Роман Лобашов

Преподаватель журфака МГУ: из армян получаются звезды

1261
(обновлено 12:21 26.03.2017)
Российский тележурналист, преподаватель журфака МГУ рассказал в интервью Sputnik Армения о восходящих звездах российской журналистики армянской национальности.

Роман Лобашов — российский тележурналист, продюсер и преподаватель журфака МГУ, в интервью Sputnik Армения рассказал о том, кто из наших соотечественников вскоре может стать знаменитостью российского эфира. Беседовал Дмитрий Писаренко. 

— Профессия журналист востребована и престижна. Насколько она сейчас популярна среди наших соотечественников в России?

— Могу однозначно сказать, что в журналистике будущего есть место знаменитостям с армянскими корнями. В тех группах журфака МГУ, в которых я преподаю, очень много талантливых студентов. В частности, на четвертом курсе учится Наталия Меграбян — восходящая звезда канала MTV (Россия). Ее учителем и куратором выступает Яна Чурикова, которая в представлении не нуждается.

Могу также назвать Алису Восканян и Сати Айрапетян. Они делают в журналистики уже не первые шаги и ярко выделяются на общем фоне.

—  Возможно, что у них есть какая-то особенность?

— Я бы отметил природную харизму с национальным колоритом. Все они прекрасно работают в кадре. У всех прекрасные энергетические ресурсы, очарование, обаяние. Им удаётся цеплять телевизионную аудиторию. Я заметил, что у них есть то, что не хватает многим современным телеведущим, появляющимся в эфире в образе накрахмаленных кукол. У девушек абсолютно свое лицо и "живой ум". Эта формулировка дословно присутствует в концепции Би-Би-Си. Они умеют думать в кадре. Их ждёт большое будущее.

—  Как многих известных выпускников журфака с фамилиями на ян?

— Если вспоминать журналистов уже работающих в индустрии, то представителей армянской национальности особенно очень много в актуальных направлениях. Например, мультимедийные площадки. Там много новаторов.

Я бы отметил, что у армянского этноса есть предрасположенность к этой информационной профессии. Есть желание собирать информацию, умение делиться этой информацией и попадать в аудиторию. Это какое-то особое мышление. Я бы еще отметил человеческие качества. У меня внутри коллектива никогда не возникает конфликтов, в них присутствует какая-то особая мудрость.

—  На каких каналах можно увидеть наших будущих звезд?

— Их достаточно много — MTV (Россия), ОТР Рен-ТВ, НТВ, Россия 24, канал Пятница, который открыл на журфаке свою студию для проб и кастингов. Мы ждем, что Алиса Восканян там вскоре себя проявит в кадре или за кадром. Мы учим так, что работа в кадре не самое главное. Порой, главное — работа мозга, происходит за кадром.

—  А есть преподаватели с армянскими корнями?

— На журфаке МГУ армян не мало. Они есть на разных кафедрах, преподают разные дисциплины, что указывает на присущую интеллектуальную универсальность. Это очень уважаемые люди и компетентные специалисты.

Недавно в ереванский филиал МГУ с курсом лекций приезжала Татьяна Погосян — специалист по мультимедиа. Это современное направление в журналистике. Она обучала мультимедийным технологиям. Таких специалистов немного.

Не могу не упомянуть шеф-редактора нашего студенческого канала "Моховая 9" Карине Чобанян. Она родом из Краснодара. Проработала десять лет на CNN, но потом почувствовала потребность в преподавательской деятельности. Защитила кандидатскую и теперь справедливо относится к категории незаменимых сотрудников.

1261
Выступление Эдмона Марукяна во время заседания партии Просвещенная Армения (23 мая 2021). Еревaн

Кто может устроить "ураган" в урнах Марукян о будущем Армении, отношениях с РФ и Турцией

2814
(обновлено 01:08 19.06.2021)
Предвыборная кампания в Армении сопровождается пропагандой ненависти, взаимными угрозами и оскорблениями, звучащими из уст представителей разных политических сил. Во избежание новых потрясений и потерь, партия "Просвещенная Армения" предлагает свою повестку.

О разрушительной борьбе разных "полюсов", трудностях, с которыми столкнулась оппозиция после "бархатной революции", своем видении решения карабахского вопроса, отношениях с Москвой, Анкарой и Баку в интервью Sputnik Армения рассказал лидер партии "Просвещенная Армения" Эдмон Марукян.

– Как вы оцениваете избирательную кампанию? На что вы, прежде всего, обратили внимание?

– На агитационную кампанию отведено всего 12 дней: это очень короткий срок для того, чтобы донести наши идеи до людей. Особенно, для такой партии с ограниченными ресурсами, как наша. Но могу сказать, что мы довольно успешно ее провели.

