Мужчина на месте обстрела здания родильного дома в Степанакерте (28 октября 2020). Карабах

Карабах: мирный процесс в условиях нового статус-кво

3043
(обновлено 19:29 13.01.2021)

В Кремле было подписано новое совместное заявление по Нагорному Карабаху президентов России, Азербайджана и премьер-министра Армении. Можно ли рассматривать московский саммит, как некий прорыв в деле урегулирования многолетнего этнополитического конфликта или речь идет по большей части о залечивании ран второй карабахской войны? Какие новые расклады сил в Кавказском регионе по сравнению с концом прошлого года отражают результаты переговоров в столице России?

Сергей Маркедонов, ведущий научный сотрудник Института международных исследований МГИМО МИД России, главный редактор журнала "Международная аналитика" - для Sputnik

Московская встреча может считаться знаковым событием уже в силу того, что руководители Азербайджана и Армении встретились в первый раз (хотя и не тет-а-тет, а в трехстороннем формате) после окончания "осенней войны" в Карабахе. По итогам саммита появилось заявление, соавторство которого наряду с Владимиром Путиным разделили Ильхам Алиев и Никол Пашинян.

Важно также и то, что оба лидера признали позитивную роль России в процессе урегулирования конфликта. В особенности это касалось миротворческой миссии, которую Москва развернула в Карабахе. Но на этом, пожалуй, список общих точек соприкосновения между азербайджанским и армянским лидером можно считать завершенным. Как минимум, по состоянию на 11 января 2021 года.

Армения и Азербайджан: расхождения сохраняются

Во время заявлений лидеров стран для прессы невооруженным взглядом была видна различная стилистика оценок происходящих событий. Если Ильхам Алиев предпочитал говорить о конфликте в прошедшем времени, фокусируясь на перспективах восстановления инфраструктуры разрушенных и запущенных территорий, то Никол Пашинян старался сосредоточиться на актуальных проблемах сегодняшнего дня - возвращении военнопленных и неразрешенном статусе Нагорного Карабаха. С азербайджанской же точки зрения статусные вопросы фактически тождественны восстановлению юрисдикции Баку над ранее утраченными территориями. В условиях нового статус-кво они перестали быть для азербайджанской стороны актуальными.

Для армянской стороны ситуация принципиально иная. Потеря семи районов, а также ряда частей Нагорно-Карабахской республики до предела обострили вопрос об определении будущего Степанакерта и демаркации межгосударственной границы с Азербайджаном уже в новой территориальной конфигурации. И Пашинян, даже если бы захотел смолчать, не может этого сделать, подвергаясь беспрецедентному давлению у себя на родине. В канун его прилета в Москву на информационных просторах даже циркулировали слухи о возможном его блокировании в Ереване и срыве поездки.

Премьеру Армении после 10 ноября не позавидуешь. Но не менее сложным (если не более) будет путь у его гипотетических преемников. Ведь одно дело критиковать за безосновательные уступки того или иного политика, а другое - принимать альтернативные решения, обладая всей полнотой информации об имеющихся ресурсах, возможностях и пространствах для маневрирования.

Между тем, даже оппоненты Пашиняна, пускай и без особой охоты, но признают: реальных работающих планов выхода из карабахской ситуации на горизонте не проглядывается.

Таким образом, встреча в Москве зафиксировала уже на новом этапе расхождения в позициях Еревана и Баку. Но при этом и их готовность работать в формате, определенном совместным заявлением от 10 ноября 2020 года. Он требует дальнейшей детализации. Собственно, этому и были посвящены переговоры в столице России.

Москва начинает и выигрывает

После того, как благодаря участию РФ в Карабахе были остановлены боевые действия, эксперты и действующие политики повели дискуссию о степени российского влияния в этой части постсоветского пространства. Для многих поведение Москвы, стремящейся избежать односторонней поддержки кого-то одного из участников конфликта, оказалось сюрпризом. Но как бы то ни было, а российская медиация признается и Баку, и Ереваном.

Прекрасной иллюстрацией этого стали заявления Ильхама Алиева и Никола Пашиняна, прозвучавшие 11 января в Гербовом зале Кремля.

