Шествие оппозиции с требованием отставки правительства Армении во главе с премьер-министром (14 декабря 2020). Еревaн

Армения в поисках послевоенной повестки, или Как два минуса дали плюс Пашиняну

2884
(обновлено 20:46 17.02.2021)
Несколько месяцев протестной активности в Армении показали, что с реальными альтернативами Николу Пашиняну имеется определенный дефицит. И даже поражение в Карабахе не производит нокаутирующего эффекта. Почему так происходит — разбирается Сергей Маркедонов.

Сергей Маркедонов, ведущий научный сотрудник Института международных исследований МГИМО МИД России, главный редактор журнала "Международная аналитика" – для Sputnik Армения

Февральское оживление

В Ереване анонсированы новые протестные акции. Оппозиционное "Движение по спасению родины" заявило о проведении в предпоследнюю субботу февраля первого масштабного митинга в наступившем году. Подготовка к акции происходит на фоне заметной публичной активизации второго и третьего президентов республики Роберта Кочаряна и Сержа Саргсяна. Между тем, не вполне корректно говорить о том, что они когда-то полностью выходили из игры.

И тот же Кочарян в своем программном интервью для Sputnik Армения не был столь категоричен относительно своего возвращения, подчеркнув, что "последние года два-три" он снова в большой политике. Само уголовное преследование второго президента, имеющее помимо правовой стороны очевидный политический подтекст, превращало Кочаряна в политика – даже в том случае, если бы он вдруг решил принять обет молчания и отказаться от любых комментариев в принципе. Между тем, и в годы президентства Сержа Саргсяна его предшественник давал критические оценки работы армянского правительства и социально-экономической ситуации в стране.

Если же говорить о третьем руководителе Армении, то он также делал заявления, проводил знаковые встречи еще до нынешнего общественного оживления. Но сегодня, похоже, уровень и интенсивность координации всех недовольных действующим премьер-министром Николом Пашиняном выше, чем были раньше. На общей платформе пытаются объединиться не только бывшие лидеры государства, но и Вазген Манукян, один из отцов-основателей легендарного комитета "Карабах", первый премьер постсоветской Армении, а также экс-глава Службы национальной безопасности Артур Ванецян. К которому у Кочаряна, если судить по событиям 2018 года, теоретически могут быть определенные претензии. Но сегодня все эти фигуры готовы сплотиться ради изменений в стране.

Означает ли это, что у оппозиции в перспективе есть шанс? Можем ли мы говорить о том, что власти растеряны? Или такая оценка - это не более чем мечта оппонентов Пашиняна? Для ответов на эти вопросы необходимо вернуться к событиям ноября 2020 года. Их безо всякого преувеличения можно рассматривать как отправную точку нынешнего внутриполитического кризиса.

Разная карабахская оптика

Согласие главы армянского правительства на прекращение огня в Нагорном Карабахе ценой значительных территориальных уступок многими в республике было воспринято как предательство. Ереванский журналист Айк Халатян для характеристики сложившейся ситуации использовал такую метафору, как "армянский Брест-Литовск", имея в виду капитуляционный мирный договор, заключенный в 1918 году между большевистским правительством России и Германией. Между тем у нынешнего карабахского перемирия имеется и другой исторический аналог, уже из собственной национальной истории - Александропольский договор между правительством "Первой республики" и кемалистской Турцией от 2 декабря 1920 года, приведший к значительному территориальному "сжатию" Армении. Через сто лет прошла столь же масштабная реконфигурация.

Нагорно-карабахский проект в значительной степени институционализировал постсоветское армянское государство. Но здесь следует сделать оговорку принципиальной важности. Этот конфликт по-разному воспринимался внутри Армении и за ее пределами. Если для армянского политика, эксперта и даже обывателя Армения, непризнанная НКР и занятые семь районов вокруг бывшей НКАО представлялись единым комплексом безопасности. То в России, а также странах Запада, вовлеченных в урегулирование этнополитического противостояния, это - три разных субстанции, требующие разных политико-дипломатических инструментов.

