Дружба Эрдогана с Зеленским на фоне карабахской войны: где и как Турция укрепляет позиции

2352
Наращивание турецко-украинской кооперации способно существенным образом повлиять на ситуацию в Черноморском регионе. Впрочем, значение этого фактора выходит за географические рамки бассейна Черного моря.

Сергей Маркедонов, ведущий научный сотрудник МГИМО МИД России, главный редактор журнала "Международная аналитика" – для Sputnik

Динамично развивающиеся отношения Анкары и Киева актуализируют такие вопросы, как энергичное проникновение Турции на пространство бывшего Советского Союза, ее готовность выступать в роли военно-политического патрона ряда постсоветских государств, а также возможность для некоторых стран без натовской "прописки" укрепить свои отношения с Альянсом без формального членства в нем.

Визиты и политические символы

В последние годы наблюдается значительная активизация двусторонних контактов представителей Киева и Анкары на высшем уровне. Впервые глава украинского государства побывал в Турецкой республике в августе 2019 года. Это случилось всего через четыре месяца после победы Владимира Зеленского на президентских выборах.

В начале февраля 2020 года пришла очередь Киева принимать высокого гостя из Анкары. Через восемь месяцев состоялся новый рабочий визит Зеленского в Турцию. Между этими двумя событиями, 27 августа 2020 года, президент Реджеп Тайип Эрдоган провел переговоры с вице-премьером украинского правительства Олегом Урупским. 10 апреля 2021 года Турцию посетил президент Украины.

Как видим, интенсивность двусторонних контактов весьма высока. Но намного более важен контекст вокруг этих дипломатических событий.  Следует обратить внимание, что приезд Эрдогана в Киев 3 февраля 2020 года был не только приурочен к двадцать восьмой годовщине установления дипотношений между Турецкой республикой и постсоветской Украиной. Он состоялся на фоне резкой военной эскалации в Сирии.

И если во время первой встречи с Зеленским на турецкой земле Эрдоган всячески дистанцировался от критики в адрес Москвы, то в Киеве он дал волю эмоциям. России досталось за то, что она целенаправленно закрывала глаза на действия "сирийского режима". На этом фоне Киев и Анкара достигли договоренностей об активизации сотрудничества в военно-технической сфере.

Вояж Зеленского к турецким берегам в октябре прошлого года проходил на фоне второй карабахской войны. В этом событии роль Анкары уже не сводилась к дежурно-символическим фразам о поддержке территориально целостности Азербайджана, ее главного союзника среди постсоветских стран. Была сделана заявка на новую роль в Кавказском регионе. И стало ясно, что, утвердившись на Каспии, Турция станет вести себя более активно как на среднеазиатском, так и черноморском направлении.

Под орудийный аккомпанемент карабахского противостояния Киев и Анкара подписали меморандум о долгосрочном сотрудничестве в укреплении оборонительных систем. Следствием этого стало соглашение Министерства обороны Украины с рядом турецких компаний по производству беспилотников и корветов, подписанное в декабре 2020 года.

И, наконец, апрель 2021 года. Визит Зеленского в Турцию произошел на фоне стремительного всплеска интереса к ситуации в Донбассе. На юго-востоке Украины имеет место "разморозка" конфликта. И дело здесь не только в участившихся военных инцидентах, фиксируемых представителями ОБСЕ, журналистами и экспертами. Налицо стагнация мирного процесса, попытки изменить имеющийся формат путем либо кооптации в "нормандскую четверку" США, либо переноса переговоров из Минска в какую-то якобы "нейтральную" столицу. Хотя до настоящего времени белорусское руководство, имея тесные связи с Россией, воздерживалось от однозначной позиции по ситуации вокруг Донбасса.

В Киеве заявили о "мощном сигнале" от Запада

Зеленский и Эрдоган продемонстрировали немало признаков взаимной поддержки и солидарности. Впрочем, в таких историях всегда есть нюансы, на которые стоит обращать внимание. Какие же системные основания имеются для активизации украино-турецких отношений? И можно ли позиции Анкары и Киева полностью отождествлять?

