Пожар в Хосровском лесу

Затянутся ли раны Хосрова?

285
(обновлено 10:16 18.08.2017)
Ожоги, нанесенные Хосровскому заповеднику огнем, заживут еще не скоро, а виновником беды оказался человек. Между тем, в восьмидесятых годах прошлого столетия над ним висела другая угроза и она опять же исходила от человека, но если сегодня Хосров пострадал от огня, то тогда ей угрожала вода.

О чем речь? Речь о ГАЭС, гидроаккумулирующей станции, назначенной быть не где-нибудь подальше от греха, а в самом что ни на есть заповедном уголке Армении.

Для чего ГАЭС? В принципе, для хорошего дела. Станции запасают электрическую энергию и по мере необходимости возвращают ее в энергосистему, снимая таким образом пики и нагрузки. Бассейн рек Азат и Хосров был в данном случае весьма кстати (в частности, из-за перепада высот), а то, что сооружение подверстывалось к заповедной зоне, было, конечно, некстати, но если чего-то очень хочется, а нельзя, то можно.

Первыми, как и следовало ожидать, подняли шум работники заповедника во главе с Арменом Унаняном — директором Хосрова. Шуметь в правительстве не имело смысла — оно, собственно, и утвердило проект, идти выше в ЦК, тем более глупо — без одобрения партии правительство не могло даже чихнуть, потому обратились к широкой общественности, и тут без газеты было не обойтись. Но газета нужна была не простая, а центральная — чтоб без прямого подчинения местной власти. Короче, выбрали "Известия".

Экологические соображения, высказанные специалистами по этой части, явно брали верх над энергетическими от правительства, и Совету министров пришлось уступить. Премьер Фадей Саркисян, с которым у автора всегда были (и остались до конца) хорошие отношения, на сей раз на автора публикации сильно осерчал, но время шло, гнев премьера утих, ГАЭС завернули, а Хосров остался.

Публикация вызвала много откликов также за пределами Армении, и это, особенно вмешательство академика Академии наук СССР, великого ботаника, ленинградца из Шуши Армена Тахтаджяна, сильно помогло делу, которое, было общим для всех. Но ведь и сегодня, когда Россия послала на помощь своего крылатого пожарника — разве Ил-76 в небе Армении, это что — посягательство на нашу независимость? Вопрос к господам, которые, когда кончаются аргументы, берутся уточнять национальность.

Два слова из личных воспоминаний о людях Хосровского заповедника того времени.

Армен Унанян сумел собрать и сплотить вокруг себя небольшой коллектив единомышленников, которые, говоря высоким штилем, прежде думали о родине, а потом о себе. Побывав впервые в заповеднике, автор был удивлен строгостям, заставлявшим всех, кто там бывал постоянно или от случая к случаю, подчиняться установленным правилам.

Из известных мне работников, в лесу постоянно жил старший лесничий Гаго (фамилию, к сожалению, не помню) со своей матерью. Обратите внимание на детали. Жили в домике без электричества: еду готовили на керогазе, новости узнавали от транзисторного приемника, телевизор — на тех же основаниях — все для того, чтоб из искры не возгорелось пламя.

Высокие гости из Еревана или Москвы? Да, бывали. Разглядывание заповедной территории под неусыпным присмотром Унаняна и Гаго, неизбежное угощение — под боком заповедника, в специально предусмотренном месте. Пожаров, наводнений, падежа животных и даже птичьего гриппа в памяти не зафиксировано.

К чему клонит автор? К хорошо забытому прошлому, что в данном случае не во вред, а лишь во благо.

285
Теги:
заповедник, история, воспоминания, Армения
По теме
Снова пожар: горит Хосровский лес
Загрузка...

Орбита Sputnik