Американские военные на учениях Достойный партнер в Грузии

Зачем на самом деле Грузия нужна НАТО?

828
(обновлено 15:42 19.03.2021)
В обозримой перспективе оперативной совместимости Грузии и НАТО достичь технологически невозможно, считает военный обозреватель Sputnik

Присутствие иностранных ВМС в территориальных водах Грузии способствует росту военно-политического напряжения в регионе. При фактическом отсутствии у республики боевых кораблей, "повышение оперативной совместимости" с четырьмя кораблями Североатлантического альянса в Черном море выглядит абсурдным и провокационным.

Постоянное военно-морское подразделение НАТО (SNMG2) в составе четырех кораблей с понедельника находится в территориальных водах Грузии, и планировало оставить их 18 марта после совместных учений. Ранее в грузинском Министерстве внутренних дел отметили, что целью визита является повышение оперативной совместимости между военно-морскими силами Грузии и ВМС стран-партнеров Альянса.

Подобные события в разных странах комментируют обычно министерства обороны или иностранных дел. Однако в Грузии военно-морские силы фактически отсутствуют, а несколько патрульных катеров находятся в ведении пограничной полиции МВД. Здесь у любого военного моряка может возникнуть вопрос: как полицейские патрульные катера с ограниченной мореходностью могут взаимодействовать с ракетными кораблями в одном операционном пространстве? Вопрос риторический.

Заметим, в составе группы НАТО находятся фрегаты "Cristobal Colon" ВМС Испании, "Regina Maria" ВМС Румынии (ранее в британском флоте корабль носил имя "London"), "Kemalreis" ВМС Турции и "Смели" ("Смелый") ВМС Болгарии, построенный в СССР. Корабли разновозрастные, но с приличным арсеналом на борту, включая ракетное (ПВО и ПКР), артиллерийское и противолодочное (торпедное) вооружение. Неслучайно силы и средства Черноморского флота России приступили к слежению за действиями флагманского фрегата группы ("Cristobal Colon") сразу после его захода в акваторию Черного моря 12 марта.

Патрульные катера МВД Грузии (водоизмещением 30 тонн, с 30-миллиметровыми пушками) способны угрожать контрабандистам, наркодилерам или торговцам людьми, но в корабельную (ударную) группу НАТО они не интегрируются технологически – по всем параметрам (даже тралить мины не могут). Оперативная (боевая) несовместимость очевидна настолько же, насколько неоднозначны истинные цели учений группы ракетных кораблей НАТО (SNMG2) в грузинских территориальных водах – по соседству с Россией.

Республика цвета хаки

В МВД Грузии отметили, что рейды кораблей НАТО в грузинские порты носят регулярный характер, и являются одним из "ощутимых результатов сотрудничества" между альянсом и Грузией в укреплении безопасности на Черном море. Однако итогом большой совместной работы не могут считаться рейды "укрепления безопасности" в изначально безопасном Черном море (это не результат, а бессмысленный процесс). Не хватает конкретики и о "совместных морских операциях в составе многонациональных тактических групп" США и НАТО, к которым якобы готовятся грузинские (украинские и другие "безлошадные") партнеры.

По данным бывшего первого замминистра обороны Грузии генерал-лейтенанта Гурама Николаишвили, на модернизацию вооружения национальной армии выделено 2,4% ВВП – около 150 млн долларов, и это "капля в море". Следовательно, весь военный бюджет 2021 года – около 270 млн долларов – это две капли. Средства расходуются нерационально. Много лет Грузия закупает американское оружие, которое использует в Афганистане (в интересах США), и национальную обороноспособность этим никак не укрепляет. США помогают Грузии в подготовке и оснащении по натовским стандартам девяти маневренных батальонов, но и это тоже "капля в море" (до пяти тысяч военнослужащих без тяжелого вооружения).

