Глава исследовательско-аналитической общественной организации Интеграция и развитие Арам Сафарян

Сафарян: нельзя допустить радикализации настроений общества в Армении

217
(обновлено 11:48 08.07.2015)
О последствиях акции протеста в Ереване и будущем армяно-российских отношений в интервью порталу Sputnik рассказал глава ОО "Интеграция и развитие", член Евразийского экспертного клуба Арам Сафарян.

Ереван последние три недели лихорадит. Участники акции протеста против подорожания электроэнергии с 22 июня заблокировали проспект Баграмяна, на котором находятся здания администрации президента, парламента, Конституционного суда и ряда посольств. Правы ли армянские эксперты, считающие, что происходящее никакого отношения к пресловутому майдану не имеет, чем все это закончится, каково будущее армяно-российских отношений. На эти и другие вопросы в интервью порталу Sputnik ответил глава исследовательско-аналитической общественной организации "Интеграция и развитие", член Евразийского экспертного клуба Арам Сафарян.

— Господин Сафарян, в армянском экспертном сообществе принято считать, что происходящие в Ереване процессы ничего общего с майданом не имеют. А как бы Вы их охарактеризовали?


— Я думаю, что организаторы и активисты этого протеста правильно сделали, заявив, что это не политический протест, а ярко выраженный социальный бунт, и у них одно требование — пересмотреть тарифы на электроэнергию. Они до сих пор придерживаются этой линии. Я абсолютно уверен, что если бы отношения к этим митингам определялись их политическим характером, то, во-первых, не было бы столько людей, а во-вторых —  не было бы такого единодушия.

Хочу выделить два факта. Первое, то, что социальный протест объединил людей всех политических ориентаций и симпатий  и сделал акции достаточно многолюдными. Второе, очевидно, что они не ставят геополитических задач, и эти митинги не несут в себе антироссийского заряда, что мы наблюдали, например, в Тбилиси или в Киеве.

Поэтому если и дальше активисты движения «Нет грабежу» будут придерживаться этой линии и четко ей следовать, думаю, что на их стороне будут симпатии достаточно большого количества нашего общества. Если  же это перерастет в политический протест, то тогда отношение к нему будет соответствующим, потому что в этом случае, например я, человек который три года тому назад заявил, что не участвую в политической жизни и не являюсь частью политического поля, пересмотрю свое отношение, наверное, как-то переосмыслю отношение к происходящему.

- Что нужно делать властям и протестующим?

— Я думаю, что это хороший повод, чтобы власти, а конкретно государство как таковое и общество начали бы впервые за много лет искренний и всеобъемлющий диалог, потому что сейчас есть очень плодотворная почва для этого диалога. Все должны понять, что может, где может уступить, кто чем готов пожертвовать для соблюдения общенациональных, общегосударственных интересов. Я не предрекаю перехода этого движения в политический протест и не предрекаю антироссийской направленности этого протеста.

Но надо быть внимательными, потому что мы наблюдали за прошедшую неделю, как многократно  прозападные политики и общественные деятели под самым различным видом пытались склонить на свою сторону протестное движение и самыми разными путями хотели придать этому, например, ярко выраженный антиевразийский характер. Однако, до сих пор  у них ничего не получалось. Очень надеюсь, что протестующие и дальше будут достаточно бдительны.

— Вы сказали, что успешно действовать протестующим позволяет их деполитизированность. Означает ли это кризис политических партий в Армении?


— Я не думаю, что это можно пока называть кризисом, я не владею  информацией о том, какая часть населения доверяет политическим партиям. Возможно, эти исследования кто-то где-то проводил, но у меня нет данных об этих исследованиях. Думаю, что если бы какая-либо из политических партий или несколько партий вместе подняли бы эти лозунги, столько людей на площадях не собралось бы. И это означает, что мы находимся накануне каких-то новых решений, новых симпатий, зарождение новых общественных и политических сил, которые могут быть для общества более приемлемыми.

- А как бы вы охарактеризовали нынешнее состояние армяно-российских отношений? Видите ли в здесь какие-то трансформации?

— Та общественная активность, которую мы наблюдаем последнюю неделю дает повод поразмышлять обо всем комплексе внутренней и внешней  политики Армении, и, конечно, люди, которые собираются на митинги на проспекте Баграмяна или на площади Свободы наверняка обсуждают как внутриполитические, так и внешнеполитические темы. Хотел бы сказать вот о чем сказать: надо любыми доступными способами, в том числе через СМИ, довести  до наших протестующих сограждан понимание того, что мы переживаем очень трудное время, где сталкиваются глобальные интересы Запад и России, и это глобальное противостояния приобрело  качество цивилизационного конфликта. Понятно, что Россия очень внимательно следит за всеми этими событиями. Понятно, что ей бы не хотелось иметь новый майдан в Закавказье. Этот майдан был бы очень опасен для России во многих смыслах.