По словам азербайджанского лидера, "российская миротворческая миссия эффективно выполняет свою работу, и за два месяца, за исключением небольших инцидентов, не было серьезных поводов для беспокойства". Никол Пашинян начал свое выступление со слов благодарности в адрес президента РФ "за усилия, вкладываемые для восстановления стабильности и безопасности в нашем регионе и для урегулирования нагорно-карабахского конфликта".

При этом стоит особо оговориться. Эта роль Москвы не стала чем-то принципиально новым. И хотя ранее Россия была одним из трех сопредседателей Минской группы ОБСЕ, а не единоличным ее руководителем, в наиболее острые периоды эскалации конфликта, будь то серьезное обострение в апреле 2016 года или более ранние инциденты, именно она выдвигалась на первый план. И это не вызывало особого протеста со стороны Вашингтона и Парижа. И сегодня, когда Москва заняла ведущую позицию в возобновлении мирного процесса, она не противопоставляет себя Западу конкретно на карабахском треке вопреки имеющимся расхождениям по широчайшему спектру проблем мировой повестки с США, Францией и их союзниками.

В этом контексте важно отметить телефонную беседу Владимира Путина и французского президента Эмманюэля Макрона 10 января, за день до трехсторонних переговоров в Москве. Как подчеркивается в информационном сообщении на сайте главы российского государства, это событие имело место "в рамках координации действий сопредседателей Минской группы ОБСЕ". Фактически это ответ на часто задаваемый вопрос: существует ли этот формат после ноября 2020 года? Как видим, он поддерживается. И не в последнюю очередь благодаря российским усилиям, что подтачивает популярный ныне тезис о якобы тотальном геополитическом "ревизионизме" Москвы.

Сегодня США не до Карабаха, хотя Вашингтон старается держать руку на пульсе. После инаугурации Джозефа Байдена, 20 января, не исключено, внимание американских политиков к Кавказу в целом и к армяно-азербайджанскому противостоянию в частности возрастет. Но пока что американская позиция не противопоставляет себя российской. Значит, Москва по-прежнему сохраняет особую роль в мирном процессе, действия при этом не вместо Минской группы и не наперекор Западу, а вместе с ними. Как минимум, до той поры, пока партнеры не вознамерятся попытаться искусственно принизить российское влияние.

Второе совместное заявление: основные штрихи

Итогом непростых переговоров в Москве стало подписание трехстороннего заявления по Карабаху. Оно, таким образом, стало уже вторым совместным документом, касающимся урегулирования застарелого конфликта. Но если прошлогоднее заявление касалось прекращения огня и первоочередных мер, нацеленных на его закрепление, то январское было сфокусировано на экономических сюжетах. Предполагается создание рабочей группы по разблокированию транспортных коммуникаций и экономических связей в Кавказом регионе, не только непосредственно в Карабахе и в прилегающих к нему районах.

Российское руководство, взяв на себя инициативу в процессе урегулирования конфликта, не хочет сбавлять темпов и пытается предложить свою конструктивную повестку - реализацию планов по восстановлению разрушенной инфраструктуры региона. Это попытка создать защитную основу, своеобразную страховку от возобновления боевых действий. Риск новых разрушений будет призван удерживать стороны от военной активности. Но сможет ли эта экономоцентричная модель сблизить позиции Баку и Еревана? Вопрос не так прост.

С одной стороны, прагматика выглядит ощутимо привлекательнее разговоров об абстрактных ценностях. С другой, опыт урегулирования других затяжных этнополитических противостояний, будь то Кипр, Ближний Восток или Балканы, показывает: это может снизить интенсивность конфликта, перевести его из военного в политико-правовой, что уже само по себе шаг вперед. Однако без обсуждения статусных вопросов, проблем беженцев, гарантий безопасности не обойтись. Экономика улучшает положение дел, но далеко не всегда помогает вылечить общественные травмы и компенсировать политические утраты.

