Соискатели заполняют анкеты. Архив

Жена посудомойка, а ему мести улицы зазорно безработица как бич Армении

909
(обновлено 16:03 12.09.2017)
Времена, когда по дворам, паркам и квартирам ходили участковые и штрафовали тех, кто не хочет работать, прошли давно и безвозвратно. Причем дело для принципиального не в меру тунеядца могло кончиться даже тюрьмой, а после нее все равно следовало принудительное водворение на работу.

Сегодня страшное в своей безысходности слово "безработица" в нашем сознании уже не связано с далекими странами "загнивающего Запада", властно войдя в повседневность.

Однако так ли уж все безысходно? Несколько лет назад довелось побывать в одном из сел в Сюнике, считающемся "отдаленным" даже в местном понимании. То есть, автоматически полагаем мы, в селе работы никакой, остались в нем одни старики, молодежь вся в Ереване или за границей, словом – обычная история.

Первое, что мы увидели в центре села – огромная беседка, в которой десяток здоровых деревенских мужиков, самому старому из которых жить до пенсии оставалось лет десять, играли в нарды и в карты. Эта картина, подозрительно выпадавшая из стереотипов, вскоре получила объяснение.

Встретил нас сельский глава, назовем его Петросом. Он пригласил меня прогуляться к своему земельному наделу, посмотреть на сельхозухищрения сюникского сельчанина. "Раньше здесь был совхоз, — рассказывал он по дороге, — потом землю раздали желающим". Большинство участков в заброшенном состоянии, у Петроса еще сравнительно нормально: небольшой каменный домик, в котором даже проделан косметический ремонт, виноград растет стройными рядами, цветут яблоня и слива. Правда, бурьяна много, и он высокий. "Не успеваю я, — сетует хозяин, — руки до всего не доходят. А работника найти знаешь как трудно!" Я удивился: сам же видел только что десяток здоровых мужиков у магазина — посреди дня играют в нарды и карты. "Ты что! — чуть не поперхнулся мой собеседник. — Они не станут работать "на Петроса"! И ни на кого не станут. Психология такая странная, можно подумать, им бесплатно предлагают работать".

Таких же здоровых мужиков, разве что городских и потому цветом лица побледнее, можно увидеть в любой столичной беседке, в парках и дворах. У тех, деревенских, в поле и в садах работают жены, матери, дочери и тещи, а они играют в нарды. У этих, городских, жены и матери корячатся порой на двух работах. И это – психология.

Да, безработица есть, и она огромная, и это страшно, это бич страны. Найти работу счастье, а по специальности – десятикратное счастье. Только вот не отпускает мысль о том, что если у мужчины все в порядке со здоровьем и самомнение не зашкаливает, то работу он, поискав, найдет.

Дворников для Еревана, например, компания "Санитек", на которую возложена забота о чистоте в городе, выписывает из Бангладеш. Не из того "Бангладеш", который Юго-западный массив столицы, а из того Бангладеш, который с Индией рядом. И это не студенты, подрабатывающие за счет своего отдыха по ночам, а полноценные работники, отсылающие львиную долю небогатого заработка семьям в далекой стране. Недавно в беседе со Sputnik Армения операционный директор компании "Санитек" Аргишти Тигранян сообщил, что компания пыталась найти работников в Армении, используя все доступные средства – объявления, социальные сети, работу с центрами занятости, но у них недобор.

"Сейчас у нас есть много вакантных мест, как в сфере очистки города от мусора, так и на других работах, но желающих не хватает. Хотя средняя зарплата у нас составляет порядка 150 тысяч драмов (300 долларов)", — рассказывал Тигранян.

Зачастую люди приходят, интересуются и отказываются. Во многих случаях мешает менталитет – люди считают очистку улиц "недостойным" занятием. Видимо, если его жена работает посудомойкой в кабаке до двух ночи, это достойно, а вот ему улицы подмести – ну что вы, как можно!

И если честно – каждый из нас, наверное, знает семьи, особенно неполные, где мама работает день и ночь, выбиваясь из сил, чтобы хоть как-то обеспечить собственное чадо возрастом уверенно за двадцать и ростом под два метра, которое занято исключительно комментариями всех и вся в "Фейсбуке", если не чем похуже.

Или такой недавний разговор: мужчина в самом расцвете сил, сильный и, слава всевышнему, здоровый, умеющий хорошо делать многое в строительстве и практически все в ремонте домов и квартир, сидит сиднем дома. Спрашиваю – неужели работы нет совсем? Не то, чтобы совсем, отвечает, но есть временная и малооплачиваемая, я дождусь, пока мне прорабом предложат. И это совсем не единичный случай.

А спроси у такого, почему он не регистрируется официально безработным – понятно, что пособие смешное, но это хотя бы деньги на твое курево на месяц, не будешь каждую пачку у жены клянчить. Многие догадались, каков будет ответ: "они всякую ерунду предлагают, это не работа, а если три раза откажешься, пособие выплачивать прекращают". Ему лень даже дойти с документами в контору, чтобы получать хоть какие-то копейки, прежде чем трижды отказаться от работы. И ведь он заранее знает, что откажется. Что бы ему не предложили.

А пока такие ранимые и ждущие достойной их гения работы (она упадет с небес, видимо) души сидят на шее у своих близких, сухопарые дедушки в парке рядом с нашим зданием, одетые в зеленую форму "Санитек", собирают листья с газонов, поливают цветы и чистят бассейн с фонтанами. Один из них неустанно подметает шелуху от семечек, которые с утра лузгает себе под ноги великовозрастный – "25+" — переросток. Устанет лузгать, побредет домой – спать или писать чушь в соцсетях. Для общества, конечно, лучше, чтобы он высыпался.

Вечером он вернется лузгать – когда мать заспешит на вечернюю смену уборщицы в провонявший шашлыком ресторан, а сестра в супермаркет. Ей в ночь сидеть на кассе.

909
Теги:
Армения, безработица, ситуация
Флаги Азербайджана, Турции и Пакистана, вывешенные на балконе жилого дома в Баку

Враждебный к Армении триумвират: чего добиваются Эрдоган, Алиев и Хан