Понимая это, во многом легче объяснить, почему Москва говорит о не до конца разрешенном статусе Карабаха и после ноября 2020 года, но при этом и до этого времени не раз заявляла о необходимости уступок с армянской стороны (речь о семи районах вокруг бывшей НКАО). Также яснее становится и появление российских миротворцев в Карабахе, что де-факто предотвратило повторение "сербо-краинского сценария" 1995 года.

Однако в Армении другая оптика. И потому в ноябре 2020 года правительство этой страны столкнулось с массовыми протестными акциями. Не прогреми карабахский гром, скорее всего, такой сценарий не имел бы серьезных шансов просто потому, что Никол Пашинян за два с половиной года пребывания у власти основательно зачистил политическое поле. Против ряда его оппонентов были открыты уголовные преследования, тогда как все ветви власти, а также руководство непризнанной НКР шаг за шагом перешли под контроль премьера и его сторонников. Но военное поражение в Карабахе (и даже не оно само по себе, сколько условия перемирия) определили новую повестку дня.

Между прошлым и будущим

Однако с того момента прошло уже три месяца. А власть смогла удержаться, несмотря на обилие скороспелых прогнозов о том, что после "сдачи" на карабахском направлении Пашинян не усидит в своем кресле и нескольких дней. Что же случилось такого, что не привело к немедленной смене власти?

Во-первых, премьеру удалось сохранить за собой большинство в Национальном собрании, хотя за время, прошедшее после подписания трехстороннего документа о прекращении огня в Нагорном Карабахе, имелись случаи сдачи мандатов депутатами от провластного объединения. При этом сам премьер, испытав определенный шок после ноябрьского поражения, сумел прийти в себя. И даже перестать действовать исключительно в рамках реагирования. Путем некоторых кадровых перестановок он сохранил лояльный кабмин.

Далее, в канун новогодних праздников, 25 декабря 2020 года Пашинян заявил, что не "цепляется за кресло премьера", но и "не может небрежно относиться к правительству, к должности премьер-министра, данной ему народом". Он также указал на "единственный способ получить ответ на все вопросы": провести внеочередные парламентские выборы. Этот вариант ранее также озвучивал президент Армен Саркисян.

Казалось бы, могла появиться основа для проведения досрочной кампании. Понятное дело, власти были не в восторге от этой идеи, реагируя на нее, скорее, вынужденно. Но оказалось, что и оппозиция (как внутрипарламентская, так и не имеющая мандатов в Национальном собрании) также не готова к тому, чтобы включиться в избирательную гонку. Оппозиционеры видят ситуацию следующим образом: отставка Пашиняна, формирование временного правительства и только третьим этапом - выборы. Резоны у оппонентов власти есть. Ведь проведи выборы действующее правительство, оно неизбежно получит преимущество, административный ресурс еще никто не отменял. Но в итоге два минуса дали плюс. И он обернулся в пользу правительства и лично Пашиняна.

Досрочных выборов в нынешней властной конфигурации не хотел никто (хотя премьер предлагал эту тему предметно обсудить). И в итоге их не будет. 7 февраля проправительственная фракция большинства "Мой шаг" провела в парламенте встречу с премьер-министром. Основной вывод переговоров: идея досрочных выборов не востребована в обществе.

Оппозиция от этого никуда не денется. Напротив, она пытается перехватить инициативу. Выход на первый план в оппозиционной кампании Вазгена Манукяна, похоже, не дал того эффекта, на который рассчитывали критики Пашиняна. Как сказал автору этой статьи один известный ереванский журналист, "экс-премьер если и является политическим тяжеловесом, то бывшим".

Для многих молодых армян комитет "Карабах" и события 1988 года уже не являются синонимом успеха и прорыва. Помимо этого нужны и новые лица, и новые идеи. Тем паче, что в армянском обществе есть понимание, что, несмотря на все промахи и ошибки Пашиняна и действующего правительства, у легенд прошлого (безо всякой иронии) нет ресурсов для слома нынешнего геополитического статус-кво. Каким бы брест-литовским или александропольским послевкусием он ни обладал.

