Историко-археологический музей-заповедник Эребуни

"Юпитер, ты сердишься?": как "неудобный" армянский профессор Сурен Айвазян искал правду

1653
(обновлено 20:06 11.08.2018)
Рубен Гюльмисарян
На днях отмечались 85 лет со дня рождения неординарной личности - Сурена Айвазяна. Геофизик, историк, археолог, общественный деятель – это не весь список научных сфер, в которых отличился этот незаурядный человек. Всегда говоривший все и всем прямо, без обиняков, он был неудобен многим.

Хотел было написать про Сурена Айвазяна – "противоречивая личность", да вовремя осекся. Он как раз противоречивым не был: противоречиво было отношение к нему, и остается таковым, спустя девять лет после его кончины. 

К тому, что он сделал в жизни, особенно в сфере истории и расшифровки урартской клинописи относятся по-разному: налицо все оттенки чувств, от полного фанатичного восхищения, через осторожную и конструктивную критику, до полного фанатичного же, порой враждебного, неприятия. Разумеется, фанатизм, вне зависимости от полюса, аргумент наименее убедительный, а вот путь посередине обычно как раз и усеян правдами. Для тех, кто правды эти умеет распознавать.

Мечту своей жизни Сурен Айвазян сформулировал так: "Это – , освобожденная от всякого ига". И еще.

"Меня в 1957 году специальным решением Президиума АН СССР направили в Эльбрусскую экспедицию Института прикладной геофизики АН СССР в качестве инженера – заведующего лабораторией группы оптики. На Эльбрусе, на пике Терскол, в ночь с 7 на 8 ноября 1957 года я вместе со старшим братом, Грачиком Айвазяном, провел свой первый эксперимент и достиг результата, за который был удостоен в 1961 Государственной премии вместе с другими сотрудниками", — так он ответил на вопрос о самом значительном событии в жизни.

Что касается физики и геофизики, геологии и оборонки, то здесь его заслуги очевидны и признаны на самом высоком международном уровне. Они не оспариваются никем, а вот его труды по истории и расшифровке урартских клинописей, их прочтение на архаическом грабаре (древнеармянском языке), вызывает до сих пор шквал полярных эмоций. А между тем, Сурен Айвазян обнаружил и провел раскопки горно-металлургического объекта Мецамор, относящегося к III — I тысячелетиям до н.э.

История – наука ни в коем случае не точная, очень подверженная сиюминутным запросам тех, кто имеет над ней власть, беззащитная перед произвольной трактовкой и редактированием. Поэтому, скажем, историческая проблема государства Урарту – существовало ли оно вообще, или нет, и было ли оно армянским – до сих пор было и дальше останется предметом споров. Хотелось бы, чтобы споры проходили в рамках серьезной научной дискуссии, а не в лексическом и эмоциональном оформлении уличной разборки.

История всегда полна субъективных оценок, они подтверждаются или отвергаются не менее субъективными аргументами. Но у истории есть и непреложные факты, отредактировать которые невозможно из-за их очевидности. И, например, вызывает недоумение, когда от армянских ученых слышишь, например, что в XII-XIII веках существовали, оказывается, какие-то атабеки какого-то Азербайджана, хотя такой топоним, обозначающий государство, появился лишь семь-восемь веков спустя. Можно, конечно, приписать кыпчакам-кочевникам, бродившим некогда по окраинам Персии, умение чеканить монеты, и этим успешно занимаются фальсификаторы в определенных странах, но слышать такое, пусть и в 1960-ых годах, от ученых из , по меньшей мере, странно.

Цель этих строк совершенно не в том, чтобы декларировать и отстаивать полную правоту исторических изысканий Сурена Айвазяна. Это, скорее, призыв к цивилизованным способам ведения научной дискуссии, даже учитывая волатильность такого зыбкого предмета, как история. Необычные, смелые версии – они, что в астрофизике, что в истории, что в филологии суахили и воспринимаются резко же, но нельзя же – враждебно.

Мир согласно Страбону
Из личного архива картографа Рубена Галичяна

К таким цивилизованным способам, каким, например, владели академики Василий Струве и Иосиф Орбели, во многом поддержавшие тезисы Айвазяна, или оппонировавший ему Борис Пиотровский. Аргументы "за" и "против", выдвинутые этими гигантами, всегда принимались к сведению и с большой благодарностью.

Дочь Сурена Айвазяна, Нунэ Айвазян, рассказывает, что отец никогда не стоял на позициях непоколебимой уверенности в собственной правоте – наоборот, принимал к сведению и соглашался со многими контраргументами. А вот безапелляционные и высокомерные суждения, высказанные эпитетами на грани фола, убеждали его в том, что он на верном пути. "Юпитер, ты сердишься, значит, ты не прав" — справедливость этого наблюдения еще никто не отменял.

А еще Айвазян был в честной оппозиции к любым властям – к советской, и ко всем трем президентам (эпоху третьего он, правда, почти не застал при жизни). И эта оппозиционность тоже добавила Айвазяну немало негатива в образ.

К великому сожалению, редко, какая власть способна понять, что оппозиция ей необходима, как воздух. Власть, подавляющая инакомыслие, скорее рано, чем поздно, уверует в собственную непогрешимость и деградирует, разлагаясь заживо и отравляя все вокруг себя.

Вот это, как раз, из тех непреложных фактов, которым нас учит история. Не было еще случая, чтобы так не произошло.

1653
Теги:
Новости Армения, историк, археологи, Айвазян, Армения
Тема:
Интересные факты об Армении и армянах (222)
По теме
Город из "горчичной глуши": "библейская" история рождения Еревана
"Воплощение сказок Востока": как братья-армяне создали историю в Юго-Восточной Азии
Чем армяне молдавскому господарю угодили – рассказывает историк
Российский писатель: рядом с армянской историей стыдно даже стоять
Комментарии
Загрузка...