Лауреат премии Аврора доктор Том Катена (Судан) в музее-институте Геноцида армян (4 июня 2018). Еревaн

Любовь во время Геноцида армян, или Как жена Севака швырнула паспорт в лицо послу в Турции

4090
(обновлено 15:01 24.04.2020)
Поэт Рубен Севак был в числе 250 представителей армянской интеллигенции, которых 24 апреля 1915 года решением правительства Османской империи арестовали, сослали в сирийскую пустыню и убили.

24 апреля 2015 года в Стамбуле проходили массовые мероприятия, посвященные 100-летию Геноцида армян. В XXI веке жители одного из крупнейших турецких городов во второй раз после убийства известного журналиста и писателя Гранта Динка увидели на улицах сотни армян, не скрывающих свою национальную принадлежность.

"Шукран, Сирия!" - в Армении шествием поблагодарили Сирию за признание Геноцида армян>>

В районе Шишли, неподалеку от дома, в котором жил Комитас, собрались потомки жертв Геноцида. Среди них была Реан Салери Саребай - внучка сестры Рубена Севака, поэта и врача, погибшего во время Геноцида. Она выступила перед собравшимися, сказав дрожащим от волнения голосом:

"Рубен Севак с детства был моим героем. Я боготворила его, обожала слушать истории про него. Но во мне вместе с чувством гордости бушевала и злость - почему он отказался от сделки с турками? Почему не женился на турчанке и не спас свою жизнь? Я очень долго не могла понять и простить этот его шаг. Он был неисправимым идеалистом, и я горда, что в моих жилах течет его кровь…".

Рубен Севак
© Photo : Public domain
Рубен Севак

Рубен Севак был в числе 250 представителей интеллигенции, которых решением правительства Османской империи 24 апреля 1915 года арестовали, сослали в пустыни Сирии и убили. Севаку было всего 30 лет, у него остались жена-немка Янни и двое несовершеннолетних детей - Левон и Шамирам. В 1930 году в армянском издании "Айреник" в американском Бостоне был опубликован рассказ турка по имени Гасан, извозчика того самого экипажа, в котором везли убивать Рубена Севака и еще четверых армян. Среди них был и другой видный армянский поэт - Даниел Варужан. Экипаж с пятью армянами и двумя полицейскими направлялся в город Аяш.

"По дороге нас остановили. Нам показалось, это напали разбойники, однако один из жандармов поздоровался с незнакомцем, за которым шли еще четверо вооруженных мужчин. Руки у пятерых армян были связаны. Жандармы обыскали их и удалились... Я издали наблюдал за тем, как пятеро вооруженных мужчин набросились на связанных людей, раздели их и привязали к деревьям. Затем главарь шайки и его люди обнажили своим кинжалы и стали медленно и невозмутимо убивать их. Крики осужденных и их отчаянная ярость разрывали мне сердце".

Армения направила в СПЧ ООН резолюцию по предотвращению геноцидов>>

По рассказу извозчика, Севака убили последним - он стал очевидцем зверского убийства своего друга Даниела Варужана и других соотечественников. Среди палачей армян находился человек, который был обязан Рубену Севаку жизнью своей дочери…

Дело было так: в 1914 году Севак вылечил дочь одного высокопоставленного турецкого чиновника, которая тяжело болела и находилась при смерти. Девушка влюбилась в своего спасителя. Турок, желая по-своему выразить свою благодарность Севаку, предложил ему жениться на ней. Племянник Севака Ованнес Чилинкарян в своей книге "Рубен Севак" передает слова турецкого чиновника:

"Доктор, твоя нация должна умереть, никому из вас не спастись. Но если ты примешь ислам и возьмешь мою дочь в жены, я спасу тебя".

Севак, придя в изумление от такого предложения, заявил, что женат и у него есть дети. Турок в ответ только усмехнулся:

"Ничего страшного. Для нашей религии это не помеха".

Турки, признавшие Геноцид армян: кто эти люди>>

Севак отказался от сделки. Он считал христианство неотъемлемой частью национальной идентичности армян, своей принадлежности к этому народу. Кроме того, он без ума любил свою жену.

