Слон толкает танк

Армения вам не Голландия: убийство при выясненных обстоятельствах

5252
(обновлено 11:08 10.03.2017)
Сергей Баблумян
Вова погиб недалеко от дома, в котором жил Вано Сирадегян. О Вано автор стал уже забывать, Вову вспоминает каждый раз, когда оказывается на улице Мясникяна. Вано – некогда министр внутренних дел Армении, затем – мэр города Еревана. Вова – слон.

Вову в Ереване любили и взрослые, и дети. Взрослые за добрый нрав и послушание, дети просто за то, что слон. И те, и другие приходили к нему с булочками, конфетами, яблоком или просто краюхой хлеба. Надо ли говорить, что у загона висела табличка с предупреждением не кормить, не поить, близко не подходить. Понятно, что и кормили, и поили, и трогали руками.

Предположить, что слон возьмет да съест подсунутую гадость, было сложно уже потому, что Вова брал на хобот не все, что попало, а лучшее, чем заметно отличался от клиентуры советского общепита. А еще не переносил слон запах алкоголя, но здесь нюанс. Нюанс в том, что за Вовой смотрел человек, скажем так, к водке неравнодушный, но это, как ни странно, не помешало русскому человеку жить в Армении с индийским слоном душа в душу, размышляя о том, сколько этот, условно говоря, меньшой брат, мог бы принять вовнутрь, если бы согласился стать третьим. 

Но вот случилась неожиданность. Однажды утром Вова встал не с той ноги. Взбунтовавшийся слон никого к себе не подпускал, ничьих уговоров не слушал, а выбил могучим плечом дверь и вышел за ограду. Отчего взбрык, никто не понял, сошлись на том, что по весне без дамы сердца у гиганта секса взыграли гормоны. Очень может быть, бывает не только со слонами…

Милиция добивает несчастного слона
Милиция добивает несчастного слона

Удержать слона за оградой не получилось. Вова, словно, зная куда идти, вышел за ворота зоопарка и твердой поступью двинулся в сторону Еревана. По большому (как в буквальном, так и фигуральном смысле) счету он никому не мешал: автомобилей не переворачивал, деревьев с корнем не вырывал, редких пешеходов не трогал.

Первой всполошилась ГАИ, оттуда передали по цепочке — снизу вверх. Наверху, как известно, сидят самые умные, но те которые еще умнее, и это тоже известно, на самом верху. Конкретно — на улице Барекамутян (так назывался тогда проспект маршала Баграмяна). В ЦК Компартии Армении к сообщению о ЧП отнеслись точно так, как сегодня отнеслись бы к сигналу о несанкционированном шествии — дали команду пресечь. Стали думать: как? Взять слона за бивень и развернуть на сто восемьдесят градусов? Возвести на улицах баррикады? Вызвать пожарников? (Холодный душ Вову только освежил). Кого звать еще? Правильно, позвали армию. По команде сверху, где, как мы уже знаем, все поголовно умные, пригнали бронетранспортер, и стальная махина двинулась на слона. 

Вову свалили со второй попытки — БТР подал назад, разогнался и протаранил животное. Затем взгромоздился на тушу и утюжил животное до самого конца. Одна из самых страшных картин моей памяти: многотонную машину покачивает от вдохов-выдохов угасающего слона, а в ушах его предсмертный рев, как последняя песня индийского гостя.

Усыпить животное ни в одну умную голову почему-то не пришло, между тем, усмирить броней — сработало сходу. Армения вам не Голландия, где даже мышей ловят необычными мышеловками: грызуны в них не погибают — мышек затем вытаскивают и отпускают на волю. Немного странно, зато гуманно.

…Теперь, отдав долг памяти Вове, напоминаю о Маше, которую, к сожалению, правда, лично не знал, но слышал: привезли из Москвы, было ей двадцать два года — это на десять лет старше другого слона по имени Грант, которому понадобилась подруга жизни. (В разнице лет нет ничего особенного — практикуется не только в мире животных). Говорят, отношения двух гигантов складывались вполне благоприятно, а что произошло дальше, снова темный лес. Маша погибла, правда, своей смертью.

Большое (даже в виде слонов) видится на расстоянии. Найти причину случившегося и сделать так, чтобы Армения не уподоблялась кладбищу слонов, задача специалистов. Но вот первое, что приходит даже в дилетантскую голову. И в том, и в другом случаях слоны долгое время жили в неволе без пары, а, спустя недолгое время после бракосочетания, погибали. Понятно, что покупать слона и слониху в комплекте накладно, но ведь терять еще дороже.

Впрочем, в Армении слонам не везет не только в жизни, не везет им и в кино. Задумав фильм "Солдат и слон" режиссер Дмитрий Кесаян решил, что гигант, которого из поверженного Берлина по дорогам войны ведут в Ереван, должен погибнуть, и это полностью соответствовало судьбе слонов в Армении.

Однако, в споре между правдой жизни и взглядом чиновников от кино на жизнь, второе взяло верх, в результате чего: слон в полном здравии и прекрасном настроении вступает в Ереван аккурат 9 мая, в день победы советского народа над фашистским захватчиками.

И, наконец, последнее. Задумаемся: почему слонам в Армении дают неармянские имена: Вова, Маша и даже опять оставшийся без дамы сердца Грант (Грант ведь, строго говоря, тоже имя не армянское, хотя уже давно признается нашенским).

Раз уж со слоновьей ономастикой нам фатально не везет, может, попробовать как-то по-другому…

Նյութի հայերեն տարբերակը>>

5252
Комментарии
Загрузка...