Зачем ОДКБ столько военных учений?>>

В обозримой перспективе оперативной совместимости Грузии и НАТО достичь технологически невозможно (собственно, такая цель и не ставится). Достаточно посмотреть на опыт стран Балтии, которым за полтора десятилетия пребывания в Альянсе (с оборонными бюджетами свыше 2% ВВП) не удалось сформировать полноценные ВМС, ВВС или приобрести хотя бы один танк. В мировом рейтинге военной мощи Global Firepower Литва занимает 85 место. А Латвия и Эстония находятся на 97 и 109 позициях – намного ниже внеблоковой Грузии (92 место). Цифры и факты объективно отражают реальный вклад НАТО в обороноспособность "младших" союзников. Прибалтика и Грузия – равноценные площадки для развертывания иностранных войск НАТО в вероятных операциях против России, ничего другого долгосрочная стратегия не предусматривает, безопасность населения республик руководство Альянса мало заботит.

Для чего партнерам Грузия

Глава Пентагона Ллойд Остин в телефонном разговоре с грузинским министром обороны Джуаншером Бурчуладзе в начале марта заявил, что США готовы развивать сотрудничество с Грузией. Стороны обсудили совместное участие грузинских и американских военнослужащих в афганской миссии "Решительная поддержка", вопросы интеграции Грузии в НАТО.

Десятилетиями стремясь в Альянс, расплачиваясь за это кровью своих солдат в Афганистане, в Тбилиси не задумываются, что будет, если Вашингтон форсирует прием Грузии в НАТО – для проверки реакции РФ. Разумеется, перед грозным строем новых членов блока у своих границ Россия не отступит за Урал, и будет реагировать предсказуемо жестко. Какая уж тут стабильность и безопасность.

Грузия необходима партнерам для постоянной выработки конфликтного потенциала с Россией, и как площадка для вероятного развертывания войск Альянса на региональном театре военных действий. Соглашаясь быть неким антироссийским "инструментом" США и НАТО на Кавказе, грузинское руководство осознанно "подставляет" свой народ. И здесь уместна еще одна цитата Гурама Николаишвили: "Россия – государство, у которого в доктрине прямо записана возможность применения ядерного вооружения в случае необходимости. Знаете, что это означает? Что если кто-то поставит под какую-либо угрозу стратегические интересы РФ, это может принести миру полную катастрофу".

Разумеется, в ситуации локального (регионального) конфликта никто из западных партнеров ради Грузии на катастрофу не подпишется. "Младшие" союзники необходимы коллективному Западу в качестве расходного материала в многолетнем противостоянии с крупными противниками.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

828
Теги:
НАТО, Грузия
Субмарина BOSS

Невидимый патруль: ныряющий корабль BOSS разработали в России

184
(обновлено 18:20 13.04.2021)
Научный и технологический уровень российского судостроения позволяет нестандартно подходить к конструкторским решениям. Патрульный "Страж" с функциями надводного корабля и субмарины способен удивить специалистов разных стран. Эта новинка называется BOSS.

Александр Хроленко, военный обозреватель

Центральное конструкторское бюро морской техники "Рубин" представило проект погружаемого патрульного корабля "Страж", сочетающего достоинства субмарины и надводного корабля. Относительно небольшие цена и размеры, выдающиеся технические характеристики, традиционно высокая надежность, возможность размещения на борту широкого спектра ракетно-торпедного вооружения (или научного оборудования) делает BOSS привлекательным для многих стран с небольшим оборонным бюджетом.

КБ "Рубин" – один из мировых лидеров в проектировании субмарин и ведущее в России конструкторское бюро подводного кораблестроения со 120-летним опытом создания подводных кораблей и аппаратов различных классов (включая гражданскую технику).

Внешне BOSS напоминает дизель-электрическую субмарину проекта 613 – конструктивно успешную, одну из самых массовых и продаваемых в мире (тоже разработка "Рубина"). Погружаемый корабль имеет схожие технические характеристики: длина 60-70 метров в зависимости от комплектации, водоизмещение около 1000 тонн, экипаж 42 человека. Может оснащаться управляемыми ракетами, торпедами, беспилотными летательными аппаратами, артиллерийскими установками, и маломерными скоростными плавсредствами для досмотровых групп. При выборе оружейных систем, приборов и оборудования специалисты КБ "Рубин" ориентировались на проверенные, серийные образцы современных субмарин, надводных кораблей и самолетов.

Вероятными целями нового патрульного "наутилуса" в подводном и надводном положениях могут стать боевые корабли и береговые объекты высокотехнологичного противника, а также менее оснащенные пираты, контрабандисты, браконьеры. Корабль может эффективно использоваться и в качестве разведывательного или научно-исследовательского.