С немкой Янни Апаль Рубен Севак познакомился в годы учебы на медицинском факультете Лозаннского университета в Швейцарии. В 1910 году они поженились, девушка взяла фамилию мужа, став Янни Севак. Поэт посвятил несколько произведений своей жене, хоть и не был романтиком по натуре. Большинство его поэтических произведений было посвящено теме патриотизма, Армении, боли и страданиям ее народа. Вот, к примеру, что он написал в одной из самых трагичных своих поэм в 1913 году.

"Кто это плачет под дверью в мороз?

-Странник, сестра, отвори…

Уж не скелет ли там, хриплый от слез?

-Голод, сестра, отвори…

В щепы топор мои двери разнес!

-Это резня, отвори…" (перевод - Георгия Кубатьяна).

Однако Янни тоже "нашлось место" в поэтических сборниках Севака. И все же в посвященных ей строках сквозило что-то мрачное...

"Я люблю твои глаза, они - как два ада,

Где бушует безумная тьма,

Твои глаза - как чаши богов,

В которых я освещаю свою душу". (построчный перевод - ред.)

"Я иду все дальше, и в бесконечные могилы

Превращаются следы мои…

Ты нуждалась в нежном дуновении любви,

Но открыла объятья страшной буре…" (построчный перевод - ред.)

Турки благодарны, французы наградили: как армянка в 85 лет переехала жить в Ереван>>

Опасения Рубена Севака не были напрасными. Янни действительно пришлось "открыть объятья" жесточайшей буре, выпавшей на долю поэта и его народа, пришлось разделить их трагическую судьбу. И сделала она это на удивление достойно.

После знакомства с будущим мужем Янни начала интересоваться армянской историей, изучать армянский язык. Однако Константинополь она так и не полюбила. В 1914 году она писала мужу:

"Рубен, пожалуйста, давай уедем в Швейцарию первым же пароходом, мне очень не нравится эта страна… Это ужасно – не видишь разве, ни на одном лице нет улыбки".

24 апреля 1915 года, в день ссылки мужа, Янни Севак без промедления направилась в посольство Германии в Турции. Турки не имели права ее депортировать, так как Янни была немецкой подданной. На просьбу Янни Севак спасти ее мужа посол Германии отреагировал так:

"Ты – недостойная немка, ты предала свою нацию, вышла замуж за этого армянина и теперь пришла просить, чтобы я его вызволил! Он не должен вернуться. Они все ушли умирать".

Придя в ужас от такого ответа, Янни швырнула германский паспорт в лицо послу со словами:

"У меня есть сын, я воспитаю его так, чтобы он когда-нибудь отомстил немцам за своего отца".

После вести о смерти мужа Янни Севак с двумя детьми уехала во Францию. Она отказалась от немецкого гражданства и даже перестала говорить по-немецки. Севак дала детям армянское образование. Янни скончалась в Ницце 28 декабря 1967 года. Согласно ее завещанию, ее похоронили по армянскому обряду на армянском кладбище. Потомки Рубена Севака, благодаря стараниям его немецкой жены, сохранили свои армянские корни. Дочь Шамирам Севак скончалась в 2014 году в возрасте 102 лет. Она похоронена рядом с матерью.

4090
Теги:
любовь, Турция, армяне, геноцид
По теме
"Дали по носу Турции и ладно": Познер о политике США в вопросе признания Геноцида армян
"Воистину историческое событие": Никол Пашинян о резолюции Сената США по Геноциду армян
Госдеп США отреагировал на резолюцию Сената по Геноциду армян
Джума: признанием Геноцида армян Дамаск продемонстрировал свою зрелость и силу духа
Грузовик перевозит каркас дома по трассе между Мартакертским и Аскеранским районами (18 ноября 2020). Карабах

"Дом там, где мы": Новая Марага, день последний

3571
(обновлено 00:15 26.11.2020)
Колумнист Sputnik Армения Карен Аветисян рассказывает, как жители Новой Мараги покидают родное село. Многие уже второй раз за 30 лет лишаются дома. Трагическая хроника этих дней составлена по итогам поездки автора в Нагорный Карабах и на основании личных наблюдений.