Как бы то ни было, то, что произошло в Москве 11 января, можно рассматривать, как возобновление переговорного процесса в условиях нового статус-кво. Ведущая роль в нем принадлежит России. И это, пожалуй, главный итог встречи. Конечно, речь не идет о гарантированном успехе на этом пути. Сложности очевидны, и о них, думается, еще будет возможность поговорить, и не раз. Они будут возникать как внутри двух конфликтующих обществ, так и в геополитическом контексте. Пока же происходит осмысление новых реалий и выстраивание планов в соответствие с ними.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

3043
Теги:
статус-кво, переговоры, Карабах
Пробитая каска на территории у госпиталя в Мартакерте, разрушенного в результате обстрела.

Южный Кавказ сейчас, или Как 44 дня войны в Карабахе перевернули регион

5225
(обновлено 13:53 13.01.2021)
Москва видит будущее в развитии региональной инфраструктуры, логистики, в прозрачности существующих границ и так далее. Сработает ли подобный подход – покажет время. Но очевидно одно - узел на Южном Кавказе плотно затянут.

Пока еще неимоверно трудно предсказать, во что для всего региона могут вылиться результаты острого, жесткого военного столкновения между Арменией и Азербайджаном на карабахском плацдарме. Пока даже теоретически контуры ожидаемого мирного сосуществования между двумя странами, недавно завершившими кровопролитное противостояние, не очерчены. С другой стороны, взявшая на себя ответственность (ну и обязательства, куда деться) за мир в регионе Россия, кажется, имеет какие-то свои подходы, планы и видение на вопрос.

Настрой Москвы понятен, но обществу сейчас не до того…

Как показала московская встреча 11 января, говорить об экономическом сотрудничестве еще рано. Слишком свежи раны, слишком сильны эмоции, слишком много потеряла Армения из-за того, что в самый острый момент развития многолетнего карабахского противостояния оказалась под руководством, скажем так, не самого дальновидного, опытного и мудрого руководителя. Слишком уж остро стоит в армянском обществе вопрос пленных, заложников и без вести пропавших, чтобы можно было трезво взглянуть на сложившуюся ситуацию, на глобальные региональные перспективы, чего на самом деле требуют нынешние реалии. Слишком многое зависит от того, чего добьются за переговорным столом те, кто будет обсуждать статус Нагорного Карабаха.

Именно поэтому о какой-то конкретике в планах на будущее пока говорить не приходится. Очевидно, что чем раньше вернется в функциональный режим армянское общество, тем минимальнее будут потери при выходе из создавшейся ситуации для страны в целом. Первоочередной, главнейшей задачей для всех участников переговорного процесса становятся именно гуманитарные проблемы.

Россию этот вопрос касается отнюдь не в меньшей степени, чем тех же Армению и Азербайджан. Ведь какие-то реальные изменения в регионе, на которых настаивает Москва, как и общий настрой на мирное сосуществование всего региона, зависят сегодня от того, как будут развиваться переговоры по статусу Карабаха и по возвращению военнопленных и заложников.

Это – что касается непосредственных участников данного регионального процесса – Москвы, Еревана, Баку. Но ведь существуют и другие региональные акторы, которые все это время внимательно следили за развитием ситуации в Карабахе. В первую очередь это, конечно же, Турция, говоря о которой ни в коем случае нельзя забывать, что она – член НАТО. Еще одна страна, которая непосредственно соседствует с территорией, на которой разворачивались кровопролитные военные действия – Иран. Сложная геополитическая и социально-экономическая ситуация, в которой в последние годы оказался Иран, изначально предполагала, что отсидеться за Араксом у него не получится. И уж тем более не удастся отсидеться сейчас, когда в регионе назревают коренные изменения.

Турция вторглась, но что-то пошло не так

Говорить о Грузии, видимо, придется в несколько ином ключе. Она не настолько сильна, да и амбиций у Тбилиси поменьше, нежели у Анкары и Тегерана. Грузины мечтают, чтобы их взяли в НАТО и в Евросоюз, чтобы войска Североатлантического Альянса расквартировались на их территории, являясь гарантом того, что с территории Абхазии и Южной Осетии на них не нападут "злые русские". А еще они мечтают, чтобы быстрее закончилась пандемия, и чтобы приезжало бы больше туристов со всего света. Чтобы приходило много инвестиций из Турции и Азербайджана, равно как и заказов на транзитные перевозки - как по железной дороге, через Поти, так и по автомобильной, через Верхний Ларс – из Армении. А в "большую игру", в которую регион втянули Анкара и Баку, Тбилиси влезать, ой, как не хочется.