Головная боль НАТО

Для понимания спектра возможностей и задач нового корабля необходимо вернуться к проекту 613 (по классификации НАТО – "Whiskey"). Субмарина с простотой и надежностью винтовки-трехлинейки имела водоизмещение 1347 тонн, длину 76 метров, ширину 6,6 метра, и могла двигаться со скоростью до 18,5 узлов, на глубинах до 200 метров. Максимальная дальность в надводном положении – 8500 миль (более 15 тысяч км). Основное вооружение: шесть торпедных аппаратов калибра 533 мм (четыре носовых и два кормовых), причем торпеды могли оснащаться и ядерными боевыми частями (боекомплект – 12 торпед или 22 мины). Автономность - 30 суток. Экипаж 52 человека.

Проект 613 разрабатывался как торпедный, и все же было построено шесть модифицированных субмарин с ракетным вооружением – за ограждением рубки в двух прочных контейнерах находились крылатые ракеты П-5 дальностью около 300 км (для стрельбы из надводного положения по береговым целям).

В серийном строительстве 613-х широко применялись поточно-секционный метод постройки, автоматическая сварка и рентгенографический контроль сварных швов. Советский флот получал по одной новой субмарине в пять дней. За семь лет (1950 – 1957) было построено 215 дизель-электрических подлодок среднего водоизмещения, которые могли одинаково эффективно наносить торпедные удары, вести разведку, решать задачи минных постановок, оперативной и позиционной службы в районах дислокации противника. О живучести проекта говорит тот факт, что 613-е служили до конца существования Советского Союза, то есть почти сорок лет (на Черноморском флоте в 1990 году в строю оставалось 18 ходовых субмарин).

Многоцелевые подводные лодки проекта 613 массово поставлялись за рубеж (около 40 единиц) – военно-морским силам Болгарии, Кубы, Индонезии, Египта, Сирии, КНДР, Польши. Китаю передали техническую документацию, и более 20 субмарин было построено на заводах в Шанхае и Ханькоу.

Разумеется, новый погружной патрульный корабль унаследовал главные качества 613 проекта – прочность, надежность и эффективность. В остальном BOSS – высокотехнологичное детище XXI века, с качественно новыми, более могущественными вооружением, средствами связи, навигации и гидроакустики.

Потенциал

Классическое боевое патрулирование на море – это длительное маневрирование надводных кораблей и подводных лодок в заданном районе, в постоянной готовности к выходу на боевые позиции и нанесению ударов по кораблям или наземным объектам противника. Имеется дипломатическое выражение "демонстрация флага", но сути происходящего это не меняет, патрульный корабль вдали от родных берегов всегда выполняет боевую задачу в постоянной готовности к ракетному, артиллерийскому или торпедному удару. Именно поэтому РФ жестко реагирует на появление американских эсминцев вблизи своих берегов в Черном, Беринговом или Японском морях.

В российском ВМФ до недавнего времени патрулированием акваторий занимались сторожевые корабли (СКР), в военно-морских силах НАТО – эскортные эсминцы, фрегаты, корветы и корабли прибрежной зоны. Сложно поставить знак равенства между традиционными надводными кораблями и ныряющим BOSS (для него придется дописывать тактику боевого применения). Особенности эксплуатации нового корабля позволяют утверждать, что в КБ "Рубин" создали гибридную субмарину.

Боевое патрулирование в подводном положении позволяет скрытно наблюдать за противником, нарушителями границы или контрабандистами, обеспечивает внезапность удара или реагирования на угрозы. На глубине проще оторваться от превосходящих сил противника, и там никакой шторм не страшен.

Надводные характеристики – бонус для экипажа, который может в походе дышать свежим морским воздухом, а не продуктом регенерации (как на классических подводных лодках). Возможности научного изучения шельфа у ныряющего патрульного корабля выше, чем у аналогичного надводного. Кроме того, BOSS может служить относительно недорогим учебным "классом" для подготовки экипажей и береговой инфраструктуры – с прицелом на развитие отдельными странами национальных подводных сил, приобретение опыта и "полноформатных" субмарин.