Нет сегодня и внешних интересантов новых досрочных выборов в Армении. Так, Владимир Путин не раз высказался в том духе, что популистская критика Пашиняна с "патриотических позиций" не поможет ни карабахскому урегулированию, ни ситуации на Кавказе в целом, ни положению внутри Армении.

Таким образом, мы видим, что премьер справился с первичным шоком от внутриполитических потрясений. Его положение нельзя считать прочным, а впереди масса вопросов, начиная от делимитации границ с Азербайджаном и заканчивая санитарно-эпидемиологической ситуацией, экономикой и даже режимом военного положения, не отмененного, несмотря на перемирие. Но на внутриполитических фронтах он пока что переигрывает оппонентов. Несколько месяцев протестной активности в Армении показали, что с реальными альтернативами действующему премьеру имеется определенный дефицит. И само военное поражение не производит нокаутирующего эффекта.

Критикам премьера важно понять: одними апелляциями к прошлому будущее не выигрывается.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

2884
Теги:
Армения, Пашинян Никол, Новости Армения
Президент Ирана Хасан Роухани рассматривает новые ядерные достижения Ирана во время Национального дня ядерной энергии страны (10 апреля 2021). Тегеран

На фоне ужесточения позиций Тегерана и Вашингтона прорыва в Вене не произошло

293
(обновлено 23:53 15.04.2021)
Очередной раунд венских переговоров по иранской "ядерной" сделке проходил на фоне такого накала страстей (взрыв в Натанзе, 60-процентное обогащение урана Ираном), что особой результативности ожидать не приходилось. В итоге, похоже, на сей раз разошлись ни с чем…

Арман Ванескегян, политический обозреватель Sputnik Армения

В этом плане в первую очередь следует отметить действия Израиля, который подставил своего заокеанского партнера и союзника – США.

"Мелкая пакость" в виде ракеты в борт

Получилось так, что второй тур переговоров между подписантами иранской "ядерной" сделки, Ираном и Соединенными Штатами начался на фоне резких телодвижений, которые накануне допустили Тель-Авив и Тегеран. Сначала был взрыв на иранском ядерном объекте в Натанзе (завод по обогащению урана), в котором иранское руководство впрямую обвинило израильские спецслужбы.

Потом была, как говорится, мелкая пакость в виде ракеты, ударившей в борт израильского сухогруза Hyperion Ray, который перевозил автомобили через воды Красного моря. Поскольку сейчас выясняется, что корабль не пострадал, и даже непонятно, откуда был нанесен ракетный удар (то ли с воздуха, с применением БПЛА или истребителя, то ли еще откуда-то), то возникает логический вопрос – а была ли ракета вообще?

Даже с учетом того, что большинство экспертов придерживаются мнения, что ракетная атака все-таки имела место быть, подобная "пакость" не может считаться адекватным ответом на взрыв на иранском ядерном объекте. Понимали это и в самом Тегеране. Ну а поскольку после взрыва в Натанзе в самом Иране жесткой критике подвергся Корпус стражей Исламской Революции (КСИР), то иранскому руководству кровь из носу было необходимо предъявить сообществу (как своему, так и международному) адекватный и соразмерный ответ.

Ведь КСИР не смогла уберечь от удара один из самых охраняемых в стране объектов – ядерную лабораторию. Оттуда недалеко и постепенная потеря веры иранского населения в то, что власти со своим "карающим мечом" – КСИР-ом – смогут защитить его от угрозы "сионистов".

И тут прозвучало сакральное заявление о готовности иранских властей начать обогащение урана до 60 процентов, которое накануне второго раунда венских переговоров прозвучало, как гром среди ясного неба. Следующим шагом после 60-процентного обогащения урана может стать 90-процентный рубеж. А это – прямой путь для изготовления ядерного оружия, утверждают на Западе.

Тегеран, конечно же, свое намерение перешагнуть эту красную линию (производство ядерного оружия) категорически отрицает. 60-процентный уран им необходим лишь для производства медицинских препаратов и приборов для лучевой терапии. Ну и, конечно же, накануне очередного раунда венских переговоров Тегеран не мог упустить своего шанса.