Председатель парламентской фракции Просвещенная Армения Эдмон Марукян в гостях радио Sputnik
© Sputnik / Asatur Yesayants
Председатель парламентской фракции "Просвещенная Армения" Эдмон Марукян в гостях радио Sputnik

С другой стороны, очевидно, что идет очень поляризованная кампания с использованием элементов криминальной субкультуры. Риторика бывших и нынешних властей сводится к призывам к насилию, угрозам и оскорблениям. Подобными действиями они помогли нам: наш посыл был воспринят верно и быстрее дошел до адресата.

Предвыборный расклад сил в Армении: какую стратегию выбрали власти и оппозиция>>

Люди просто устали. Нельзя столько лет говорить одно и то же, не учитывая внешних угроз. Когда мы разъединены, боремся друг с другом, то все ресурсы тратятся на уничтожение друг друга. Это ведет к фиаско, к разрушению. Вся проблема – в этом.

– В Армении уже стало традицией следить больше за заявлениями и обещаниями, чем за программами партий. Есть ли интерес к программам партий?

– План действий есть у всех политических сил. Но все понимают, что эти программы невозможно реализовать, если в обществе царит разобщенность, если различные группы населения друг друга открыто ненавидят.

"Определитесь": Эдмона Марукяна разозлили заявления о "фальсифицированных выборах">>

Лишь в редких случаях граждане интересуются теми или иными пунктами предвыборной программы. Хотя мы пытаемся заинтересовать избирателей своими идеями, связанными с укреплением границ, армии, но людей преимущественно тревожит не это.

– Какие вопросы задают избиратели в Ереване и в областях? Есть различия?

– В Ереване больше неопределившихся избирателей, а в областях граждане в основном уже решили, за кого голосовать. Ты им говоришь о ситуации на границе, об укреплении армии, а их интересует совсем другое. Кто-то из избирателей на встрече может заметить: "А у нас двор не асфальтирован". То есть население больше интересуется решением бытовых вопросов. Они тоже важны, но если делать выбор между благоустройством двора и вопросом безопасности, понятно, что второй пункт важнее.

– Можно ли сказать, что выборы, проводившиеся в стране прежде, стали причиной подобных запросов?

– Как раз в них-то вся и беда. До революции в Армении была иная система ценностей. Тогда укладка асфальта, благоустройство двора, детской площадки, налаживание электроснабжения в деревне приносили партиям серьезные политические дивиденды.

– Но жителей регионов, не считая Сюника и Гегаркуника, куда вторглись подразделения ВС Азербайджана, интересует вообще вопрос укрепления границ?

– Да, интересует. Но не настолько, насколько в указанных вами регионах. Однозначно актуальна везде тема пленных. Кроме того, люди оскорблены тем унизительным положением, в котором оказалась страна после войны, в результате действий Азербайджана.

– Вы сказали, что в рамках избирательной кампании налицо сильная поляризация. Выгодно ли это самим "полюсам"?

– Конечно, да, они продолжают кампанию в том же духе. Звучат взаимные оскорбления, на митинге демонстрируют молоток, происходят словесные дуэли. Но там нет разговора о будущем Армении.

– Много ли избирателей, видящих возможный выход без поддержки одного из этих полюсов? Вы сами себя считаете альтернативой?

– Согласно разным опросам, около 35-40% граждан причислены к группе неопределившихся избирателей. Это – очень высокий процент. Без учета голосов этих избирателей невозможно спрогнозировать исход выборов. Они могут вызвать "ураган" в избирательных урнах. Представляете, что будет, если они проголосуют за одну из сил за пределами этих "полюсов"?..

– Как вы считаете, вам удалось заполучить хотя бы часть этих голосов?

– Да, безусловно. Мы работали как раз не с теми, кто уже определился со своим выбором. Если человек решил голосовать за Никола Пашиняна (и.о. премьера Армении – ред.) или за представителей прежней власти, то переубеждать его бессмысленно. В те 35-40% неопределившихся избирателей входят и те, кто разочаровался после голосования на прежних выборах или вовсе не ходил на них. Именно в этом направлении мы ведем работу, помогаем гражданам определиться. Знакомим их с нашей повесткой, предложениями и целями.

– Противоборствующие "полюсы" призывают остальных не сотрудничать с их оппонентами. С кем вы будете (или не будете) сотрудничать в случае прохождения в парламент?

– Мы рассматриваем сотрудничество только в рамках правительства национального согласия. Считаем, что все прошедшие в парламент партии, как и внепарламентские силы с хорошим кадровым ресурсом должны объединиться для формирования такого правительства.

Но мы изначально исключали отдельные коалиции с тем или иным "полюсом" во избежание продолжения пропаганды ненависти в стране. Ни одна политическая сила не сможет набрать 51% голосов. Соперники будут вынуждены сесть за стол переговоров для создания правительства национального согласия.

В случае прохождения во второй тур выборов, ты получаешь либо все, либо ничего. А в правительстве национального согласия формируется пакет и можно взять на себя часть ответственности.