184
Теги:
субмарина, Россия

Дружба Эрдогана с Зеленским на фоне карабахской войны: где и как Турция укрепляет позиции

2279
Наращивание турецко-украинской кооперации способно существенным образом повлиять на ситуацию в Черноморском регионе. Впрочем, значение этого фактора выходит за географические рамки бассейна Черного моря.

Сергей Маркедонов, ведущий научный сотрудник МГИМО МИД России, главный редактор журнала "Международная аналитика" – для Sputnik

Динамично развивающиеся отношения Анкары и Киева актуализируют такие вопросы, как энергичное проникновение Турции на пространство бывшего Советского Союза, ее готовность выступать в роли военно-политического патрона ряда постсоветских государств, а также возможность для некоторых стран без натовской "прописки" укрепить свои отношения с Альянсом без формального членства в нем.

Визиты и политические символы

В последние годы наблюдается значительная активизация двусторонних контактов представителей Киева и Анкары на высшем уровне. Впервые глава украинского государства побывал в Турецкой республике в августе 2019 года. Это случилось всего через четыре месяца после победы Владимира Зеленского на президентских выборах.

В начале февраля 2020 года пришла очередь Киева принимать высокого гостя из Анкары. Через восемь месяцев состоялся новый рабочий визит Зеленского в Турцию. Между этими двумя событиями, 27 августа 2020 года, президент Реджеп Тайип Эрдоган провел переговоры с вице-премьером украинского правительства Олегом Урупским. 10 апреля 2021 года Турцию посетил президент Украины.

Как видим, интенсивность двусторонних контактов весьма высока. Но намного более важен контекст вокруг этих дипломатических событий.  Следует обратить внимание, что приезд Эрдогана в Киев 3 февраля 2020 года был не только приурочен к двадцать восьмой годовщине установления дипотношений между Турецкой республикой и постсоветской Украиной. Он состоялся на фоне резкой военной эскалации в Сирии.

И если во время первой встречи с Зеленским на турецкой земле Эрдоган всячески дистанцировался от критики в адрес Москвы, то в Киеве он дал волю эмоциям. России досталось за то, что она целенаправленно закрывала глаза на действия "сирийского режима". На этом фоне Киев и Анкара достигли договоренностей об активизации сотрудничества в военно-технической сфере.

Вояж Зеленского к турецким берегам в октябре прошлого года проходил на фоне второй карабахской войны. В этом событии роль Анкары уже не сводилась к дежурно-символическим фразам о поддержке территориально целостности Азербайджана, ее главного союзника среди постсоветских стран. Была сделана заявка на новую роль в Кавказском регионе. И стало ясно, что, утвердившись на Каспии, Турция станет вести себя более активно как на среднеазиатском, так и черноморском направлении.

Под орудийный аккомпанемент карабахского противостояния Киев и Анкара подписали меморандум о долгосрочном сотрудничестве в укреплении оборонительных систем. Следствием этого стало соглашение Министерства обороны Украины с рядом турецких компаний по производству беспилотников и корветов, подписанное в декабре 2020 года.

И, наконец, апрель 2021 года. Визит Зеленского в Турцию произошел на фоне стремительного всплеска интереса к ситуации в Донбассе. На юго-востоке Украины имеет место "разморозка" конфликта. И дело здесь не только в участившихся военных инцидентах, фиксируемых представителями ОБСЕ, журналистами и экспертами. Налицо стагнация мирного процесса, попытки изменить имеющийся формат путем либо кооптации в "нормандскую четверку" США, либо переноса переговоров из Минска в какую-то якобы "нейтральную" столицу. Хотя до настоящего времени белорусское руководство, имея тесные связи с Россией, воздерживалось от однозначной позиции по ситуации вокруг Донбасса.

В Киеве заявили о "мощном сигнале" от Запада

Зеленский и Эрдоган продемонстрировали немало признаков взаимной поддержки и солидарности. Впрочем, в таких историях всегда есть нюансы, на которые стоит обращать внимание. Какие же системные основания имеются для активизации украино-турецких отношений? И можно ли позиции Анкары и Киева полностью отождествлять?

Основы для двустороннего партнерства

Начнем с того, что для Украины президент Эрдоган и турецкий истеблишмент - благодарная аудитория. В особенности тогда, когда речь идет об утрате суверенитета Киева над Крымом. Крымскотатарская община – важный внутренний фактор для Турции. По разным оценкам, в стране проживает порядка 4-5 миллионов потомков крымских татар.