Когда казалось, что все удары войны нанесены, все слезы пролиты и карта готова к поствоенной перекройке, было объявлено, что 7 сел в Мартакертском районе Нагорного Карабаха также должны быть переданы под контроль Азербайджана. Жителям сообщили об этом в лучшем случае за 24 часа до крайнего срока.

Село Нор Марага Мартакертского района
© Sputnik / Karen Avetisyan
Село Нор Марага Мартакертского района

По дороге в Мартакертский район мы встретили мчащуюся в обратном направлении машину, а на ней - дом, в прямом смысле слова. Согласитесь, на пути к пунктам эвакуации трудно найти более впечатляющего и в то же время душераздирающего символа.

"Достаточно только услышать названия сел, чтобы представить себе всю боль: Новая Марага, Новый Айгестан, Новый Сейсулан, Новый Кармираван, Новый Айкаджур, Новый Джраберд, — все "новое" через считанные часы станет "старым", а все свое — чужим", - проронил водитель, затормозив при виде раненой коровы на обочине.

Жители деревень Мартакертского района умертвили домашний скот перед сдачей территорий азербайджанской стороне (18 ноября 2020). Карабах
© Sputnik / Karen Avetisyan
Забитый домашний скот перед сдачей территорий азербайджанской стороне (18 ноября 2020). Карабах

— Ребята, что вы делаете? – обратился к подозрительным на вид мужчинам водитель. Они прямо посреди дороги перерезали глотку коровы огромным кинжалом.

— Забиваем коров, доставляем мясо солдатам, они голодные.

Как только тушу загрузили в кузов автомобиля, он помчался в противоположном от границы направлении, подтверждая подозрение, что корову вряд ли забили прямо на трассе "для солдат".

Жители села Нор Марага Мартакертского района Карабаха покидают свои дома перед сдачей территорий азербайджанской стороне (19 ноября 2020). Карабах
© Sputnik / Karen Avetisyan
Жители села Нор Марага Мартакертского района Карабаха покидают свои дома перед сдачей территорий азербайджанской стороне (19 ноября 2020). Карабах

"Говорят, во время войны активнее всех солдаты, а потом — спасатели и мародеры. А спасателей чего-то не видать", — усмехнулся остроумный водитель, продолжив путь.

Еще до въезда в Новую Марагу раздался ужасающий свинячий визг.

— Что тут происходит? — спросили мы первого встречного.

— Забиваем свиней, не сможем забрать их. Только что арендовали "Газель", а владелец запросил 100 тысяч драмов (около 200 долларов. - ред.) за рейс в один конец, причем в любой. Нам еле удастся разместить разделанную тушу, чтобы по дороге продать по 1000 драм за килограмм, иначе не сможем расплатиться за поездку.

Неутешительная картина предстала и у соседнего дома: правда здесь хозяйка животных не держала, зато в кузов машины хаотично загружались матрасы, белье и даже части мебели – уже весьма потрепанные, общая стоимость которых едва ли могла превысить оплату за грузоперевозку.

Жители деревень Мартакертского района перед сдачей территорий азербайджанской стороне (18 ноября 2020). Карабах
© Sputnik / Karen Avetisyan
Жители сел Мартакертского района собирают домашний скарб перед сдачей территорий Азербайджану (18 ноября 2020). Карабах

"Какая странная судьба: после резни в Старой Мараге мой отец переехал в Новую, чтобы построить дом... с нуля. Он говорил нам, как Туманян: "Живите, но не живите, как мы". Слова, которые по зловещей иронии судьбы я сейчас адресую своим детям", — задумчиво сказал один из старейшин села.

Гнев и ярость у многих стали еще сильнее, чем в дни военных действий. Всего несколько дней назад эти же люди распрощались с собственными домами, зная, что началась широкомасштабная война, в центре которой находится весь Мартакертский район. Сломленные и удрученные поражением, многие после прекращения огня все же вернулись в родное село, чтобы возродить последнюю надежду. Пусть и печальную, но все же надежду — на новую жизнь. И вот, спустя дни, когда казалось, что все уже успокоилось, их постигло новое разочарование, убивающее не только последнюю надежду, но и перспективу возвращения в Арцах.