– Бывшие и нынешние власти обвиняют не только друг друга, но и остальные партии. "Просвещенную Армению" иногда называют "карманной оппозицией", удобной для руководства. Какова ваша реакция на это, и есть ли партии, которые власть хочет провести в парламент именно в таком статусе?

– В последнее время я не слышал подобных обвинений. Могу сказать, что есть силы, которые четко заявляют о готовности создать коалицию с Робертом Кочаряном (второй президент Армении – ред.) или Николом Пашиняном. "Просвещенная Армения" не входит в их число. Очевидно, что это – попытки скомпрометировать или повлиять на неопределившийся электорат. После революции оппозиция несла на себе тяжкий груз. До революции быть оппозицией было престижно – все уважали за то, что "ты борешься против режима". А после недоумевали: как можно оппонировать избранной народом власти? Было очень сложно, но мы выстояли, доказав, что не являемся ничьим сателлитом. Вся наша миссия направлена на поддержание и укрепление основ государства. Другой повестки нет.

– Одна из ключевых тем предвыборной кампании – карабахский вопрос. Каким вы видите решение конфликта?

– Во-первых, нужно возобновить процесс в формате Минской группы ОБСЕ. Об этом звучали заявления со стороны и России, и США, и Франции (страны-сопредседатели МГ ОБСЕ – ред.)

Во-вторых, в трехстороннем заявлении от 9 ноября 2020 года ничего не говорится об определении статуса Нагорного Карабаха. Другой вопрос, что Азербайджан заявляет о закрытии карабахского вопроса. В этом плане есть поле для работы, и сила нашей дипломатии для противодействия такому вызову зависит от нашей внутренней сплоченности.

Слова Саргсяна и Пашиняна о Карабахе должна проверить независимая комиссия — Марукян>>

Минская группа должна вновь заработать. И, в конце концов, после деоккупации Шуши и Гадрута Нагорный Карабах нужно присоединить к Республике Армения.

– Как, на ваш взгляд, можно достичь этой цели?

– Путем переговоров, работы с международным сообществом. У нас есть доказательная база для того, чтобы обосновать невозможность проживания этой части армянского народа в составе Азербайджана. Просто невозможно, иначе будет новый геноцид, этнические чистки. Следовательно, присоединению к Армении альтернативы нет, поскольку путь становления Нагорного Карабаха в качестве независимого и признанного международным сообществом государства намного сложнее.

Первое, что нужно сделать, это вернуть всех армянских беженцев в Карабах и, одновременно с этим, возобновить переговоры.

– В последнее время активно обсуждается вопрос признания или непризнания армяно-азербайджанской границы советского периода. Никол Пашинян заявил о готовности уточнить границу на участке Сотк-Хознавар. Между тем, эксперты считают, что признание "советских границ" может поставить крест на карабахском вопросе. Каково ваше мнение?

– Речь идет не о признании "советских границ". Разговор должен вестись вокруг того участка армяно-азербайджанской границы, который не вызывает споров между сторонами. А в случае со спорными участками мы не можем признать когда-то существовавшие рубежи. И в этом плане обсуждения возможны.

Но сейчас мы оказались в такой ситуации, что спорим по поводу территорий в Сюнике и Гегаркунике. По российским картам, эта территория считается Арменией. Еще до того, как дойти до карабахской проблемы, нам нужно решить другие спорные вопросы. Поэтому я пока не вижу возможности для признания границ.

Комиссия (по уточнению границ – ред.) может быть создана, она может работать, но в гражданском формате. Как-то я уже говорил, что нельзя приставить автомат к нашей голове и заявить, мол, давайте решим вопрос, обозначим границу. О каком определении границ может идти речь на фоне нерешенности проблемы с пленными?

– Какие карты должны быть взяты за основу?

– Следует отметить, что использование карт советских времен проблематично, поскольку между ними есть несоответствия. Бывало, что сельсоветы передавали соседним деревням какие-то земельные участки. Насколько это легитимно? Можно ли считать, что эти земли были окончательно переданы другой республике?

Граница на участке Сотк-Хознавар будет определена с союзной Россией - Пашинян>>

Специалисты должны сесть и спокойно поработать с этими картами. Есть и международный опыт: если дорога жизненно важна для одной из стран, то именно ей она достается. Есть проблемы, связанные с использованием водных ресурсов. Цель Азербайджана – максимально продавить Армению, а у нас нет нормально функционирующего правительства, чтобы противостоять этому.

Подобная комиссия у нас сформирована с Грузией, но до конца граница между нашими странами все еще не уточнена. Даже Россия до сих пор уточняет свои границы.

– После войны у Армении в вопросе безопасности возникла серьезная зависимость от России. Власти, с одной стороны, заявляют, что отношения с Москвой прекрасные, с другой – их обвиняют в антироссийских шагах и распространении подобных настроений. Какими вы видите эти отношения?