Как видим, у каждого из региональных игроков – свои амбиции, свои требования, свои пожелания и свое видение. Кстати и в  Баку скоро настанет понимание того, что итоги прошедшей войны вовсе не дали им тех дивидендов, на которые они рассчитывали, планируя быструю военную операцию – блицкриг – по захвату всего Карабаха. И что, по большому счету, Баку,  "таскал каштаны" для другого дяди - Эрдогана.

Дело в том, что Турция с Азербайджаном давно позиционируют себя как "одна нация – два государства", и одна из сверхзадач Анкары – совершить прорыв в регион Южного Кавказа, реализована. Достижение неслабое в чисто геополитическом плане, если учесть, что на протяжении целого века Турция была отрезана от всего региона стараниями той же России, вернее, Советского Союза. С другой стороны, полностью подмять под себя (ну или под своего "младшего брата") весь стратегически важнейший регион, не удалось – опять помешала Россия, у которой здесь свои интересы, которые при любом раскладе с интересами турецкими диаметрально противоположны. А ведь в правилах той самой "большой игры", в которую Анкара втянула-таки Южный Кавказ, ожидаются большие перемены, которые туркам отнюдь не выгодны.

И регион, и страны Южного Кавказа скоро окажутся пор прессом США

Большие перемены, в первую очередь, связаны с изменением вашингтонской администрации. С тем, что к власти в США опять приходят глобалисты, которые будут подминать под себя всех идеологических оппонентов, в каком бы уголке страны они не находились. И в этом плане Турции может здорово не повезти при определенном раскладе. Ведь при Трампе даже наказание за приобретение российских ЗРК С-400 – отстранение Турции от проекта истребителей F-35 – было против воли действующего американского президента (конгрессмены и сенаторы-демократы заставили). А сейчас эти самые демократы привели своего кандидата к власти. Это значит, что член НАТО Турция будет под пристальным вниманием и серьезным прессом своих коллег.

А еще отнюдь не исключено, что Анкаре придется отвечать перед "высоким руководством" за бездарно проведенную карабахскую операцию. Где вместо того, чтобы ослабить влияние России в регионе, она, наоборот, усилила его до такой степени, что в Карабахе сейчас расквартировались российские миротворцы. Ну, не может подобный расклад нравиться руководству Соединенных Штатов, которое очень скоро (после 20 января) будут представлять демократы. Так что серьезное давление на весь регион в целом со стороны США уже сейчас можно предсказать с высокой степенью уверенности. С учетом фактора Ирана, давление со стороны американцев становится просто предварительной констатацией факта, от которого некуда деться.

Алиев не хочет вести переговоры, так как осознает слабость Пашиняна - политолог>>

На самом деле это сейчас, пока в Вашингтоне царит неразбериха и начинается "охота на ведьм" в лице сторонников Трампа, в Тегеране пытаются воспользоваться ситуацией. Активизировались и хотят отыграть какие-то, выгодные для себя, позиции по американским санкциям. Однако давление на Иран при новой администрации, скорее всего, не ослабнет, а наоборот, увеличится. Ведь на самом деле тот же Тегеран, действуя вполне гласно, уже демонстративно нарушил немало пунктов СВПД (Совместный Всеобъемлющий План Действий). Усилить давление (в том числе и военное) на Иран США на сей раз смогут – в Персидском Заливе стоят авианосцы и ядерные подлодки, а на Южном Кавказе, на территории Азербайджана обосновались войска Турции. Но об этом – в следующий раз…

5225
Теги:
геополитика, Турция, Закавказье, США, Россия
Люди в масках на улицах Пекина

Затяжной коронакризис: к чему готовиться дальше?

486
(обновлено 15:29 07.01.2021)
Человечество с радостью рассталось с 2020-м – не просто трудным, но самым необычным годом в новейшей истории. О том, что он показал и к чему готовиться в ближайшем будущем, рассуждает колумнист Sputnik Петр Акопов.