"Обогащение до 60% - ответ на это злодеяние (взрыв в Натанзе)", – заявил президент Роухани.

"Венский вальс" в формате обтекаемых формулировок

Фактически взрыв в Натанзе стал катализатором ужесточения позиций сторон, и, в первую очередь, это касается именно Ирана. Меняя центрифуги старого поколения (IR-1)на новые (IR-6), позволяющие выйти на более высокий уровень обогащения урана, Тегеран сейчас буквально навязывает своему противнику – Соединенным Штатам – необходимость максимально быстрого решения по возвращению страны в рамки СВПД.

Причем делается это в достаточно жесткой манере – в виде резкого шага к увеличению процента обогащения урана. При этом власти Ирана сознательно говорят, что при желании могут обогащать уран и до "оружейного" уровня в 90 процентов.

Получается так, что если взрыв в Натанзе действительно организовал Израиль, то он в какой-то степени "подложил свинью" США. Ведь американским дипломатам действительно непросто садиться за стол переговоров в Вене в нынешних условиях.

Особенно с учетом того, что среди части политической элиты самих Соединенных Штатов все настойчивее звучат голоса о необходимости поскорее вернуться в рамки Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) по "ядерной" сделке.

С другой стороны, понятно же, что Тель-Авив готов пойти на все что угодно, лишь бы сорвать любой переговорный процесс (и нынешний венский формат – в том числе), лишь бы не дать Соединенным Штатам вернуться в рамки иранских "ядерных" договоренностей в прежнем виде.

И с этой позиции целенаправленное провоцирование Ирана на ужесточение риторики в переговорах с США (а взрыв на ядерном объекте – именно такой шаг) играет израильтянам на руку. И, по большому счету, судя по итогам второго раунда венских переговоров, израильтяне своего добились. Длились консультации всего ничего, 2-3 часа. После этого стороны разошлись, сдержанно комментируя "итоги встречи".

"Принято решение продолжить технические консультации на экспертных встречах – говорится в заявлении МИД Ирана, - продолжаются заседания двух групп экспертов, которые на прошлой неделе начали параллельные технические консультации, посвященные отмене санкций" и атомной программе Ирана"

Не разругались в пух и прах – и то хлеб

Несколько более оптимистично на этом фоне прозвучала реакция постоянного представителя России при международных организациях в Вене Михаила Ульянова: "Заседание совместной комиссии по СВПД завершилось. За ним последует ряд неформальных встреч в разных форматах, в том числе на уровне экспертов. Общее впечатление положительное. Если возникнет необходимость, комиссия соберется снова".

Правда, европейская сторона в лице представителя главы дипломатии ЕС Жозепа Борреля - Петера Стано, во время самих венских консультаций от сарказма не удержалась: "все это (обогащение урана до 60 процентов) противоречит духу проходящих сейчас дискуссий, потому что нет никакого убедительного оправдания такого решения в гражданских целях", сказал он.

Ну а если учесть достаточно жесткую риторику, которой обменялись официальные Тегеран и Вашингтон буквально накануне венской встречи, то можно предположить, что за столом переговоров в столице Австрии было предложено выдержать паузу, чтобы стороны поостыли. Чтобы успокоились страсти у Ирана после взрыва в Натанзе, и у Соединенных Штатов – после заявления об обогащении урана до 60- процентов.

Ведь страсти действительно зашкалили. Буквально накануне госсекретарь Энтони Блинкен высказался следующим образом: "Мы очень серьезно восприняли их провокационное объявление о намерении начать обогащение урана до 60%, и группа "пять плюс один" должна совместно отвергнуть это… Этот шаг ставит под вопрос серьезность намерений Ирана в отношении переговоров по ядерной программе".

На что Верховный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи, говоря о венском формате, отреагировал следующим образом: "Предложения, которые они сделали, были высокомерными и унизительными… Ни одно из предложений не стоит того, чтобы его рассматривали". Более того, иранский лидер вновь обострил ситуацию, сказав, что американцы должны снять абсолютно все санкции – и только тогда Тегеран начнет выполнять свои обязательства.