– В этих отношениях есть проблемы. Отношения нужно наполнить содержанием. А проблемы связаны не только с постреволюционным периодом, но и с нашей политикой, которая проводилась прежде. Я был членом армяно-российской межпарламентской группы – мы ездили в Москву и Мурманск, наши коллеги – в Ереван и Гюмри. Мы обсуждали какие-то вопросы, но не затрагивали реальные проблемы.

– То есть встречи носили формальный характер?

– Да, а нам нужно было говорить о существующих проблемах, решать их. Однако все этого избегали. Поэтому я и говорю, что нужно наполнить двусторонние отношения содержанием.

Пусть партнеры укажут нам на наши недочеты, и мы их устраним, а мы расскажем коллегам об их недочетах, и пусть они тоже их исправят. В конце концов, мы сможем подняться на тот уровень, где отношения, может, будут не идеальными, но взаимовыгодными и понятными.

– Какую сейчас работу ведут власти Армении в этом направлении?

– Они вообще не работают. Все двигаются по инерции. Не вижу четкого вектора. Делаются лишь заявления о "стратегическом партнерстве" и т.д.

– Каковы перспективы налаживания отношений с Турцией и Азербайджаном?

– Урегулирование отношений с Турцией – отдельный вопрос. В конце "нулевых" уже была попытка установить дипотношения, но она провалилась. Рано или поздно это произойдет, но для начала нужно доработать наше законодательство. Надо оградить страну от турецкой экспансии: отрегулировать механизм покупки ценных бумаг, земли, решить все те вопросы, которые могут стать угрозой нашей безопасности.

Что касается Азербайджана, то эта тема еще не созрела. По-моему, сначала диалог будет вестись с Турцией. Как заявили в самой Анкаре, уже сняты те предусловия, которые ранее выдвигались для нормализации отношений с Ереваном. А с Баку у нас имеются серьезные проблемы. Не вижу в ближайшем будущем реальных перспектив для урегулирования отношений.

– Некоторые эксперты считают, что Турция и Азербайджан не собираются ограничиваться достигнутым, аппетиты растут, и там уже позарились, как минимум, на Сюник.

– Если Армению и дальше будет трясти, если продолжится пропаганда ненависти, внутренняя грызня, то, понятное дело, в Баку и Анкаре не будут сидеть сложа руки.

– Много говорится о возможных столкновениях после выборов. Если судить по предвыборной кампании, как вы считаете, такая вероятность повышается или нет? 

– На мой взгляд, вероятность стычек растет. Напряжение усиливается. Вместе с тем, я считаю, что пропаганде насилия должна быть альтернатива. Представим, что каждая из сторон получает 15-20% голосов. Как они выведут людей на улицы? Как они будут утверждать, что победили? Они вынужденно сядут за стол переговоров. А если одна из сторон заявит о том, что набрала больше 51% голосов, то оппоненты не признают итогов голосования и тогда выведут людей на улицы.

Ситуация в стране попахивает гражданской войной – первый президент Армении>>

– Вы считаете, что они заранее уже решили, что в случае подобного развития ситуации выведут людей на улицы?

– Да, поскольку представители прежних властей заблаговременно заявили, что итоги выборов будут подтасованы. А нынешнее руководство уже пригласило своих сторонников отпраздновать победу 21 июня на площади Республики. То есть, ни одна из сторон не готова к проигрышу, не готова к уступкам. Этим они ведут обычных граждан к столкновениям, а сами с охраной будут сидеть за каменными стенами своих домов.

– Готов ли народ выйти на улицы?

– Во всяком случае, у противоборствующих сторон есть человеческие ресурсы. У них есть сторонники, которых могут выйти на улицы. Народ не должен поддаваться подобной агитации, а должен своими голосами уполномочить "Просвещенную Армению" выдвинуть свою повестку. Нужно создать атмосферу, при которой может быть сформировано правительство национального согласия.

2814
Теги:
Новости Армения, Турция, РФ, Армения, будущее, Эдмон Марукян
Тема:
Досрочные парламентские выборы в Армении 2021 - вся актуальная информация
По теме
Зависит от результатов: Кочарян ответил на вопрос о вероятности 2-го тура и столкновений
Неприемлемо демонстрировать на митингах молоток – омбудсмен об агитации Пашиняна
Есть угроза широкомасштабных боевых столкновений – блок "Армения" выступил с заявлением
Молоток и нападки на крупный бизнес: о чем свидетельствует риторика Пашиняна?
Роберт Кочарян во время интервью (14 июня 2021). Еревaн

Бездарное управление: Кочарян о кризисе в Армении, войне в Карабахе и не только - интервью

5522
(обновлено 15:41 15.06.2021)
Армения переживает непростые времена. Можно ли избежать худшего, как восстановить страну после длительной турбулентности и вернуть ее в русло стабильного развития – рассказал экс-президент Армении.

