Карэн Коджоян

Карэн Коджоян: мы музыканты из народа, мы дарим музыку, а не продаем

1379
(обновлено 19:14 04.11.2015)
Я родился во Владикавказе. Мои предки — из западной Армении. В этом году я был в Армении впервые за 20 лет. Бедная страна с сильным духом, с насыщенной историей. Я горжусь своими корнями

Я родился во Владикавказе. Мои предки — из западной Армении. В этом году я был в Армении впервые за 20 лет. Бедная страна с сильным духом, с насыщенной историей. Я горжусь своими корнями. Интервью Sputnik Южная Осетия с музыкантом Карэном Коджояном. 

- Когда ты начал заниматься музыкой?

— У меня нет музыкального образования. Но с детства ощущал любовь к музыке, пел в школьном хоре, рисовал. Я занимался спортом, брейк-дансом, музыка была на втором плане. Потом меня потянуло на национальную музыку — на армянскую, и я сказал родителям, что хочу научиться играть на кларнете или саксофоне. Саксофон оказался слишком дорогим инструментом и мне купили кларнет, и я пошел в музыкальную школу. Тогда я был в 10 классе, а ребята из группы занимались музыкой с детства. Я не поладил с нотами и перестал ходить — классическая история.

Я закончил исторический факультет Северо-Осетинского государственного университета им. К. Л. Хетагурова. До третьего курса учился на факультете иностранных языков, но потом перевелся. Мечтал быть переводчиком, путешествовать. Вообще, армяне — разносторонне развитые люди: у нас есть расположенность к музыке, к языкам, ко всему.

Уже в студенческие времена я попал на владикавказский проект "Школа звезд", пришел поддержать друга. Cпел почти "ради прикола" и прошел. Там собиралась молодежь. Мы пели, общались и, как оказалось, у меня неплохо получалось. Творческая атмосфера, талантливые люди… Это стало первым толчком к тому, чтоб музыка превратилась в дело жизни.

- История "V7 club"

— Мы знакомы с ребятами очень давно. В юности все вместе занимались брейк-дансом. Со временем собрали свою команду, затем из-за учебы в вузе пришлось бросить танцы и я практически потерял с ними связь.

Через несколько лет мы с ребятами поехали представлять республику на Всероссийской студенческой весне в Казани. Я выступал в номинации "эстрадный вокал", а они — в танцах. Вернувшись с фестиваля победителями домой, мы начали собираться и на примитивном уровне творить. Кто-то писал тексты, кто-то музыку, устраивали тусовки в нашем узком кругу.

Мы не ставили цель — стать известными, все делали ради удовольствия. Начали записывать песни на студии. И это увлечение переросло в уже известный сейчас коллектив "V7 club".

Весной 2010 года мы записали песню "Одинокая луна" и летом сняли на нее клип. В интернете за короткий срок он собрал более миллиона просмотров. Неожиданно мы стали узнаваемыми. Когда мы почувствовали, что людям нравится то, что мы делаем вроде бы просто ради собственного удовольствия, мы стали заниматься этим более профессионально, появилось желание расти.

Мы поехали в Москву записывать альбом. Там вращались, искали студии, знакомились с людьми, работающими в этой области. Полгода активной работы многое нам дали, но выпустить альбом не успели. Ребята вернулись в Осетию, а я остался в Москве. Дружба сохранилась, но в совместной работе мы решили сделать перерыв.

Недавно мы решили вновь объединиться. В данный момент мы записываем песню под названием " Угадай, кто?", которая ознаменует наше возвращение в дело в первоначальном составе. Так что скоро у наших поклонников будет возможность вновь нас увидеть и услышать новые песни от теперь уже взрослого V7 club.

Карэн Коджоян
Карэн Коджоян


- История создания твоего псевдонима. Почему Jah-Far?

— Псевдоним Jah-Far родился спонтанно во время очередной встречи в нашем творческом логове.

- Ты занимался сольным творчеством, перестав работать с группой?

— В этот период я жил в Москве с другом, коллегой, рэпером МанТана. И каждый творил по отдельности. Однажды мы решили сделать что-то вместе. Так появилась песня "Наблюдаю со стороны", а затем и проект J&M (Jah-Far & МанТана). Так же, как и в случае с V7, проект J&M не ставил основной целью выпуск альбома. Мы записывали песни и делились ими в соцсетях. То, что мы делали, нравилось людям, и мы продолжили работать совместно.