Прогнозы на новый год и раньше не отличались оптимизмом – всегда проще и кликабельнее предсказывать трудности и катастрофы, чем предрекать перемены к лучшему, и казалось бы, что после столь сложного года ожидания будут самые пессимистичные.

Но нет – человек всегда надеется на лучшее, верит в спасение, иначе человечество просто давно бы уже прекратило свое существование. Хотя в нынешних условиях многие считают оптимистами даже тех, кто предсказывает окончание карантинных ограничений и восстановление нормального уклада жизни и общения как между гражданами, так и государствами.

Мир никогда не будет прежним: "всегда быть в маске – судьба моя". Убежденных в этом очень много, и они считают себя не пессимистами, а реалистами. Сложно спорить с тем, что коронавирус испугал и изменил мир, вот только способность человечества приспосабливаться к изменениям практически безгранична. И нет сомнений: то, что нас (человечество в целом) не убило, сделало нас сильнее. Хотя как раз тут и проходит граница между пессимистами и оптимистами.

Пессимисты считают, что сильнее стали те, кто железной рукой ведет человечество в цифровой концлагерь – наднациональные элиты, работающие над построением единого человеческого муравейника, управляемого из единого центра сначала специально выведенными сверхчеловеками, а потом и искусственным (то есть дьявольским) интеллектом. Напугав все человечество коронавирусом (многие пессимисты не верят в его природное происхождение), глобалисты получили возможность форсировать вакцинацию-цифровизацию-чипизацию, сделав таким образом еще один шаг к мировому господству. То есть однозначно оказались в выигрыше от коронакризиса – который сами и раскрутили.

Пессимистов много в самых разных странах – и они абсолютно правы в одном. Правы в том, что опасаются построения единого и управляемого глобального общества безмозглых гедонистов-потребителей. Такая угроза действительно есть – она видна из самого хода развития цивилизации.

Вот только речь идет о западной цивилизации, оказавшейся на какой-то момент не просто самой сильной, но и способной навязать всему миру свою картину будущего, свою модель глобализации. Однако крах западного, атлантического проекта глобализации (до осуществления которого еще было очень далеко) произошел до коронавирусной пандемии. Внимательным наблюдателям стало понятно, что этот проект обречен на неудачу, еще в конце нулевых годов – после кризиса 2008-го. Уже тогда все остальные цивилизации (особенно суверенные и мощные – вроде Китая и России) стали наращивать усилия по дистанцированию от обреченной на разрушение очередной задумки по возведению Вавилонской башни.

К началу 2020-го было сделано очень многое на этом пути – а начавшийся в ядре глобализации, то есть в англосаксонских странах, внутренний кризис (проявившийся в Brexit и реакции на победу Трампа) лишь подтверждал тенденцию заката атлантического проекта. Поэтому какими бы внешне благоприятными для глобалистов ни были последствия коронакризиса, воспользоваться ими они просто не смогут. Никакой из складывающихся и уже сложившихся мировых центров силы не будет подыгрывать попыткам спасти мир через усиление глобалистских, то есть объединительных процессов. Хотя лозунг "Нам нужно углубить глобализацию, чтобы вытащить мир из кризиса и предотвратить новые угрозы" продолжит продвигаться, но не встретит поддержки. Слишком хорошо видны торчащие из-под его овечьей шкуры волчьи уши.

Мир станет куда более национальным, государства более самостоятельными, а народы более ответственными – и в этом надежда оптимистов. Конечно, речь лишь о действительно имеющих ген самостоятельности и самодостаточности народах и державах, то есть формально о меньшинстве среди более чем двухсот государств мира. Но ведь только они и вершат историю – что свою, что мировую. Именно они и определяют направление движения человечества, как бы ни хотелось лучшим людям из транснациональных элит и корпораций приватизировать эту функцию.

Сильные государства стали по итогам 2020 года еще сильнее – не потому даже, что на них стали больше надеяться их жители, и не потому, что они взяли на себя дополнительные полномочия. Нет, просто все увидели, что настоящее государство – это не ночной сторож, не пережиток прошлого, не форма эксплуатации народа элитами, не помеха для раскрытия человеческих возможностей, а форма организации и защиты жизни народа.