Предвыборные настроения, использование вопроса пленных в предвыборных целях, игра втемную с Россией, провалы в системе госуправления и внешней политике. Об этом и многом другом – в интервью второго президента Роберта Кочаряна трем российским СМИ - Sputnik Армения, РИА Новости и RT.

Интервью второго президента Роберта Кочаряна трем российским СМИ - Sputnik Армения, РИА Новости и RT (14 июня 2021). Еревaн
Интервью второго президента Роберта Кочаряна трем российским СМИ - Sputnik Армения, РИА Новости и RT (14 июня 2021). Еревaн

— Роберт Седракович, нынешняя предвыборная кампания отличается жесткостью, компроматами и черными технологиями. Первый президент говорил об угрозе гражданской войны. Как вы считаете, возможны столкновения?

Это крайне нежелательный вариант развития событий, отрицать его полностью нельзя. Но все будет зависеть от результатов голосования и от того, с каким доверием к этому результату отнесется общество. Если избирательные комиссии на местах проведут свою работу четко, в рамках закона, то не думаю, что будут какие-то серьезные последствия. С достаточным оптимизмом смотрю на результаты и на то, что нам удастся избежать этих прогнозов.

— Второй тур будет?

Вероятность небольшая. Второй тур предполагает, что невозможно будет создать коалицию, если ни одна из партий или блоков не наберет достаточного количества голосов на самостоятельное формирование правительства. По состоянию на сегодня вероятность мала, что будет второй тур.

— Чем предвыборная программа блока "Армения" отличается от того, что предлагают конкуренты? Вы заявляли, что в случае победы проведете политические реформы, в результате которых полномочия премьера будут сокращены. Что это даст стране и как удастся преодолеть политический кризис?

Если речь о конкуренции действующей власти, то у них нет программы вообще. Это весьма странно, так как власть не пытается рассказать о своих успехах или промахах. Любые выборы – это все же отчет властей. Но об этом речи нет, как и о будущем. Речь идет о далеком прошлом, 10-20 лет назад. Причины сегодняшних неудач кроются в неправильных действиях прежних властей – причем всех властей. Думаю, они были сильно избалованы событиями 2018 года – народной поддержкой и любовью. И пока остались в 2018 году под впечатлением вот этих событий.

Да, мы планируем политические реформы. Их цель – сбалансировать ветви власти должным образом. Мне приходилось об этом говорить, но сегодня премьер-министр обладает гораздо большими полномочиями, чем обладали президенты до него. Ситуация ненормальная и нужно восстановить систему сдержек и противовесов. Мы на своей шкуре почувствовали, что такое несбалансированная власть. В последние годы они пытались подмять под себя абсолютно все в стране, будучи профессионально неготовыми управлять страной, поднимать экономику. Вот - получили, что получили.

— С кем блок "Армения" может сформировать коалицию?

Наш расчет выиграть выборы и сформировать правительство самим. Мы сейчас не говорим о коалициях, нынешняя ситуация и опросы показывают большую неопределенность по целому ряду партий, и непонятно, какая конфигурация сложится в парламенте.

Но при необходимости будем готовы пойти на какие-то коалиционные решения.

— Вы говорили о том, что можно вернуть отдельные территории Карабаха. С кем и когда, по поводу каких районов готовы вести переговоры, на чье посредничество рассчитываете, и как намерены убедить Баку, если они сказали, что вопрос закрыт?

Формула такова. Если мы хотим долгосрочного мира, то надо принимать решения, которые не будут сильно несправедливыми. Мне кажется, что все-таки переговорами можно прийти к согласию по бывшей территории НКАО, по границам. Здесь у нас есть достаточно сильная аргументация, она в увязке с правом нации на самоопределение. Вижу определенные перспективы для переговоров. В каком формате могут быть переговоры – пока это формат Минской группы ОБСЕ. События привели к тому, что роль России стала более доминантна, и она занимает лидирующие позиции в рамках Минской группы.

— Была возможность раньше остановить войну?

Несомненно. Во-первых, была абсолютная возможность ее не проиграть, нужно было ее остановить. И такие возможности были. Это просто бездарное управление. Была инициатива президента России остановить войну. Если не ошибаюсь, 19 октября. Армянская сторона по совершенно непонятным причинам отвергла это предложение, мотивируя тем, что его (Пашиняна) неправильно поймут и назовут предателем. Потеряли больше, чем если бы согласились на тот момент. А предателем все равно называют.

— У властей Армении была хорошая возможность признать независимость Карабаха во время войны. Каким вам сейчас видится решение статуса Карабаха? И, в случае вашего прихода к власти, признание все-таки возможно?