- Поясните ваше отношение к собственному творчеству. Вы работаете без продюсера, не стремитесь делать альбомы, туры, концерты.

— Я знаю виртуозных ювелиров, но у них нет масштабной популярности. Но уверен, они сильнее, чем те, кто имеют имя и за пределами России. Они не стремятся к известности, будучи талантливыми мастерами, профессионалами. Проще говоря, они творят, но не хотят быть "попсой", быть в тренде, входить в какие-то рамки. Для того, чтобы иметь имя в России, нужен спонсор и продюсер, то есть связи и финансовая поддержка. У провинциальных артистов есть только музыка и способности. Мы — музыканты из народа. Мы дарим музыку, а не продаем.

Если бы у нас был агент, продюсер, спонсор, люди, которые работают на раскрутку бренда, о нас бы знало намного больше людей.

- Почему вы не стремитесь к этому?

— А как? Просить не в нашем стиле.

Когда мы были командой в Москве, мне предлагали заключить договоры с достаточно популярными продюсерскими центрами. Но им нужен был я, как сольный артист. А мы приехали дружной командой, и для меня было неприемлемым идти на такие условия.

— Если бы тебе завтра предложили сотрудничать с успешным продюсером, делать сольный проект, ты бы отказался?


— Смотря с кем… Для меня принципиально важно, чтобы мои интересы и вкусы совпадали с человеком, который будет делать продукт из моего творчества. Например, Макс Фадеев — это мой человек по духу. Мне близко то, что он делает. Есть те, с кем бы я вряд ли смог сотрудничать. В основном, в процессе сотрудничества артист делает имя, а продюсер — деньги. Это — отработанная схема.

Карэн Коджоян
Карэн Коджоян


— Ваше основное занятие — музыка. Вас часто приглашают на корпоративы? Как вы зарабатываете на жизнь?


— Раньше я пел в ресторанах. Это приносило хорошие деньги. Но потом я ушел в авторское творчество. Думал, сейчас сразу начну зарабатывать миллионы. Но все не так просто. Меня часто приглашают на корпоративы. С недавних пор я начал принимать предложения петь на частных мероприятиях.

— Как популярность повлияла на вашу команду?


— Я занимаюсь музыкой ни во имя популярности. Наша музыка — не для всех, мы это понимаем. Чтобы быть популярным в России сегодня, твоя музыка должна быть понятна для всех. Мы можем записать что-то более доступное для масс и подходящее под форматы радио и телевидения. Суть в том, что нам это не нравится, мы не хотим подстраиваться под форматы. V7 club вне формата. Например, такие известны артисты, как Носков, Агузарова, сегодня звучат очень редко, но они гениальны и у них миллионы поклонников. Я — один из них, и с удовольствием пошел бы на их концерт, чем на выступление любого из тех артистов, которые сегодня считаются популярными.

— Ты был в Южной Осетии?


— Я был в Цхинвале несколько раз. Мне очень понравилось, но в связи с нехваткой времени все красоты, которыми известна Южная Осетия, увидеть не удалось. Я приезжал с выступлениями. Народ очень гостеприимный, общительный. Публика нас встречала очень тепло.

- Сейчас идут интеграционные процессы. Как ты относишься к возможному воссоединению?

— Осетины — единый народ. Я думаю, изменения произойдут только на бумаге.

— Вновь воссоединившись, не планируете приезд в Южную Осетию с концертом?


— Если вы организуете, то мы, конечно, приедем. Как только у нас будет готова программа, Южная Осетия будет одной из первых республик, которую мы посетим. Уверен, до этого времени у вас будут проходить какие-то культурные мероприятия, на которые мы с радостью приедем, если вы нас пригласите.

— У тебя никогда не было желания мигрировать в поисках реализации? Или тебе комфортно жить и работать во Владикавказе?


— Во Владикавказе — я дома, но я люблю путешествовать, мне нужно постоянно познавать, переживать что-то новое. На планете Земля живет один выходец из Осетии — Валерий Гергиев, который является счастливым владельцем паспорта гражданина мира. Я не прочь стать вторым таким.

1379
Комментарии
Загрузка...