Понятно, что на фоне всего этого второй раунд венских переговоров по возвращению США в рамки СВПД и снятии иранских санкций особой результативностью блеснуть не мог. Не разругались в пух и прах, не отказались от дальнейших попыток найти точки соприкосновения – и то хлеб.

293
Теги:
переговоры, Израиль, США, Иран
Субмарина BOSS

Невидимый патруль: ныряющий корабль BOSS разработали в России

190
(обновлено 18:20 13.04.2021)
Научный и технологический уровень российского судостроения позволяет нестандартно подходить к конструкторским решениям. Патрульный "Страж" с функциями надводного корабля и субмарины способен удивить специалистов разных стран. Эта новинка называется BOSS.

Александр Хроленко, военный обозреватель

Центральное конструкторское бюро морской техники "Рубин" представило проект погружаемого патрульного корабля "Страж", сочетающего достоинства субмарины и надводного корабля. Относительно небольшие цена и размеры, выдающиеся технические характеристики, традиционно высокая надежность, возможность размещения на борту широкого спектра ракетно-торпедного вооружения (или научного оборудования) делает BOSS привлекательным для многих стран с небольшим оборонным бюджетом.

КБ "Рубин" – один из мировых лидеров в проектировании субмарин и ведущее в России конструкторское бюро подводного кораблестроения со 120-летним опытом создания подводных кораблей и аппаратов различных классов (включая гражданскую технику).

Внешне BOSS напоминает дизель-электрическую субмарину проекта 613 – конструктивно успешную, одну из самых массовых и продаваемых в мире (тоже разработка "Рубина"). Погружаемый корабль имеет схожие технические характеристики: длина 60-70 метров в зависимости от комплектации, водоизмещение около 1000 тонн, экипаж 42 человека. Может оснащаться управляемыми ракетами, торпедами, беспилотными летательными аппаратами, артиллерийскими установками, и маломерными скоростными плавсредствами для досмотровых групп. При выборе оружейных систем, приборов и оборудования специалисты КБ "Рубин" ориентировались на проверенные, серийные образцы современных субмарин, надводных кораблей и самолетов.

Вероятными целями нового патрульного "наутилуса" в подводном и надводном положениях могут стать боевые корабли и береговые объекты высокотехнологичного противника, а также менее оснащенные пираты, контрабандисты, браконьеры. Корабль может эффективно использоваться и в качестве разведывательного или научно-исследовательского.

Головная боль НАТО

Для понимания спектра возможностей и задач нового корабля необходимо вернуться к проекту 613 (по классификации НАТО – "Whiskey"). Субмарина с простотой и надежностью винтовки-трехлинейки имела водоизмещение 1347 тонн, длину 76 метров, ширину 6,6 метра, и могла двигаться со скоростью до 18,5 узлов, на глубинах до 200 метров. Максимальная дальность в надводном положении – 8500 миль (более 15 тысяч км). Основное вооружение: шесть торпедных аппаратов калибра 533 мм (четыре носовых и два кормовых), причем торпеды могли оснащаться и ядерными боевыми частями (боекомплект – 12 торпед или 22 мины). Автономность - 30 суток. Экипаж 52 человека.

Проект 613 разрабатывался как торпедный, и все же было построено шесть модифицированных субмарин с ракетным вооружением – за ограждением рубки в двух прочных контейнерах находились крылатые ракеты П-5 дальностью около 300 км (для стрельбы из надводного положения по береговым целям).

В серийном строительстве 613-х широко применялись поточно-секционный метод постройки, автоматическая сварка и рентгенографический контроль сварных швов. Советский флот получал по одной новой субмарине в пять дней. За семь лет (1950 – 1957) было построено 215 дизель-электрических подлодок среднего водоизмещения, которые могли одинаково эффективно наносить торпедные удары, вести разведку, решать задачи минных постановок, оперативной и позиционной службы в районах дислокации противника. О живучести проекта говорит тот факт, что 613-е служили до конца существования Советского Союза, то есть почти сорок лет (на Черноморском флоте в 1990 году в строю оставалось 18 ходовых субмарин).