А что изменило бы признание во время войны? Надо было воевать, надо было удерживать фронт, а не отступать и сдавать все подряд. Не думаю, что это что-то изменило было. Мы не признавали независимость НКР, чтобы не спровоцировать войну. Действующая власть же перевела проблему из плоскости самоопределения в плоскость территориальной целостности Азербайджана. Сознательно или по тупости, не буду вдаваться в эти детали. Но это было сделано, и это легитимизировало военную кампанию Азербайджана. Мол, мы восстанавливаем свою территориальную целостность. И ни одна страна не осудила начало военных действий.

— В субботу вернулась новая группа пленных, что, безусловно, позитивная новость для всего армянского общества. Но тот факт, что сделано это было в предвыборный период, а также фактор США вызывают вопросы. У вас они есть?

Конечно, возникает вопрос – случайность ли это, совпадение или нет. Мне трудно давать оценку, но все-таки самое главное, что какое-то количество пленных вернулось. Однако проблема остается чрезвычайно острой. Мы до сих про не знаем, сколько у нас пленных и пропавших без вести, и до сих пор не знаем точную цифру по погибшим. Власть специально держит это в секрете или просто не владеет цифрами. Это совершенно непонятно и необъяснимо.

— Как вы оцениваете действия России во время карабахского конфликта и действия российских миротворцев сегодня?

Россия, конечно, оказалась в чрезвычайно щепетильной ситуации во время конфликта. С одной стороны, Россия – военно-политический союзник Армении, с другой – посредник, сопредседатель в Минской группе, что предполагает некую равноудаленность от сторон. Также Россия – это сосед Азербайджана. Москва пытается выстраивать дружеские отношения с Баку. Ситуация очень сложная. Ожидания в Армении расходились с тем, что Россия в этой ситуации может сделать. Для нее картина не черно-белая и достаточно щекотливая. С точки зрения российских интересов единственно правильным шагом было как можно быстрее остановить войну. И Россия пыталась сделать это с первых дней конфликта. Хороших решений для России здесь не было.

Тот факт, что на сегодняшний день каких-то крупных стычек и столкновений в Карабахе не было (были какие-то инциденты небольшие), говорит о том, что стороны принимают миротворческую миссию России с уважением. И сама миротворческая миссия работает так, что это уважение заслуживает своей деятельностью. Пока вот такая картина. Но мандат миротворцев ограничен временем - 5 лет. И это самая большая проблема.

© Sputnik
Мандат российских миротворцев в Карабахе нужно сделать бессрочным - Кочарян

— То есть вы считаете, что должен быть какой-то документ?

Было бы лучше, чтобы этот мандат был бессрочным, без указания сроков. Спустя 4,5 года Азербайджан имеет право уведомить Россию, что они против продолжения мандата миротворцев. И Россия, согласно этому заявлению, вынуждена будет оттуда уйти.

То есть это приводит к тому, что горизонт планирования у всех в Карабахе как бы ограничен этим сроком. Неопределенность такая, что люди не могут планировать свое будущее. Так же, как и правительства - в Армении и самом Карабахе.

— На фоне ситуации на армяно-азербайджанской границе было обращение Еревана к ОДКБ. Реакция ОДКБ подверглась здесь критике. Как, по-вашему, должна была отреагировать ОДКБ?

- Я от ОДКБ в этом вопросе не ожидал абсолютно ничего. Максимум, что могут сделать – какое-то заявление, призыв к миру, к сдержанности. Ситуация такова, что отношения Азербайджана практически со всеми странами ОДКБ, исключая Россию, гораздо лучше, чем отношения Армении. Уровень сотрудничества и в экономике, и в военно-технической сфере у них также выше, чем отношения Армении с этими странами. Зачем зря сотрясать воздух, понимая, что – ну не будет ничего.

Поэтому здесь акцент, я полагаю, нужно делать на отношения с Россией и положения двустороннего договора с Москвой.

— Дело Хачатурова наложило отпечаток на позицию ОДКБ?

Несомненно. Отчасти подпортило отношения с ОДКБ. Это было не просто проявление неуважения к этой организации, частью которой ты являешься. Все эксперты в Армении говорили "не делай этого", не глупи. Но, тем не менее, они так решили. Эти обвинения по 1 марта лопнули абсолютно. В результате мы получили увесистую пощечину и от ОДКБ, ответную уже. Но спровоцировали это все, конечно же, мы – армянская сторона.

© Sputnik
Кочарян об обращении в ОДКБ: зачем зря сотрясать воздух

— На ваш взгляд, насколько на сегодня серьезны проблемы в российско-армянских отношениях, достигли ли они опасного уровня? И можно ли их вернуть на прежний уровень?

Я не думаю, что речь идет о каком-то опасном уровне. Есть элемент такого серьезного недоверия ко всему, что делается этой властью здесь в Армении, но я не думаю, что эти отношения подорваны настолько, что не подлежат очень быстрой реабилитации. Интересы у нас по очень многим направлениям сходятся, совпадают. Здесь достаточно просто вернуться к честным отношениям, без заигрываний каких-то, без игры втемную. И отношения эти очень быстро восстановятся.