Основы для двустороннего партнерства

Начнем с того, что для Украины президент Эрдоган и турецкий истеблишмент - благодарная аудитория. В особенности тогда, когда речь идет об утрате суверенитета Киева над Крымом. Крымскотатарская община – важный внутренний фактор для Турции. По разным оценкам, в стране проживает порядка 4-5 миллионов потомков крымских татар.

По словам российского тюрколога Павла Шлыкова, "в Турции существуют силы, готовые эксплуатировать романтические настроения части турецкой элиты, мечтающей об усилении экспансии на Кавказе, в Крыму, Поволжье, Центральной Азии и рассматривающие Россию не как партнера, а как геополитического противника".

Как следствие, четкая артикуляция позиции Анкары по крымскому вопросу. Всякий раз представители турецкого истеблишмента подчеркивают, что не признают российской юрисдикции над полуостровом.  Более того, турецкая элита, осознавая всю сложность в отношениях Москвы и Киева, использует украинские каналы для трансляции недовольства политикой России.

Кроме того, для Зеленского важны контакты с константинопольским патриархом Варфоломеем, чье влияние он пытается использовать для укрепления тренда по "национализации" православной церкви в своей стране.

Мы видим готовность Украины демонстрировать свои особые отношения с Азербайджаном, а также неприятие политики признания Геноцида армян в Османской империи.

Между тем для Турции Украина - это не просто канал для выброса имеющегося недовольства и эмоций в контексте очень неоднозначного "соревновательного сотрудничества" с Москвой. В конце концов, каналы коммуникации по линии президентов и глав МИД РФ и Турецкой Республики налажены и неплохо работают.

К слову сказать, перед апрельским вояжем Зеленского по инициативе турецкой стороны состоялся телефонный разговор Реджепа Тайипа Эрдогана и Владимира Путина. Анкара пытается вести свою линию так, чтобы, с одной стороны, не войти в открытый клинч с США и НАТО, сохраняя членство в Североатлантическом альянсе, но с другой - показать всем свою внешнеполитическую "самость".

Крымский вопрос или активизация на постсоветском пространстве - это, в первую очередь, инициатива турецкой стороны. Но в то же время это и возможность продемонстрировать свою солидарность с Вашингтоном и Брюсселем. Как следствие, заявление Эрдогана помочь в продвижении североатлантических чаяний Киева. Надежд на прием Украины в Альянс немного, но декларации поддержки ее территориальной целостности, а также пронатовского выбора будут позитивно встречены американскими и европейскими союзниками.

И здесь хотелось бы обратить внимание на один сюжет первостепенной важности. Вокруг Украины и Грузии не стихают споры: станут ли эти две страны в скором времени членами НАТО? Но данный вопрос при всей его важности, вторичен.

История знает массу случаев, когда без формального членства в Альянсе та или иная страна становилась привилегированным партнером, как США, так и отдельных союзников Вашингтона. Разве не так было с Израилем, Южной Кореей, Японией, Испанией времен франкистской диктатуры?  Но не будем далеко забегать. Разве отсутствие членства в НАТО помешало Азербайджану стать стратегическим партнером Турции, страны, имеющей в Альянсе вторую по численности армию?

Киев - не Баку

Значит, между Украиной и Турцией нет проблем, а их союз в скором времени превратится в нечто похожее на азербайдажно-турецкую модель? Не стоит спешить с выводами. И прежде всего, потому, что Баку в отличие от Киева выстраивает свою политику, дистанцируясь от любых интеграционных проектов. Украина же четко артикулирует такие стратегические цели, как вступление в НАТО и ЕС. И значит, она более зависима в том, что определяется как двусторонний формат.

Пока отношения в треугольнике Вашингтон – Брюссель - Анкара хороши, нет проблем. Но как только Штаты почувствуют ревность в отношении к своему евразийскому партеру, ситуация может измениться. И Киеву придется выбирать. В Баку могут не так внимательно прислушиваться к "советам постороннего" по поводу демократии и реформ. Но не в Киеве. У Украины нет той независимости в процессе принятия решения от коллективного Запада, что имеется у Азербайджана.