Многоцелевые подводные лодки проекта 613 массово поставлялись за рубеж (около 40 единиц) – военно-морским силам Болгарии, Кубы, Индонезии, Египта, Сирии, КНДР, Польши. Китаю передали техническую документацию, и более 20 субмарин было построено на заводах в Шанхае и Ханькоу.

Разумеется, новый погружной патрульный корабль унаследовал главные качества 613 проекта – прочность, надежность и эффективность. В остальном BOSS – высокотехнологичное детище XXI века, с качественно новыми, более могущественными вооружением, средствами связи, навигации и гидроакустики.

Потенциал

Классическое боевое патрулирование на море – это длительное маневрирование надводных кораблей и подводных лодок в заданном районе, в постоянной готовности к выходу на боевые позиции и нанесению ударов по кораблям или наземным объектам противника. Имеется дипломатическое выражение "демонстрация флага", но сути происходящего это не меняет, патрульный корабль вдали от родных берегов всегда выполняет боевую задачу в постоянной готовности к ракетному, артиллерийскому или торпедному удару. Именно поэтому РФ жестко реагирует на появление американских эсминцев вблизи своих берегов в Черном, Беринговом или Японском морях.

В российском ВМФ до недавнего времени патрулированием акваторий занимались сторожевые корабли (СКР), в военно-морских силах НАТО – эскортные эсминцы, фрегаты, корветы и корабли прибрежной зоны. Сложно поставить знак равенства между традиционными надводными кораблями и ныряющим BOSS (для него придется дописывать тактику боевого применения). Особенности эксплуатации нового корабля позволяют утверждать, что в КБ "Рубин" создали гибридную субмарину.

Боевое патрулирование в подводном положении позволяет скрытно наблюдать за противником, нарушителями границы или контрабандистами, обеспечивает внезапность удара или реагирования на угрозы. На глубине проще оторваться от превосходящих сил противника, и там никакой шторм не страшен.

Надводные характеристики – бонус для экипажа, который может в походе дышать свежим морским воздухом, а не продуктом регенерации (как на классических подводных лодках). Возможности научного изучения шельфа у ныряющего патрульного корабля выше, чем у аналогичного надводного. Кроме того, BOSS может служить относительно недорогим учебным "классом" для подготовки экипажей и береговой инфраструктуры – с прицелом на развитие отдельными странами национальных подводных сил, приобретение опыта и "полноформатных" субмарин.

190
Теги:
субмарина, Россия
Премьер-министр Никол Пашинян посетил общины Вайоцдзорсой области (17 апреля 2021). Вайоц Дзор

Пашинян: систему срочной военной службы нужно менять

0
(обновлено 00:38 18.04.2021)
После войны в Карабахе вопрос перехода армянской армии на контрактную службу встал особенно остро.

ЕРЕВАН, 17 апр - Sputnik.Премьер-министр Армении Никол Пашинян в субботу предложил подумать над сокращением сроков несения срочной воинской службы.

"Мы должны подумать над существенным сокращением срока обязательной срочной военной службы. Есть разные идеи, мы их обсудим. Например, есть идея проведения раз в пять лет двух или трехмесячной службы, чтобы молодые люди овладели минимальными военными навыками", - сказал Пашинян на встрече с жителями Ваойцдзорской области.

По его словам, в стране должна быть профессиональная армия, когда военнослужащий профессионально занимается военным делом и ничем другим.

"Но для этого он должен получать высокую зарплату и мы этот процесс уже начали. Мы работаем над тем, чтобы зарплата контрактника была на уровне 300-320 тысяч драмов (575-612 долларов по текущему курсу)", - отметил премьер.

В настоящее время срочная служба в армянской армии составляет 2 года. Среди погибших на войне в Карабахе осенью прошлого года большинство были военнослужащими срочной службы.

0
Теги:
Служба, армия, Пашинян Никол