уже дают реальную отдачу для Армении.

Ведется работа с текстильными компаниями, которые продолжают достаточно богатые текстильные традиции Армении. Это – создание новых брендов и помощь их выходу на рынки ЕврАзЭС, а также на международные рынки. И это приносит свои плоды.

Потенциал у Армении большой. То, что она ассоциировалась в последние годы с экспортом сельскохозяйственной продукции, – абсолютно не соответствует тем реалиям, которые есть. Все-таки, в советское время Армения была одной из ведущих (республик – ред.) в научно-промышленном отношении, внося очень большой вклад в развитие наукоемких отраслей экономики, включая военно-промышленный комплекс.

Но, к сожалению, и это произошло не только с Арменией, после распада Советского Союза многое оказалось просто разрушенным. Сейчас одна из приоритетных целей руководства – восстановление этого потенциала уже в новых реалиях.

1115
Теги:
Новости Армения, инвестиции, страна, впечатление, дипломат, Копыркин Сергей, Россия, Армения, посол, отношения
Тема:
Армяно-российское сотрудничество (314)
По теме
Армения обсуждает с Россией ряд важных промышленных проектов — Пашинян раскрыл скобки
Армения будет углублять стратегические отношения с Россией – программа правительства
Россия хочет, чтобы новые власти Армении преуспели – Крылов
"Правильное" оружие Болтона, или Почему США хотят снизить влияние России в Армении
Комментарии
Загрузка...

Орбита Sputnik