— Замечали ли вы, что Пашинян пытается выиграть на антироссийских настроениях?

Он всю свою сознательную жизнь делал политическую карьеру и журналистскую на антироссийских лозунгах. После апрельских событий 2018 года реальные отношения с Россией несколько перевесили, затмили и закамуфлировали антироссийскую составляющую его настроений, но сейчас это так или иначе начинает проявляться, может не столь явно, но лейтмотив присутствует всегда.

— Как вы намерены выстраивать отношения с Россией в случае победы? В вашей предвыборной программе сказано, что возможно взаимовыгодное сотрудничество в инфраструктурных проектах, сфере здравоохранения, аграрном секторе. Какие еще другие сферы можно задействовать, чтобы наращивать сотрудничество?

Вы знаете, спектр очень широк. Армения - страна небольшая, с небольшой территорией и населением. Российский рынок для нас огромный. Поэтому – по любому направлению. Интеграция в экономике просто выгодна. Выгодна, я думаю, и нам, и России. Мешает, конечно, отсутствие инфраструктуры этого взаимодействия. Ну и здесь можно делать совместные проекты. Кстати, дорога через Верхний Ларс - это постоянная транспортная проблема. И здесь, наверное, можно иметь совместный проект магистрали, которая стала бы для имеющихся транспортных потоков очень серьезным фактором развития.

Кстати, я думаю, это было бы выгодно и иранской стороне – вплоть до Китая. Это, как бы, узкое горлышко, которое сегодня реально мешает наращиванию наших отношений в экономике.

— А что касается открытия второй военной базы в Армении?

Будет ли это вторая, или расширенная первая, я думаю, здесь не очень важно. Важно то, чтобы присутствие России здесь было акцентированным в военном плане. И кстати, российская база, в этом плане, достаточно сильная. Но это присутствие нужно наращивать.

© Sputnik
Присутствие российской базы в Армении нужно наращивать - Кочарян

— Вы в этом году уже трижды разговаривали с президентом России Владимиром Путиным. Могли ли бы вы немного раскрыть детали разговора, обсуждалась внутриполитическая ситуация, обсуждался Карабах?

Было сообщение о тематике. Больше этого сказать не могу.

— В предвыборный период общались, какие-то контакты были?

Нет, в последний период нет. Когда бываю в Москве, такие контакты я имею. Из Армении нет. Ну, по известным и понятным причинам.

— А с российской политической элитой поддерживаете связь?

Да, конечно. Связи эти на личном уровне. Я умею поддерживать дружбу, поддерживать отношения. Я вообще полагаю, личные отношения - это очень важный компонент также и в межгосударственных отношениях. То есть, мы все люди, остаемся людьми․ И это не может не придавать силу, или не подпитывать межгосударственные отношения, и наоборот. Важно выстраивать доверительные отношения.

— Вы говорили, что закроете в Армении фонд Сороса или признаете его "иноагентом", вот в чем они провинились? Есть ли их вина в потерях и провалах Пашиняна?

В 2018 году началась массированная атака на армию. А армия в Армении считалась наиболее состоявшимся государственным институтом. Люди гордились армией, хребтом нашей безопасности. Произошли атаки на армию, на церковь, на наши духовные ценности, на нашу идентичность. То есть буквально в течение года огромное количество изменений в учебных программах, попытка убрать из них национальную составляющую.

У каждого армянина есть какие-то святые вещи, а тут очень серьезной коррозии все это подверглось, буквально с первого дня прихода этой команды к власти. Я повторюсь, армия, церковь и наши национальные ценности. Результат - поражение в войне. Все это связано? Я уверен, что связано.

Это не означает, что люди, которые сидят в "соросовском" офисе или подобных организациях, специально планировали это поражение. Просто пульт от этого процесса находится в совершенно другом месте. Ну а винтики здесь с достаточно большим энтузиазмом выполняли каждый свою задачу. Может, не видя общей картины и общей цели.

© Sputnik
Кочарян об опасности фонда "Сороса" для Армении

— Фонд Сороса начал действовать еще в период вашего президентства. Тогда вы ощущали эти риски?

Я их вообще не замечал. Я потом, кстати, узнал в ходе этих событий (революции), что они действовали тогда. Это была бахрома какая-то политическая. Но работали они долго.

Самое интересное, ведь первая сфера, куда они входят – это образование. Там латентность большая, результаты их работы видны с некоторой паузой. Когда ты их обнаруживаешь, оказывается, чтобы все это поправить, нужны многие годы настойчивой работы. Они входят в образование, начинают подтачивать духовные ценности. Идет формирование новой общности - человек мира, без каких-либо национальных особенностей. Для этой работы мобилизуют активных, молодых, образованных людей, которые становятся убежденными носителями этих подходов. И с завидным энтузиазмом продвигают все это на местах. Неплохо за это, кстати, вознаграждаются.