Жители села Нор Марага Мартакертского района Карабаха покидают свои дома перед сдачей территорий азербайджанской стороне (19 ноября 2020). Карабах
© Sputnik / Karen Avetisyan
Жители села Нор Марага Мартакертского района Карабаха вывозят все, что можно спасти (19 ноября 2020). Карабах

— Не смогли победить, так хотя бы поражение по-человечески организовать можно?! — бросил в сердцах один из местных жителей, рассказывая, как за несколько часов до получения известия о "сдаче" села они надеялись, что хотя бы этот процесс будет организован должным образом.

— Например, какая у вас профессия?

— Журналист․

— То есть, если у вас заберут дом, вы все равно сможете заниматься своим делом, а в нашем случае это не просто "отданная земля", это все наше имущество, все наше бедное богатство, вся наша жизнь — поля, сады, скотина, несбывшиеся мечты и невыплаченные кредиты.

Жители села Нор Марага Мартакертского района Карабаха покидают свои дома перед сдачей территорий азербайджанской стороне (19 ноября 2020). Карабах
© Sputnik / Karen Avetisyan
Это не первое поколение жителей Мараги, которое вынужденно оставляет родную землю. (19 ноября 2020). Карабах

На пороге другого дома в полной растерянности стоял юноша. Говорил, что не может сосредоточиться, чтобы понять, что делать в оставшиеся часы - собрать все свое скромное имущество или раскопать могилу родителей, чтобы перезахоронить их в другом месте.

— Я поклялся на могиле матери, что начну свою свадьбу у надгробия и получу ее благословение. Мне даже не дали возможности сдержать данное ей последнее обещание, - сказал он.

Еще один крик забитого животного привел нас к одному из последних домов в селе. Хозяева — отец и сын, попросили нас помочь вынести вещи из подвала, собрать оставшиеся в садах гранат и хурму.

— Отец, а мы дом сожжем ведь? — спросил сын.

— Не могу, я построил его своими руками, давайте просто все вместе выпьем в последний раз, — ответил отец, доставая из полупустого сарая последние пол-литра домашней водки, полученной из урожая с собственного виноградника.

У входа в дом развел небольшой костер, подогрел три банки тушенки и поднял рюмочку с последним тостом: "Дом там, где мы, всё, что нам остается, – это попытаться жить!"

Тост остановил выстрел в воздух, произведенный по ту сторону границы.

Жители села Нор Марага Мартакертского района Карабаха покидают свои дома перед сдачей территорий азербайджанской стороне (19 ноября 2020). Карабах
© Sputnik / Karen Avetisyan
Жители села Нор Марага Мартакертского района Карабаха покидают свои дома перед сдачей территорий азербайджанской стороне (19 ноября 2020). Карабах

— Это "артиллерийский будильник", наверное, турки (азербайджанцев армяне часто называют турками. - ред.) предупреждают нас, чтоб поторопились, — сказал мужчина, поспешив загрузить и в без того практически переполненный багажник остатки утвари.

— Иди, я следом! — крикнул вдогонку мужчине его сын, поливая бензином шину. Вскоре он одной рукой закатил шину в дом через дверной проем, держа в другой пылающее полено, которое вытащил из костра.

Жители села Нор Марага Мартакертского района Карабаха покидают свои дома перед сдачей территорий азербайджанской стороне (19 ноября 2020). Карабах
© Sputnik / Karen Avetisyan
Жители села Нор Марага Мартакертского района Карабаха сжигают свои дома перед сдачей территорий азербайджанской стороне (19 ноября 2020). Карабах

10 апреля 1992 года специальный отряд азербайджанской милиции поджег село Марага и осуществил резню армянского населения. Марага все еще находится под контролем Азербайджана. Число армян, погибших во время погромов в Мараге, колеблется от 80 до 100. Пострадали более 40 человек, 63 попали в плен. Резня продолжилась 22-23 апреля, когда выжившие жители Мараги вернулись в село, чтобы похоронить погибших.

В 1995 году в Мартакертском районе Республики Арцах было построено село, названное Новая Марага - в знак продолжения жизни. Сюда и переселили многих беженцев.