По словам российского тюрколога Павла Шлыкова, "в Турции существуют силы, готовые эксплуатировать романтические настроения части турецкой элиты, мечтающей об усилении экспансии на Кавказе, в Крыму, Поволжье, Центральной Азии и рассматривающие Россию не как партнера, а как геополитического противника".

Как следствие, четкая артикуляция позиции Анкары по крымскому вопросу. Всякий раз представители турецкого истеблишмента подчеркивают, что не признают российской юрисдикции над полуостровом.  Более того, турецкая элита, осознавая всю сложность в отношениях Москвы и Киева, использует украинские каналы для трансляции недовольства политикой России.

Кроме того, для Зеленского важны контакты с константинопольским патриархом Варфоломеем, чье влияние он пытается использовать для укрепления тренда по "национализации" православной церкви в своей стране.

Мы видим готовность Украины демонстрировать свои особые отношения с Азербайджаном, а также неприятие политики признания Геноцида армян в Османской империи.

Между тем для Турции Украина - это не просто канал для выброса имеющегося недовольства и эмоций в контексте очень неоднозначного "соревновательного сотрудничества" с Москвой. В конце концов, каналы коммуникации по линии президентов и глав МИД РФ и Турецкой Республики налажены и неплохо работают.

К слову сказать, перед апрельским вояжем Зеленского по инициативе турецкой стороны состоялся телефонный разговор Реджепа Тайипа Эрдогана и Владимира Путина. Анкара пытается вести свою линию так, чтобы, с одной стороны, не войти в открытый клинч с США и НАТО, сохраняя членство в Североатлантическом альянсе, но с другой - показать всем свою внешнеполитическую "самость".

Крымский вопрос или активизация на постсоветском пространстве - это, в первую очередь, инициатива турецкой стороны. Но в то же время это и возможность продемонстрировать свою солидарность с Вашингтоном и Брюсселем. Как следствие, заявление Эрдогана помочь в продвижении североатлантических чаяний Киева. Надежд на прием Украины в Альянс немного, но декларации поддержки ее территориальной целостности, а также пронатовского выбора будут позитивно встречены американскими и европейскими союзниками.

И здесь хотелось бы обратить внимание на один сюжет первостепенной важности. Вокруг Украины и Грузии не стихают споры: станут ли эти две страны в скором времени членами НАТО? Но данный вопрос при всей его важности, вторичен.

История знает массу случаев, когда без формального членства в Альянсе та или иная страна становилась привилегированным партнером, как США, так и отдельных союзников Вашингтона. Разве не так было с Израилем, Южной Кореей, Японией, Испанией времен франкистской диктатуры?  Но не будем далеко забегать. Разве отсутствие членства в НАТО помешало Азербайджану стать стратегическим партнером Турции, страны, имеющей в Альянсе вторую по численности армию?

Киев - не Баку

Значит, между Украиной и Турцией нет проблем, а их союз в скором времени превратится в нечто похожее на азербайдажно-турецкую модель? Не стоит спешить с выводами. И прежде всего, потому, что Баку в отличие от Киева выстраивает свою политику, дистанцируясь от любых интеграционных проектов. Украина же четко артикулирует такие стратегические цели, как вступление в НАТО и ЕС. И значит, она более зависима в том, что определяется как двусторонний формат.

Пока отношения в треугольнике Вашингтон – Брюссель - Анкара хороши, нет проблем. Но как только Штаты почувствуют ревность в отношении к своему евразийскому партеру, ситуация может измениться. И Киеву придется выбирать. В Баку могут не так внимательно прислушиваться к "советам постороннего" по поводу демократии и реформ. Но не в Киеве. У Украины нет той независимости в процессе принятия решения от коллективного Запада, что имеется у Азербайджана.

И здесь самое время упомянуть такой сюжет украино-турецкой повестки, как выдачу Анкаре оппозиционеров, связанных с известным религиозным и общественным деятелем Фетуллахом Гюленом. В январе 2021 года из Украины депортировали двух турецких учителей - Самета Гюра и Салиха Фидана. На родине им тут же выдвинули обвинение.