И здесь самое время упомянуть такой сюжет украино-турецкой повестки, как выдачу Анкаре оппозиционеров, связанных с известным религиозным и общественным деятелем Фетуллахом Гюленом. В январе 2021 года из Украины депортировали двух турецких учителей - Самета Гюра и Салиха Фидана. На родине им тут же выдвинули обвинение.

В Крыму сравнили обещание Эрдогана Зеленскому по Крыму с дарами данайцев

Но такая кооперация, как правило, вызывает, резкий протест правозащитников и различных международных организаций (например, Freedom House). И хотя Штаты традиционно балансируют между "реальной политикой" и ценностным подходом, Украину тамошнее общественное мнение воспринимает не как страну арабского Востока со своей "спецификой", а как европейское государство, стремящееся к "высоким стандартам демократии".  И то, что прощается странам Залива, Киеву могут не разрешить.

Но помимо фактора США имеются и другие ограничители. В последние годы Эрдоган бросал вызовы многим. В этом списке и Москва, и Вашингтон, и Пекин, и Дели. Однако, продвигая свой образ как главного возмутителя спокойствия, тот же турецкий президент не единожды демонстрировал умения по рационализации конфронтации. И неслучайно в ходе визита своего украинского визави он отсылал его к необходимости реализации Минских соглашений. Притом, что в Киеве уже не скрывая говорят о том, что они устарели и не являются релевантными сегодняшней повестке дня.

В то же время поставки в украинскую армию беспилотников "Байрактар", хорошо зарекомендовавших себя в ходе военных действий в Карабахе, могут на практике противоречить дипломатически выверенным речам. Ведь Анкара вряд ли сможет гарантировать, что Киев не захочет с их помощью повторить прошлогодний карабахский опыт в Донбассе.

2352
Теги:
Украина, Турция
Президент США Джо Байден выступает с речью о своем плане вывода американских войск из Афганистана (14 апреля 2021). Вашингтон

США рвутся прочь с Ближнего Востока: кому доверят, на кого оставят американцы регион

1177
(обновлено 00:56 06.05.2021)
Администрация президента Байдена ставит на Ближнем Востоке новые предпочтения и цели. Сейчас США интересуют не столько страны, обладающие большими объемами углеводородов, сколько те, противостояние с которыми основывается на идеологии и технологиях.

Арман Ванескегян, политический обозреватель Sputnik Армения

США переориентируют внешнеполитические приоритеты на север и восток

Как в самом регионе Ближнего Востока, так и вокруг него складывается парадоксальная, в некотором смысле даже алогичная ситуация, чреватая в итоге мощным взрывом. Причем настолько мощным, что мало не покажется ни самим региональным государствам, ни остальным, находящимся вдоль периметра странам.

Взрыв, который откровенно провоцирует нынешняя внешнеполитическая дипломатия администрации Байдена, может переформировать все расклады, на которых уже не один десяток лет базируется региональная система противовесов. Проблема в том, что Соединенные Штаты решили-таки минимизировать свое присутствие в регионе, который доныне являлся одним из важнейших козырей, разыгрываемых Вашингтоном на международной политической арене.

Понятно, что за последние тридцать лет реалии, которыми оперировали силы, ответственные за стабильность политической карты мира, претерпели серьезные изменения. Что отныне геополитические интересы "сверхдержавы номер один", которая все это время пыталась подмять под себя максимум территорий и диктовать там исключительно свои условия и правила существования, ушли далеко на север и восток от ближневосточного региона.

Гнев Эрдогана – лишь завеса: Турция рассчитывает на закулисные договоренности с США>>

Сейчас у администрации пришедшего к власти президента Байдена другие предпочтения и другие цели. Во главу угла внешнеполитических атак Соединенных Штатов становятся не страны, контролирующие энергоносители и логистику их переброски на геополитической карте мира. Ведь именно в этом плане Ближний Восток был доселе так важен для американской дипломатии.