3571
Теги:
дом, Карабах
Тема:
Послевоенный Карабах
По теме
МИД к 27-й годовщине погромов в Мараге: Армения готова предотвратить повтор массовой резни
"Не знаю, как буду содержать детей": учитель Нор Мараги покидает родное село в Карабахе
"Чего будет не хватать? Всего": жительница Нор Мараги в Карабахе спешно собирает вещи
Эвакуация имущества и поджог домов: как жители Нор Мараги вынужденно покидают село – видео
Карвачар (24 ноября 2020). Карабах

Дорога, которая все равно ведет в Арцах, или Последнее путешествие через Сотк-Карвачар

6412
(обновлено 00:24 26.11.2020)
Съемочная группа Sputnik Армения побывала на участке дороги, связывающей Армению с Карабахом, также посетила город Карвачар и Дадиванк. Все это, согласно трехстороннему заявлению от 9 ноября, переходит Азербайджану.

Двадцать четвертое ноября 2020 года. Едем по дороге Сотк-Карвачар. Сотни раз в сводках МЧС Армении читали, что эта ключевая трасса, соединяющая Армению и Карабах, непроходима из-за обильного снегопада или других сложных погодных условий. А теперь этот путь закроется для армянской стороны в принципе: Карвачар станет Кельбаджаром — по трехстороннему заявлению лидеров Армении, России и Азербайджана этот район переходит под контроль Баку.

Перед уходом из Карвачара армяне забрали тетради и учебники из школы – видео>>

Утро раннее, но дорога перегружена – в основном машинами, перевозящими арцахцев. Периодически наш автомобиль обгоняет зеленый старенький форд. В первый раз замечаем, что он загружен мебелью, кухонной утварью, матрасами. Во второй уже подмечаем женщину, которая едет, обняв горшок с каким-то домашним растением.

Указатель на дороге Сотк-Карвачар (24 ноября 2020). Карабах
© Sputnik / Aram Nersesyan
Указатель на дороге Сотк-Карвачар (24 ноября 2020). Карабах

Замечаем также машины, которые перевозят дрова. Это, в основном, УАЗы, "форды" и даже легковые автомобили. Пока непонятно, откуда везут, но спустя несколько километров все становится ясно: на каждом шагу гробовую тишину "разрезает" звук бензопилы. Местные жители рубят лес, но так, чтобы деревья обязательно восстановились, не высохли.

Мужчины демонтируют контрольно-пропускной пункт, на котором еще вчера проверяли всех въезжающих в Арцах. Один из них предупреждает нас, чтобы вернулись до 15։00 часов, иначе останемся в азербайджанском плену. Проезжаем несколько километров — на дороге нет ни полиции, ни военных, ни российских миротворцев. В нас начинает закрадываться тревога: а вдруг азербайджанские силы на самом деле решили занять позиции раньше обговоренного времени.

— Не волнуйся, если они уже здесь, то тебя мы сами убьем: негоже армянской женщине в плен попадать, - пытается разрядить обстановку наш фотограф.

— Черт, я нож дома оставил, - подхватывает шутку водитель, голос которого, впрочем, звучит вполне серьезно.

Последний день Карвачара. Фотографии из переходящего Азербайджану города>>

Вдоль дороги — разрушения и следы войны։ сгоревшие автомобили, оборванные электрические провода, искореженные дорожные ограждения... Чем ближе к Карвачару, тем меньше признаков жизни и страшнее тишина. Проезжая через небольшое село, замечаем дом на дверном косяке которого раскачивается "висельник". Тормозим и понимаем — это пугало. Видимо, вынужденно оставившие дом хозяева пытались как-то остановить тех, кто в будущем попытается здесь поселиться. Зрелище, действительно, жуткое.

Чучело по дороге в Карвачар (24 ноября 2020). Карабах
© Sputnik / Aram Nersesyan
Чучело по дороге в Карвачар (24 ноября 2020). Карабах

Продолжаем путь и оказываемся на перекрестке, где надо сделать сложный выбор: поехать в Дадиванк или Карвачар? В итоге, выбираем второе направление.

Карвачар – средневековая армянская крепость

Навстречу едут грузовики, а в Карвачар направляемся только мы. При въезде в населенный пункт видим памятник без хачкаров – армянские камни-кресты успели вывезти. Чуть глубже открывается еще одна страшная картина — полыхает здание. Его подожгли совсем недавно. Приближаемся в надежде встретить хоть кого-нибудь и побеседовать. Но вокруг пусто и безлюдно. Брошенные старые парты и дровяные печки с надписями "X", "XI" не оставляют повода для сомнений: горит здание школы.