В Крыму сравнили обещание Эрдогана Зеленскому по Крыму с дарами данайцев

Но такая кооперация, как правило, вызывает, резкий протест правозащитников и различных международных организаций (например, Freedom House). И хотя Штаты традиционно балансируют между "реальной политикой" и ценностным подходом, Украину тамошнее общественное мнение воспринимает не как страну арабского Востока со своей "спецификой", а как европейское государство, стремящееся к "высоким стандартам демократии".  И то, что прощается странам Залива, Киеву могут не разрешить.

Но помимо фактора США имеются и другие ограничители. В последние годы Эрдоган бросал вызовы многим. В этом списке и Москва, и Вашингтон, и Пекин, и Дели. Однако, продвигая свой образ как главного возмутителя спокойствия, тот же турецкий президент не единожды демонстрировал умения по рационализации конфронтации. И неслучайно в ходе визита своего украинского визави он отсылал его к необходимости реализации Минских соглашений. Притом, что в Киеве уже не скрывая говорят о том, что они устарели и не являются релевантными сегодняшней повестке дня.

В то же время поставки в украинскую армию беспилотников "Байрактар", хорошо зарекомендовавших себя в ходе военных действий в Карабахе, могут на практике противоречить дипломатически выверенным речам. Ведь Анкара вряд ли сможет гарантировать, что Киев не захочет с их помощью повторить прошлогодний карабахский опыт в Донбассе.

2279
Теги:
Украина, Турция
Бокал с коньяком

Почему качество армянского коньяка вызывает вопросы в России?

0
(обновлено 20:38 15.04.2021)
Российские производители коньяка обратились к таможенникам с просьбой усилить контроль за ввозимыми с территории Армении и Казахстана коньячными дистиллятами. Существуют опасения, что под видом этой продукции в Россию завозится фальсификат.

Никита Чикунов, Sputnik.

Эксперты разделяют такую позицию и сходятся во мнении, что винограда в Армении и Казахстане слишком мало для производства тех объемов дистиллята, которые экспортируются в Россию. Подробнее – в материале Sputnik.

Спирт под маской коньяка

Вопрос контроля за происхождением и качеством поступающих в Россию коньячных дистиллятов будет включен в повестку дня на заседании государственной комиссии по противодействию незаконному обороту промышленной продукции, которое должно состояться в июне этого года. Об этом Sputnik рассказал исполнительный директор российского Союза производителей коньяка (Союзконьяк) Дмитрий Чернев.

Еще в конце января организация направила письмо на имя заместителя главы Федеральной таможенной службы (ФТС) России Елены Ягодкиной. В письме Союзконьяк обращал внимание таможенников на "дисбаланс между возможностями выращивания винограда в таких странах, как Армения и Казахстан, и объемами производства коньячных дистиллятов".

Коньячный дистиллят – основу для создания коньяка – получают путем двойной перегонки виноматериалов с последующим хранением полученного спирта в дубовых бочках. Таким образом, уточняют в Союзе, для производства коньячных дистиллятов нужно иметь достаточное количество винограда (из 10 кг винограда можно получить примерно 0,9 литра дистиллята – Sputnik).

"В 2020 году, по данным Росалкогольрегулирования, в Россию из Казахстана ввезли более 430 тыс. декалитров (1 декалитр равняется 10 литрам, - Sputnik) коньячных дистиллятов. В предыдущие десять лет объем ввоза этой продукции был равен нулю. Казахстан никогда не был страной развитого виноделия и виноградарства. Площадь виноградников в стране не превышает 12 тыс. гектаров, а почти весь урожай (около 80 тыс. тонн ежегодно – Sputnik) идет на вино, поставляемое на местный рынок", — говорит Дмитрий Чернев.

Схожая ситуация складывается в отношении Армении. По словам эксперта, в минувшем году в Россию поступило 640 тыс. декалитров (в виде безводного, 100-градусного спирта) армянских коньячных дистиллятов. Это значительно больше расчетного объема годового сбора винограда в стране – около 100 тыс. тонн, добавляет он.

Теоретически из 100 тыс. тонн собранного за сезон винограда можно произвести около 1 млн декалитров коньячного дистиллята, однако на практике это почти невозможно, поскольку необходимо учитывать производство вина и другой продукции, баланс экспорта и внутреннее потребление, уточняет исполнительный директор Союзконьяка.