У нынешнего руководства США другие приоритеты и проблемы с глобусом. И связаны они с одной стороны с идеологией, а с другой - с глобальными товарными, финансовыми, экономическими, как выражаются, "приливами -отливами" и технологическими прорывами. И если в первом случае (идеология) США своим главным соперником уже объявили Россию, то во втором они имеют в виду (и говорят об этом прямо и в открытую) - Китай.

Причем следует также понимать, что идеологические проблемы и противостояние с Москвой у Вашингтона отнюдь не исключают претензии торгово-экономического (например, "Северный поток-2") и технологического (прорыв России в производстве вооружений) противостояния. И то же самое с Китаем - экономическое отставание США и претензии по технологиям отнюдь не исключают проблем, скажем, с Тайванем или уйгур-синьцзяньской темой.

Нашла коса на камень: у Вашингтона проблемы с ближневосточными сателлитами

Словом, на этих двух внешнеполитических плацдармах (Россия и Китай) администрация Байдена и внешнеполитическое ведомство (Госдеп) ввязались в такие разборки, в которых потребуется весь потенциал - как дипломатический, так и переговорный, как умение спецслужб провоцировать удобную для себя ситуацию, так и мощь (в случае необходимости) военного потенциала.

Именно поэтому и настроена сейчас администрация Байдена развязать себе руки везде, где это возможно, и сконцентрировать все ресурсы на двух главных соперниках. Потому и уходит из Афганистана и пытается минимизировать свое присутствие в той же Сирии или Ираке. Делает все возможное, чтобы любой ценой развязаться с иранской ядерной проблематикой.

И вообще, создается такое впечатление, что американцы с удовольствием оставили бы весь регион Ближнего Востока на поруки кому-нибудь из местных союзников-сателлитов, благо их тут у США  воз и маленькая тележка. Стоит лишь перечислить Израиль, Турцию, Саудовскую Аравию, в некотором роде Египет. Однако именно тут и находит, как говорится, коса на камень. Ни один из этих сателлитов (за исключением Израиля) не достоин доверия заокеанского союзника и патрона.

У каждого свои интересы, свои желания и претензии, которые частенько не просто не совпадают с планами американцев, но и бывают направлены против других союзников США в регионе. Отпугивает, например, та же Турция со своими претензиями на пантюркизм, неоосманизм. А еще халифские замашки весьма своеобразного психотипа самого Эрдогана.

Поле битвы - Иран: идет игра по-крупному, от ядерной сделки до баллистических программ>>

Саудовская Аравия в этом контексте тоже не сахар, ведь, несмотря на огромные объемы аравийских инвестиций в экономику Соединенных Штатов, у вашингтонской политической элиты язык не поворачивается в открытую назвать ее союзником.

Тот же Египет, который в итоге длительных переговоров с американскими военными и дипломатами, предпочел купить современные военные истребители не у США, а французские "Рафали" (30 штук). А ведь в том же Вашингтоне очень надеялись, что именно Каир закупит хотя бы часть дорогущих F-35, которые изначально предназначались Анкаре. И которые Вашингтон решил не отдавать туркам из-за того, что те решились на покупку зенитно-ракетных комплексов российского производства С-400.

Когда портятся отношения с Тель-Авивом, а сзади уже маячит Москва

И вся эта мешанина претензий, ожиданий, противоречий между американскими сателлитами на Ближнем Востоке резко осложняет планы Вашингтона по целенаправленному ограничению своего влияния в регионе. К выводу потенциала на плацдармы, где их ожидают судьбоносные дипломатические и политические схватки с Россией и Китаем.

Сейчас, когда в Вашингтоне пытаются скрыть истинное состояние дел по переговорам в Вене по возвращению США в рамки иранского "ядерного соглашения", Тегеран на самом высоком, президентском уровне почти что в открытую говорит о том, что вскорости санкции будут сняты. Организуются сливы о том, что Соединенные Штаты вот-вот разморозят некоторые иранские финансовые транши по всему миру. И Госдепу эти сливы нечем крыть.