Карвачар (24 ноября 2020). Карабах
© Sputnik / Aram Nersesyan
Карвачар (24 ноября 2020). Карабах

Это единственное место на всем пути, где была доступна мобильная связь. Сначала получаем звонок от обеспокоенного главреда (съемочная группа была вне зоны действия сети на протяжении нескольких часов. - ред.), а после сами поочередно звоним домой и сообщаем, что с нами все в порядке.

Продвигаемся дальше, в глубь города. Практически все здания разрушены частично или полностью, но абсолютно на всех сохранились таблички с номерами. Еще осталась вывеска на здании Демократической партии Арцаха и указатель "Магазин". А вот отделение полиции полыхает вовсю, и иногда слышится грохот от взрывающихся в огне патронов. Здание постепенно разрушается, наш фотограф едва успевает выбежать.

Перед зданием центрального магазина стоит грузовик. Вхожу. Под ногами крошатся осколки разбитых стекол. Откуда-то из глубины помещения доносятся мужские голоса, слышен грохот. Заглядываю внутрь. Мужчины снимают с петель двери. Сразу понимаю, что происходит.

— Это ваш магазин?

— Нет, - отвечает явно застигнутый врасплох мужчина.

— Вы понимаете, что это кража?

— Сестра, ну не оставлять же добро врагу?!

Не позволим глумиться над могилами"։ карвачарцы увозят останки родственников. Видео>>

На этот аргумент не нахожу ответа. Ухожу, лишь предупредив, чтобы успели выехать до вечера, поскольку в полночь Карвачар больше не будет нашим. Мужчины обещают уехать совсем скоро, а после советуют заглянуть в дом, который никто не смог тронуть – там иногда ночевали солдаты.

Мужчины, вывозящие вещи из Карвачара (24 ноября 2020). Карабах
© Sputnik / Aram Nersesyan
Мужчины, вывозящие вещи из Карвачара (24 ноября 2020). Карабах

Во дворе дома — яма для ремонта машин, несколько "скелетов" автомобилей, круглый железный стол с восемью стульчиками. Крыша цела, на окнах — решетки, а на двери — ключ, который хозяин оставил для всех желающих войти. Открываю дверь, и неожиданно в дом забегает кошка. Внутри полумрак, осталось немного старой мебели, а на подоконниках стоят горшки с цветами. Хозяева, скорее всего, не смогли все забрать с собою. Кошка начинает мурлыкать и вдруг что-то роняет. Оказывается, упала самая обычная керосиновая лампа. Решаю взять ее на память. Ухожу, заперев дверь и оставив ключ в замке – как решили хозяева.

Карвачар (24 ноября 2020). Карабах
© Sputnik / Aram Nersesyan
Карвачар (24 ноября 2020). Карабах

— В лампе керосин остался? Давай сожжем дом, чтобы не достался врагу, - предлагает один из мужчин.

— Если хозяева не сожгли, то кто мы такие, чтобы делать это?

Лампа, взятая на память корреспондентом Sputnik Армения из Карвачара (24 ноября 2020). Карабах
© Sputnik / Nana Martirosyan
Лампа, взятая на память корреспондентом Sputnik Армения из Карвачара (24 ноября 2020). Карабах

Мы входим еще в десяток домов. Двери либо открыты, либо их вовсе нет, в основном там все порушено. Устроен погром явно не только хозяевами. В одном из домов над кухней нет крыши, но занавески висят, зеркало и вся утварь на месте. В другом доме на столе остались бутылка водки, черствый хлеб и маринованные помидоры. В спальне третьего дома остался шкаф, а на полу валялись целая груда бумаг, плакат "Юные Еркрапа (ополченцы)" и книга "Погибшие в арцахской войне дизакцы (гадрутцы)". Из книги выпала квитанция об оплате электричества за сентябрь.