К государству может быть масса претензий – кроме одной: нельзя считать его чужим и внешним. Даже в том случае, если управляющие им элиты кажутся – или реально оказываются – слабыми и недостойными, государство не сводится к элитам. Более того, даже самые плохие свои элиты куда лучше любых прекрасных внешних. Потому что свои элиты народ может изменить – а вот управляемые извне не имеют к нему никакого отношения. И ни его государство, ни он сам не представляет для них никакой ценности.

Государство это ведь как семья – его тоже можно пытаться периодически "менять на лучшее" или вовсе "отменить за ненадобностью", выбрав полигамию, то есть глобализацию. Но когда приходит беда, выясняется, что никакой альтернативы государству нет – и этот урок коронакризиса все усвоили очень хорошо. А тем, кто не усвоил, бесполезно и объяснять – они и семью давно бы отменили. Однако в 2021 году именно сильные семьи-государства продолжат строить многосемейный, многополюсный мир – дружа и воюя, договариваясь и cсорясь, но не соглашаясь на ликвидацию во имя "общего светлого будущего".

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Оригинал материала читайте на РИА Новости

486
Теги:
коронавирус
Защитники прав человека Армении и Карабаха Арман Татоян и Артак Бегларян

"Эта политика проводится на государственном уровне": омбудсмены об армянофобии в Баку

0
(обновлено 00:10 18.01.2021)
В докладе собраны доказательства того, что политика армяноненавистничества проводится в Азербайджане на государственном уровне.

ЕРЕВАН, 17 янв – Sputnik. Омбудсмены Армении и Карабаха представили очередной доклад о ненависти к армянам в Азербайджане. Об этом омбудсмен Армении Арман Татоян сообщил на своей странице в Facebook.

В докладе собраны доказательства того, что в Азербайджане ненависть к армянам как народу культивируется на самом высоком уровне, причем даже после окончания военных действий в Карабахе.

Мониторинг, проведенный аппаратом омбудсмена Армении, подтверждает, что политика ненависти и вражды к армянам носит в Азербайджане институциональный характер, и в основе ее заложена этническая, а в отдельных случаях – религиозная принадлежность.

Омбудсмен напоминает, что президенты Азербайджана и Турции сравнивали войну в сентябре-ноябре 2020 г. в Карабахе с Геноцидом армян в Османской империи, с массовыми погромами армян в Баку, в частности, в своих выступлениях 10 декабря 2020 года они восхваляли организаторов и исполнителей этих погромов, в том числе и членов Кавказской исламской армии.

При обращении к пленным армянским военным и гражданским лицам, азербайджанские солдаты использовали те же слова, что и президент Азербайджана. Заявления его и других руководителей Азербайджана стали лозунгами, которые подталкивают к жестокости (к примеру, "Мы гоним их, как собак", "Армения создана на древних азербайджанских землях" и так далее).

Азербайджанцы не готовы к добрососедским отношениям с армянами - Бегларян>>

Таким образом, как отметил Татоян, становятся понятны истинные причины войны, а азербайджанские военные гордятся тем, что совершили, зная, что удостоятся за это в своей стране лишь похвалы.

Отметим, что в своем выступлении, посвященном итогам 2020 года, президент Азербайджана Ильхам Алиев допустил ряд грубых высказываний в адрес Армении и ее граждан, употребив такие эпитеты, как "подлый враг", "трус", "унижение". Он также заявил, что при желании может перекрыть поставки гуманитарной помощи в Карабах, так как не все моменты прописаны в трехстороннем заявлении, но не делает этого, допуская благотворительность российских миротворцев в Карабахе.

0
Теги:
Новости Армения, Баку, Азербайджан, политика, омбудсмен
По теме
Баку отказывается выполнять пункт по пленным – письмо главы МИД Армении генсеку ООН
Антиармянская пропаганда Баку носит системный характер – Татоян
Баку грубо нарушает трехстороннее заявление: МИД Карабаха о ранении солдата Армии обороны
Карабах "дезинфицируют" от армян: Татоян возмущен азербайджанской маркой