Поэтому, свою  задачу как руководителя общественной  организации я вижу в двух вещах. Первое, все время наблюдать за этим и стараться объяснять нашим согражданам, что нельзя  затрагивать такие чувствительные и очень важные аспекты нашей жизни, как отношения с Россией, и что эти отношения очень важны и первостепенны. Нужно все время работать на их укрепление, не дать ослабевать. Во-вторых, я бы считал очень важным направлением диалог с российскими коллегами,  политологами, журналистами, аналитиками, учеными — всеми теми, кто готовит решения для российских властей, для российской политической системы, чтобы у них была адекватная и правильная оценка происходящих в Армении вещей.

На мой взгляд, армяно-российские отношения не претерпели каких-то существенных изменений, но в такой чувствительной обстановке, где десятки тысяч людей хотят узнать больше  и хотят понять больше во всех смыслах политической жизни, в этой обстановке, конечно, нужно приложить дополнительные усилия с тем, чтобы люди были правильно информированы, думали и действовали адекватно.

- В последние дни российская сторона сделала несколько примечательных шагов – согласилась на аудит «Электросетей Армении», предоставила Еревану оборонный заем в 200 миллионов долларов, передала армянской стороне дело Пермякова, обвиняемого в убийстве армянской семьи. Как вы это прокомментируете?

— Как простое проявление высшего доверия наших стран друг к другу, потому что я хорошо помню, как во время многочисленных обсуждений с различными политическими деятелями они ссылались на большой армяно-российский договор, когда говорили, что Пермякова должны судить в России, а не в Армении, потому что один из пунктов этого договора  можно было так трактовать. Теперь же Пермякова передали Армении, и я считаю, что это совершенно справедливым. Думаю, что достаточно быстрое судопроизводство все поставит на свои места. Во-вторых, я думаю  есть еще один случай,связанный с нашим соотечественником Грачия Арутюняном, который осужден за ДТП, приведшее к гибели 17 граждан России. Ожидается, что его передадут армянской стороне, и это тоже мне понятно, потому что не будет же участник карабахской войны Арутюнян сидеть в одной камере с азербайджанскими уголовниками в местах лишения свободы. Я понимаю логику этого дела и считаю эту передачу тоже совершенно нормальным явлением.

Что касается 200 млн. долларов, я не буду комментировать этот оборонный заем. Не считаю себя в этом компетентным, но абсолютно уверен, что он послужит укреплению армянской армии, и для меня этого вполне достаточно.

— Видите ли вы угрозу радикализации информационного и политического поля Армении?


– Эти молодые ребята — организаторы митингов в Ереване, несущие за них ответственность, взвалили на себя  огромную дополнительную ношу. Они взяли на себя ответственность за непревращение митингов в новый майдан. Это создает очень интересное поле для противоборства, для соперничества самых различных политических и общественных сил во многих концах земного шара. Должны быть приложены очень большие усилия к тому, чтобы не произошла радикализация общественных настроений Армении.

Мы хорошо помним, как начинались майданы на Украине, и хорошо понимаем, что однозначно отклонять эту угрозу никто не в состоянии. Но мы также понимаем, что с этими молодыми ребятами было бы очень неплохо всем опытным политикам, дипломатам и общественным деятелям сесть и по душам поговорить. Научить их опыту, поделиться сокровенными мыслями, которые тревожат всех нас, людей старшего и среднего поколения, более опытных, изощренных в политике, и тогда, может быть, эти ребята с большей ответственностью подходили бы к таким протестам и к этой системе протестного выдвижения волнующих тем.Я могу сказать следующее, на нас лежит моральная обязанность, раз мы решили, что не можем  допустить радикализации политического пространства Армении, противоборства геополитических полюсов и войну между ними, потому что Армения — слишком маленькая и недостаточно сильная страна, чтобы эти противоборства прошли безболезненно. Мы обязаны каждый день работать в этом направлении и сделать все от себя зависящее, чтобы процессы продолжали идти в конституционном, политическом и публичном русле, и самое главное, общественный диалог власти с обществом привел бы к каким- то реальным результатам. Потому что, если не будет результатов, то будет радикализация настроений.

- Ваш прогноз. Что будет с нынешним протестным движением, во что оно выльется?

— Я затрудняюсь делать прогнозы, но я думаю, что если протестующие согласятся через своих компетентных представителей принять участие в этом аудите (международный аудит компании "Электрические сети Армении". — Прим.редакции), и если этот аудит пройдет в условиях консенсуса между властью и протестующими, то тогда его результат может дать правильное понимание того,  в какой ситуации действительно находятся «Электросети Армении», и что с ними делать. Я говорил и продолжаю повторять, без участия компетентных, честных представителей протестующих этот аудит просто не имеет смысла проводить, так как он не даст ожидаемых результатов. А сейчас действительно нужно найти нестандартное, правильное решение в интересах всего армянского общества и предметом диалога власти с протестующими должна быть и будущая судьба "ЭСА".

217
Тема:
Акции протестов против подорожания электроэнергии в Армении (25)
Комментарии
Загрузка...