Тягостное молчание и горькие думы членов нашей съемочной группы неожиданно оборвал лай. Собака уселась прямо на пороге дома, который находится на выезде из населенного пункта, и никого внутрь не пускала. Она уже сорвала голос, но продолжала яростно сторожить хозяйское добро. Решаем лишний раз не тревожить пса и обходим дом стороной. Пытаемся найти кладбище, откуда некоторые жители забрали останки своих родных, но без помощи местных нам так и не удалось это сделать. Уезжаем, невольно оглядываясь на табличку "Карвачар – армянская средневековая крепость".

Собака, охраняющая дом в Карвачаре (24 ноября 2020). Карабах
© Sputnik / Aram Nersesyan
Собака, охраняющая дом в Карвачаре (24 ноября 2020). Карабах

Дорога, которая больше не ведет в Арцах

Мы вновь на сложном распутье, но на этот единогласно решаем заехать в Дадиванк. По пути видим сгоревшую автозаправку, на стене из-под свежей гари проступают очертания изображения, символизирующего Арцах — памятника "Дед и бабо" ("Мы и наши горы"). Фотограф рвется заснять редкий кадр, а мы пытаемся завязать разговор с мужчинами, демонтирующими здание. Они не словоохотливы – не то настроение, чтобы беседы вести. Продолжаем путь и впервые встречаем КПП — это российские миротворцы, которые установили наблюдательный пункт на подступах к монастырскому комплексу Дадиванк.

Дадиванк за день до передачи Шаумянского района (24 ноября 2020). Карабах
© Sputnik / Aram Nersesyan
Дадиванк за день до передачи Шаумянского района (24 ноября 2020). Карабах

Во дворе монастыря собрались десятки людей, кто-то спешно обходит территорию монастыря, кто-то плачет, приложив голову к хачкару, другие молча молятся, а третьи пытаются поставить свечку... Впрочем, со свечами приходится подолгу возиться — песок в специальных больших подсвечниках окаменел от расплавившегося воска, хотя меняли его лишь этим утром.

Свечи, которые зажгли паломники в  Дадиванк (24 ноября 2020). Карабах
© Sputnik / Aram Nersesyan
Свечи, которые зажгли паломники в Дадиванк (24 ноября 2020). Карабах

Обратная дорога оказалась не менее значимой, эмоций было слишком много, мужчины в машине периодически обменивались информацией о войне, рассказывали героические истории и делились политическими соображениями. Вдруг один из них вспомнил: 25 ноября — день рождения национального героя Армении и Арцаха Монте Мелконяна. Он почти что прошептал: "Только бы не в этот день..."

Доблесть, гордость, стыд: о чем стоит вспомнить ко дню рождения Монте Мелконяна>>

Более часа едем молча. Обгоняем везущие огромные трубы грузовики, эвакуаторы с автомобилями, несколько военных грузовиков. Вдруг водитель одного из грузовиков начинает нам сигналить. В машине военнослужащие, которые приветствуют нас, и мы машем им в ответ. Фотограф начинает снимать, а ребята принимают разные позы и улыбаются.

Военнослужащие на дороге Сотк-Карвачар (24 ноября 2020). Карабах
© Sputnik / Aram Nersesyan
Военнослужащие на дороге Сотк-Карвачар (24 ноября 2020). Карабах

Не обгоняя машину, мы доезжаем до окрашенных в цвета армянского флага железных ворот в самой верхней части серпантина. Там по-прежнему стоит известная всем армянам табличка "Добро пожаловать в Арцах!".

Железные ворота на дороге Сотк-Карвачар (24 ноября 2020). Карабах
© Sputnik / Aram Nersesyan
Железные ворота на дороге Сотк-Карвачар (24 ноября 2020). Карабах

— А когда ее снимут? - спрашиваем одного из монтажников.

— Она останется символически. Какие бы ворота ни установили здесь и кто бы на этой земле ни жил, мы-то знаем, что это был, есть и будет Арцах.