И сразу же становится известно, что Эр-Рияд начинает переговорный процесс с Анкарой, пытаясь в случае ухода Вашингтона заручиться поддержкой одной из самых влиятельных региональных сил. Черная кошка, которая в свое время пробежала между Саудовской Аравией и Турцией из-за убийства Хашогджи, кажется, постепенно забывается, а Салман ибн Абдул-Азиз аль-Сауд провел телефонные переговоры с Эрдоганом. И это после того, как саудиты объявляли запрет на все турецкое, а из Анкары в адрес Эр-Рияда частенько звучали вовсе не дипломатические заявления.

И в таком контексте, конечно же, излишне говорить о позиции Израиля, который уже практически в открытую провоцирует новую войну в регионе. Ну, чтобы крепче связать руки американцам, которые рвутся отсюда восвояси.

Постоянные провокации на сирийской границе, постепенно перерастающие в открытые военные действия, ракетные удары по инфраструктуре армии Сирии. Последний удар по Латакии был накануне вечером, когда разбомбили какой-то завод пластмассовых изделий неподалеку от базы российских ВКС. Есть жертвы и раненые среди гражданского населения Сирии. Ну, а Тель-Авив, как обычно, ничего не комментирует.

Однако дамоклов меч снятия американцами санкций с Ирана над головами израильтян висит. Не помогли даже недавние беседы шефа "Моссад" Коэна с Блинкеном и президентом Байденом. А за реальным обострением взаимоотношений между бывшими ближайшими партнерами уже вырисовывается Москва. Она предлагает организацию международной конференции по ближневосточному урегулированию и (о, Боже!) свое посредничество в контактах между Израилем и Палестиной.                

1177
Теги:
Ближний Восток, США
Церемония фотографирования участников встречи министров иностранных дел стран-частниц G7 перед началом встречи (4 мая 2021). Лондон

Инструменты Госдепа: G7 - копье против России, азиатский аналог НАТО - против Китая

929
(обновлено 00:26 05.05.2021)
Государственный Департамент США начинает сразу несколько шахматных партий - одновременно и на нескольких досках.

Арман Ванескегян, политический обозреватель Sputnik Армения

Главные плацдармы дипломатических баталий США - западные границы России, Азиатско-Тихоокеанский регион и Ближний Восток. Причем в последнем случае в планах США – не нападение, а "слив" своих союзников.

"Бросок" Блинкена через океан имеет конкретные задачи

Резкая активизация деятельности Госдепа Соединенных Штатов в последнее время, обусловлена целым рядом причин, из которых можно выделить три важнейших. Это идеологическое противостояние с Россией, техногенное и торгово-финансовое противостояние с Китаем и намерение официального Вашингтона минимизировать свое присутствие на всех остальных геополитических фронтах.

В первую очередь, это касается Ближнего Востока и иранской проблематики. Причем именно с Ираном американская дипломатия намерена окончательно "развязаться" до президентских выборов, которые состоятся в этой стране через два месяца. Есть определенные риски, что в Тегеране могут одержать верх силы традиционалистского толка, с которыми США почти не имеют шансов договориться.

Что касается нынешнего "броска" Госсекретаря Блинкена через океан, тут следует понимать одно - главной мишенью нынешнего турне будет Россия, хотя на днях руководитель внешнеполитического ведомства достаточно долго говорил и о Китае, и об Иране, и о Корее. Однако все это на данном этапе, скорее всего, для отвода глаз.

Равно как и недавнее заявление Блинкена о том, что его страна вовсе не намерена целенаправленно разжигать страсти в отношениях между Москвой и Вашингтоном: "Президент Байден уже давно - еще до того, как он стал президентом, четко заявлял, что если Россия решит действовать безрассудно или агрессивно, мы примем ответные меры. Но мы не стремимся к эскалации, мы бы предпочли иметь более стабильные, более предсказуемые отношения. И если Россия движется в этом направлении, то и мы тоже",

Сказано это было Блинкеном в преддверие встречи глав G7 в Лондоне, во время совместной пресс-конференции с британским коллегой Домиником Раабом. Понятно, что перед началом G7 самые близкие союзники и друзья "сверяли часы".