По этим причинам в Союзконьяке предполагают, что ввозимый в Россию дистиллят из Казахстана разбавляется зерновым этиловым спиртом или смешивается с заграничным спиртом (в частности, узбекистанским), а дистиллят из Армении смешивается со спиртом невиноградного происхождения.

С такими выводами соглашается директор Центра исследований федерального и региональных рынков алкоголя Вадим Дробиз.

"У Армении и Казахстана нет такого количества винограда, чтобы производить столько коньячных дистиллятов и коньяка, сколько они продают в Россию. Подозреваю, что Армения ввозит спирты, которые затем превращаются в "армянские". Казахстан производит совсем незначительные объемы, скорее всего, там используют заграничное сырье", — объясняет он.

Необходимо учитывать, что для изготовления коньяка и коньячных дистиллятов подойдет не весь выращиваемый виноград, а только его редкие и довольно специфические сорта. Этот фактор также снижает производственные возможности, добавляет независимый эксперт по алкоголю Сергей Парамонов.

"В Армении, например, приблизительно 95% посевных площадей под сорта винограда, пригодного для производства коньяка и дистиллятов, принадлежат Ереванскому коньячному заводу. Из чего все остальные игроки производят спирт – это вопрос риторический", — замечает специалист.

Неподконтрольные нарушители

Сейчас коньячный дистиллят из Армении и Казахстана перевозится непосредственно от поставщиков на заводы-производители в России, минуя строгий таможенный контроль при пересечении границы из-за членства стран в Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС), утверждают в Союзконьяке.

По этой причине организация обратилась в ФТС с просьбой проверить партии дистиллятов отдельных армянских и казахстанских поставщиков. В результате, уточняют российские производители, "несколько десятков машин с некачественной продукцией развернули на границе".

В ФТС подтверждают факт таких проверок, проведенных совместно с территориальными подразделениями Росалкогольрегулирования, однако отказываются предоставить более полную информацию. "Итоги проведенных мероприятий планируется подвести в мае", — указывают в пресс-службе ведомства.

В целом, как рассказал Sputnik пресс-секретарь Росалкогольрегулирования Александр Куликов, в 2020 году был ограничен оборот 900 тыс. литров алкогольной продукции, в том числе из Казахстана и Армении, а нескольких участников рынка лишили доступа в ЕГАИС (система, предназначенная для госконтроля над объемом производства и оборота этилового спирта и спиртосодержащей продукции, - Sputnik).

Стандарты против фальсификата

Широкое поле для нарушений появилось из-за того, что действующие ГОСТы на коньячную продукцию не содержат строго прописанных показателей, по которым можно обнаружить фальсификат, уточняет Дмитрий Чернев.

Дистилляты, оформленные в качестве армянских или казахстанских, на самом деле могут не являться таковыми и следовать через страны транзитом из государств, не входящих в ЕАЭС, допускает один из участников российского алкогольного рынка, пожелавший остаться анонимным.

В таком случае поставщикам не придется уплачивать таможенные пошлины и проходить проверочный контроль на границе с Россией, что позволяет одновременно снижать затраты на производство и, соответственно, качество продукции и повышать выручку, поясняет он.

Исправить ситуацию, считает Дмитрий Чернев, должен новый государственный стандарт, устанавливающий критерии для определения поддельных коньячных дистиллятов и коньяка.

"Проект такого ГОСТа, разработанного совместно с Росалкогольрегулированием, уже прошел стадию публичного обсуждения. Теперь, собрав отзывы от всех заинтересованных сторон, мы корректируем его первую редакцию. Когда стандарт получит юридическую силу, тогда появится инструмент для выявления ароматизирующих и красящих веществ, а также спирта невиноградного происхождения. Продавать "крашеную водку" под видом коньяка мы не позволим", — заверяет собеседник.

"Новый национальный стандарт позволит определять подлинность не только коньяка и коньячных дистиллятов, но и винодельческой продукции. После принятия данного стандарта на национальном уровне предполагается разработка и межгосударственного стандарта", — резюмировал Александр Куликов.

0
Теги:
Армения, коньяк, Россия