Карвачар перед вступлением в силу соглашения о передаче земель
© Sputnik / Karen Avetisyan
Карвачар перед вступлением в силу соглашения о передаче земель

 

6412
Теги:
дорога, Сотк, Арцах, Карабах, Карвачар
Тема:
Послевоенный Карабах
По теме
"Убийцы армянских солдат не должны жить в наших домах": огненный ад Карвачара - видео
Уезжающие из Карвачара армяне вырубают деревья. Видео
"Не позволим глумиться над могилами"։ карвачарцы увозят останки родственников. Видео
Последний день функционирования автодороги Сотк-Карвачар: репортаж с места событий - видео
Армянские военные взрывают здание военчасти, покидая Карвачар — видео
Последний день Карвачара. Фотографии из переходящего Азербайджану города
Последние армянские солдаты уходят из Карвачара. Видео
Пресс-конференция премьер-министра Никола Пашиняна по итогам первого года пребывания на посту (8 мая 2019). Еревaн

Отставки и ничего более: политтехнолог "разобрал" обещанные Пашиняном реформы

440
(обновлено 00:12 27.11.2020)
По мнению Вигена Акопяна, невозможно убедить людей в том, что новые кадры будут лучше работать. Эти изменения носят в целом косметический характер.

ЕРЕВАН, 27 ноя — Sputnik. Обещанные властями реформы в экономической, общественно-политической и других сферах Армении, скорее всего, ограничатся нынешними кадровыми изменениями в правительстве. Такое мнение выразил в интервью Sputnik Армения политтехнолог Виген Акопян.

Ранее премьер-министр Никол Пашинян сообщил, что в течение полугода запустит масштабную программу преобразований, которые должны охватить все сферы жизни страны – от возобновления переговорного процесса по Карабаху и социальных гарантий военнослужащих до реформирования избирательной системы и принятия закона о партиях.

Затем последовала череда отставок министров. От занимаемых должностей были освобождены главы МИД, МЧС, Минсоцтруда, министр обороны, министр экономики, министр образования, науки, культуры и спорта.

Политтехнолог считает обещания реформ "разговорами в пользу бедных". Что же касается кадровых перестановок, то они имеют одну единственную цель - выпустить пар, заглушить голоса недовольных после поражения в Карабахе.

"Власти хотят показать, что они прислушиваются к общественному мнению и идут на радикальные шаги. Но как часто бывает в таких случаях, все сводится к отставкам отдельных чиновников. В президентских или полупрезидентских странах обычно в таких ситуациях президент отправляет в отставку премьер-министра. В Армении же парламентская система, и вряд ли стоит ждать ухода Пашиняна, по крайней мере, сейчас", - говорит Акопян.

По его словам, нет никаких гарантий, что пришедший на смену тому или иному министру кадр будет лучше разбираться в доверенной ему сфере, станет работать более профессионально. Обновление государства, глубинные реформы требуют смены правящей команды и самого премьера, считает он.

"Понимаете, не может команда, при которой произошли коллапс и капитуляция, восстановить страну и вернуть утраченные ей позиции. Когда власть в полном составе не уходит, понятно, что любое изменение будет носить чисто косметический и имитационный характер", - говорит он.

В то же время люди, недовольные таким порядком вещей, пока предпочитают сидеть дома. В этом смысле задачей оппозиции Акопян считает стремление вывести этих граждан на улицы. Эту задачу им решить на данном этапе не удается.

"Оппозиция не должна пытаться привлечь на свою сторону ту часть общества, которая поддерживает Никола Пашиняна. Ей нужно вывести на улицы тот сегмент, который недоволен сложившейся ситуацией и действиями премьера, но предпочитает отсиживаться на кухне и рассуждать о большой политике", - добавил он.

Политический расчет Пашиняна. Кто нужен Армении?>>

Напомним, в Армении уже вторую неделю периодически проходят акции протеста с требованием отставки правительства. После известного трехстороннего заявления о прекращении огня в Карабахе, которое предполагает значительные территориальные уступки с армянской стороны, власть обвиняют в предательстве национальных интересов.

440
Теги:
отставки, реформы, Армения, Пашинян Никол
Тема:
Ситуация в Армении после подписания заявления по Карабаху
По теме
Главная ошибка Пашиняна, или Что стало причиной поражения в Карабахе
Одной только храбростью солдат победу не куют: военные ошибки Армении в Карабахе
"Тренажер для юнцов", или Почему Пашиняну придется "тянуть мазу" за всех
К Пашиняну все больше вопросов. Калашников о ситуации в Армении
Запоздалый и не отражающий реальность: эксперты разобрали "пашиняновский план"