Потом уже, во время самой встречи с руководителями внешнеполитических ведомств европейской "семерки", Госсекретарь США в первую очередь высказал свое отношение к китайской проблематике, с которой столкнулись передовые западные страны.

Президентские выборы в Сирии: Ближний Восток замер в ожидании эскалации>>

Соединенные Штаты отнюдь не пытаются сдержать Китай, уверяет своих коллег Блинкен: "Что мы пытаемся сделать - так это поддержать порядок, основанный на международных правилах, в который наши страны так много инвестировали так много десятилетий ради блага, я бы утверждал, не только наших граждан, но и людей во всем мире, включая, кстати, Китай".

Потом "дипломатический десант" США, усиленный Нуланд, G7 уедет в Киев

Однако даже этот подход нынешней американской дипломатии можно назвать откровенной "завесой", поскольку понятно, что европейские сателлиты и союзники Соединенных Штатов отнюдь не являются "главной ударной силой США" в ожидаемом жестком противостоянии с Китаем. Хотя бы потому, что чисто геополитически европейским столицам будет трудно хоть как-то эффективно влиять на внешнюю политику, которой придерживается Пекин. Да и экономика не позволит.

А вот если учесть, что после G7 госдеповский "десант" намерен произвести рывок на другой геополитический плацдарм, в столицу Украины Киев, где США собираются "померяться силами" с Российской Федерацией, то можно сделать вполне логичный вывод - потенциал европейских сателлитов нужен американцам именно на этом дипломатическом фронте.

В данном контексте следует обратить внимание и на состав этого госдеповского дипломатического вояжа, в который кроме самого Блинкена включена и мадам Виктория Нуланд, которую буквально на днях Сенат Конгресса США утвердил на должность заместителя Госсекретаря по политическим делам.

Можно представить, как будут встречать в Киеве, образно говоря, "крестную мать" майданного военного переворота, совершенного в 2014 году "под чутким руководством" помощницы американского госсекретаря по делам Европы и Евразии (должность, которую занимала Нуланд при Обаме). Печенья Виктории Нуланд до сих пор отражаются кровопролитными событиями на Донбассе. Сейчас мадам внесена в черный список Кремля, и в 2019 году ей было отказано в визе.

В итоге - основной целью американской дипломатии, разворачивающей свои "политические редуты" в Европе, с привлечением союзников-сателлитов, является Россия. И говорилось об этом и открыто, и в кулуарах G7.

"Они обсудили отношения с Россией в свете недавнего наращивания российской военной мощи в незаконно аннексированном Крыму и на границе с Украиной, здоровье Алексея Навального, а также действия России против государств-членов ЕС и санкции против граждан ЕС", сказано в коммюнике, опубликованном после этого закулисного, где-то даже приватного разговора Блинкена с представителем Евросоюза по иностранным делам Жозепом Боррелем.

Евросоюзу предопределена роль "острия копья" против России

Китайская проблематика со всеми высказываниями относительно прав человека, нарушаемых Пекином, например, в синьцзян-уйгурском автономном районе, предназначена больше для отвода глаз европейцев.

Американская дипломатия определила для ЕС роль копья, направленного на Россию. А против Китая, у которого интересы с американцами никак не складываются, у Соединенных Штатов есть своя, то ли уже разработанная, то ли все еще находящаяся на стадии разработки "методичка".

Поле битвы - Иран: идет игра по-крупному, от ядерной сделки до баллистических программ>>

В Вашингтоне решили заново велосипеда не изобретать, если он уже существует. И если к западу от российских границ существует НАТО, которое позволяет американцам выставлять против "российской угрозы" энное количество войск союзников - сателлитов, то почему бы не использовать такую же тактику в Индо-Тихоокеанском регионе?

Соединенные Штаты и так накачивают свои военные силы в регионе, где им предстоит как минимум дипломатическая и политическая схватка с Китаем. Время от времени производятся информационные "сливы", смысл которых объявить мировому сообществу, что у американских спецслужб есть данные о намерениях китайцев захватить Тайвань. А США, мол, готовы силой оружия подобный сценарий предотвратить.