— В случае победы блока "Айастан" на выборах, как будет выстраиваться система международных отношений? И что вы бы изменили во внешней политике?

Во-первых, надо будет восстановить министерство иностранных дел, которого у нас просто нет. Любопытно, есть большая группа опытных дипломатов, но нет министерства иностранных дел. Феноменальная ситуация, когда все ведомство… Кстати, на протяжении всех этих трех лет, за исключением одного министра, который играл какую-то роль, вроде бы (я просто владею этой информацией) все они возмущались тем, что делает эта власть. Привело это в итоге к тому, что распалось министерство. Все это надо восстанавливать, потому что это тот инструмент, через который осуществляется внешнеполитическая деятельность. Начнем с этого, а дальше попытаемся выстроить отношения по тем направлениям, которые традиционно для нас важны. Это отношения с Россией, отношения с Ираном, с ЕС, по всему спектру. С Китаем надо выстраивать очень серьезные, институциональные отношения, это уже мировая держава, если не номер один, то почти. А может и номер 1 в плане экономических возможностей. Работы очень много.

— Комплементарная политика будет?

Коридор для комплементарности в современном мире очень сузился. Комплементарность мы реализовывали достаточно успешно в те годы, но тогда не было нынешней остроты взаимоотношений между Россией и Западом. У НАТО с Россией было больше программ, чем с Арменией. В этом плане комплементарность тогда была уместна, сейчас нужно очень серьезно пересматривать ее параметры. То есть, к той ситуации вернуться уже не получится, несомненно. Это было бы и неправильно. Но - найдем новую креативную модель активной внешней политики.

— Есть ли у вас свой кандидат на пост министра иностранных дел?

Есть, конечно. Я как-то сказал, что у нас есть, как минимум, 2-3 состава правительства. Почти равнозначных.

— Возвращение Карена Карапетяна возможно? Если да, в каком статусе?

Мы с ним общаемся, общаемся на регулярной основе. Я просто сожалею, что он уехал. Я думаю, то, что произошло тогда, просто было неправильно. По крайней мере, с моей стороны предложение будет.

— То есть вы обсуждаете это?

Давайте оставим это за скобками.

 

— Вас часто называют достаточно жестким политиком. Придя к власти - в случае благополучного исхода выборов – что бы вы изменили в методике управления?

У нас сегодня в стране реальный управленческий кризис. Просто государственная машина не работает. В первую очередь надо настроить эту машину, чтобы она работала как швейцарские часы. Если этот инструмент не работает, ты просто не можешь быть успешным. Поэтому если под жесткостью понимается дисциплина, четкое управление, то – да, в этом плане жесткость будет.

— Но не силовые методы, без вендетт?

В современной экономике силовыми методами далеко не пойдешь. Что касается государственной власти, механизмов управления, здесь все должно работать слаженно. Да, здесь все будет очень жестко. Кстати, люди очень соскучились в этом плане по работе государственной машины. Сейчас гражданина "футболят" из одного кабинета в другой по 5-10 министерствам, и нигде никакие вопросы не решаются. Это просто безобразие. Человек не знает, как этот вопрос надо решить, потому что он совершенно случайно оказался в этой должности, не имеет профессиональных навыков абсолютно, не имеет опыта управления, просто нулевой, но вдруг стал важным человеком. К нему приходят, он должен продемонстрировать свою важность, он ее демонстрирует, но дальше этого дело не идет.

5522
Теги:
Армения, Карабах, Новости Армения, Роберт Кочарян
Зерна кофе

Как кофе помогает печени - неожиданный вывод ученых

0
(обновлено 00:08 25.06.2021)
Профилактика хронических болезней печени может предполагать не только здоровое питание и отказ от алкоголя, но и регулярное потребление кофе. С таким неожиданным открытием выступили ученые из Университета Саутгемптона (Великобритания).

ЕРЕВАН, 24 июн — Sputnik. Британцы располагали данными почти полумиллиона человек в возрасте от 40 до 70 лет. Из них пьющих кофе было втрое больше, чем его не употребляющих.

Как сообщает Medportal, по прошествии 11 лет наблюдений в этой выборке было зарегистрировано 3600 случаев хронических заболеваний печени, у 1800 участников диагностирована жировая болезнь, а 301 человек скончался от различных патологий.

Оказалось, что у людей, которые регулярно пьют кофе, риск развития хронических заболеваний печени на 20% меньше по сравнению с теми, кто его не потребляет. А вероятность смертности от этих патологий у любителей кофе на 49% ниже - цифра поразительная.

Ученые утверждают. что в "печеночном" отношении полезно пить 3-4 чашки кофе в день. Лучше всего - натуральный молотый кофе, хотя и кофе без кофеина, и растворимый тоже имеют профилактический эффект, но в меньшей степени.

0
Теги:
профилактика, кофе, ученые