Однако даже ежу понятно, что стратегия американцев в подобных ситуациях именно в том и состоит, чтобы, образно говоря, "таскать каштаны" из огня чужими руками. И если вдруг покажется, что Вашингтон "вытягивает" четырехсторонний Индо-Тихоокеанском Альянс QUAD (США, Японии, Австралии и Индии) до уровня военного блока по образцу НАТО, то в данном случае глазам следует верить.

Следует обратить внимание еще на один "марш-бросок" американцев - на сей раз на Ближний Восток. Группа сенаторов и конгрессменов отправились с долгосрочным визитом по арабским странам,. Цель вояжа – убедить союзников, что проблем, связанных с Ираном, не будет, что даже возвращение США в рамки иранской "ядерной" сделки еще не повод, чтобы обижаться на заокеанского друга.

Если миссия будет удачной, и арабские страны поверят гостям, что баллистические программы Ирана отнюдь не так опасны, то как к подобной позиции американцев отнесется Израиль? Пока что в этом регионе у американцев руки связаны именно этим партнером.

929
Теги:
Иран, Китай, Россия, НАТО, ЕС, США
Выступление омбудсмена Армана Татояна на Международной конференции, посвященной 15-летию офиса омбудсмена в Армении (26 ноября 2019). Еревaн

Мы доказываем, что жестокость на войне и после нее есть следствие политики Алиева - Татоян

0
Агрессивные заявления и угрозы Алиева и его окружения – не просто игра на публику, а подготовка к будущим преступлениям и оправдание нынешних, отметил омбудсмен Армении.

ЕРЕВАН, 6 мая – Sputnik. Жестокость в отношении армянских военнослцжащих и мирного населения во время войны и после нее – прямое следствие политики официального Баку. Об этом заявил, выступая в парламенте, омбудсмен Армении Арман Татоян.

За последние месяцы аппарат омбудсмена составил несколько сотен докладов, часть из которых не публикуется из-за жестокостей, заснятых там.

На видео, которые публиковались в азербайджанском сегменте соцсетей, ясно видно, что азербайджанские солдаты, совершая зверства, повторяют заявления президента страны Ильхама Алиева, содержащие призывы к тотальному уничтожению армян.

"Я доказываю международному сообществу, в том числе правозащитным организациям, что все это - не отдельные преступления, а следствие централизованной политики", - добавил Татоян.

Заявления о том, что армяне ненавидели азербайджанцев и оскверняли их дома и мечети, Алиев и его приближенные делают для того, чтобы оправдать жестокость на войне - для внутренней аудитории, также создать в глазах международного сообщества образ Армении - страны-агрессора.

Татоян подчеркнул, что специально изучил все заявления руководителей Армении за все годы, в них нет азербайджанофобских высказываний. 

Представители омбудсмена Армении навестили вернувшихся из плена граждан>>

"Это что касается заявлений Ильхама Алиева о так называемом фашизме в Армении. Теперь о его высказываниях: прослушав или прочитав их, все могут удостовериться, что он противопоставляет один народ другому. "Ты плохой, потому что ты армянин, мы хорошие, потому что мы азербайджанцы". Что это, если не логика фашизма? Об этом мы и говорим международному сообществу", - добавил Татоян.

Напомним, аппарат омбудсмена продолжает представлять доклады как международным организациям, так и МИД Армении и представителю Армении в Европейском суде по правам человека. Омбудсмен находится в постоянном контакте с зарубежными коллегами, а также аккредитованными в Армении дипломатами. 

0
Теги:
Новости Армения, война, Карабах, Арман Татоян
По теме
Под предлогом реставрации Азербайджан искажает армянский облик Шуши – омбудсмен
СНБ пытается заставить меня замолчать о репрессиях в Сюнике – бывший омбудсмен Армении
Представители омбудсмена Армении навестили вернувшихся из плена граждан
Омбудсмен Армении подготовил новый доклад по вопросу т.н. "Парка военных трофеев" в Баку