Российские миротворцы в Карабахе (14 ноября 2020).

Каков рейтинг миротворческой операции в Нагорном Карабахе

2005
(обновлено 21:48 20.11.2020)
Российская миссия в Карабахе крайне важна для поддержания стабильности на Южном Кавказе и в Прикаспийском регионе.

Александр Хроленко, военный обозреватель

Присутствие российских военнослужащих в Нагорном Карабахе снижает вероятность военного разрешения конфликта практически до нуля, позволяет руководству Азербайджана и Армении вернуться за стол переговоров, а местным жителям – в свои дома. Это демонстрация эффективности российской внешней политики, безупречной организации и высокого уровня боеготовности Вооруженных сил РФ.

Миротворческие силы в зоне конфликта своими действиями исключают вооруженное противостояние противников. Самолеты военно-транспортной авиации ВКС России продолжают перебрасывать подразделения и технику 15-й мотострелковой бригады, которая становится новым надежным гарантом стабильности на Южном Кавказе. После начала операции в Степанакерт и другие населенные пункты Нагорного Карабаха вернулись с территории Республики Армения свыше четырех тысяч беженцев. Только 19 ноября на 27 автобусах, под охраной миротворцев приехали более 1200 человек.

Для решения сложнейшего комплекса гуманитарных задач в Нагорном Карабахе в составе Межведомственного центра реагирования действуют сводный отряд МЧС России, и пять специализированных структур – гуманитарного разминирования, медицинского, транспортного и торгово-бытового обеспечения, примирения враждующих сторон.

Посты наблюдения, патрулирование и полицейские функции в зонах безопасности "Север" и "Юг" заметны невооруженным глазом. Российские миротворцы обеспечивают безопасность движения гражданского автотранспорта по Лачинскому коридору, досматривают автомобили для предотвращения провоза оружия. Многие задачи, структуры, механизмы и алгоритмы российской операции в Карабахе не столь очевидны. Карабахская ситуация аналогов в истории не имеет и предъявляет жесткие требования к военнослужащим 15-й мотострелковой бригады.

"Мы все своими руками тут создали": как жители карабахского Угтасара покидают свои дома>>

ФСБ России будет осуществлять контроль за обеспечением Арменией транспортного сообщения между западными районами Азербайджана и Нахичеванской Автономной Республикой (беспрепятственное движение граждан, транспортных средств и грузов в обоих направлениях).

Правительство РФ покроет финансирование расходов, связанных с деятельностью миротворцев. Цена такой операции – сотни миллионов долларов в год (содержание личного состава, эксплуатация техники, расход горючего), но безопасность Южного Кавказа деньгами не измерить.

Значение операции – огромное, рейтинг – высочайший. Пусть, российская миссия в Карабахе – не самая многочисленная (по меркам ООН), но крайне важная для поддержания стабильности на Южном Кавказе и в Прикаспийском регионе.

Ближнее зарубежье

Российские миротворцы многое сделали для укрепления безопасности на постсоветском пространстве. – в Абхазии, Южной Осетии, Таджикистане, Приднестровье. И все же недавние трагические события в Нагорном Карабахе свидетельствует о сохранении потенциала вооруженных конфликтов между странами СНГ. За примерами уязвимости мира далеко ходить не надо.

Сегодня вновь избранный президент Молдовы Майя Санду сделала программное (или дежурное) заявление о необходимости вывода российских военнослужащих из Приднестровья. Возможно, она забыла, что это единственный регион на территории Восточной Европы, где после ввода миротворческого контингента – в 1992 году, на основании соответствующего соглашения – военные действия прекратились и не возобновлялись на протяжении 28 лет.

В Приднестровье находится Оперативная группа российских войск. Одна из ее главных задач – охрана огромного и крайне опасного арсенала старых боеприпасов (свыше 20 тысяч тонн) близ населенного пункта Колбасна (в начале 1990-х сюда свозили боеприпасы советских войск из Германии, Венгрии, Польши). Уничтожить на месте арсенал невозможно, вывезти тоже проблематично – потребуется примерно 2500 вагонов, однако 57% боеприпасов уже нетранспортабельны. Если уйдут россияне, обстановка в Молдове окажется взрывоопасной – в самом прямом смысле. Будем надеяться на прагматизм.

Как беженцев из Шушинского района размещают в Степанакерте>>

Хочется привести пример эффективности миротворцев на Центрально-Азиатском направлении. Напомню, Россия, Казахстан, Узбекистан и Кыргызстан в 1993 году подписали решение о создании Коллективных миротворческих сил (КМС), которые стали основой региональной стабильности. Тогда состав КМС вошли 201-я мотострелковая дивизия Вооруженных сил России и подразделения Казахстана, Кыргызстана, Узбекистана. Коллективными усилиями миротворцев в том же году удалось погасить вооруженный конфликт в Таджикистане. В республике осталась оперативная группа пограничной службы ФСБ России, а в 2005 году на базе 201-й мотострелковой дивизии в Таджикистане была создана 201-я российская военная база, по сути - миротворческая.

Российская Федерация, как постоянный член Совбеза ООН, вместе с другими членами международного сообщества несет ответственность за мир на всей планете. Предотвращает и ликвидирует межнациональные и междоусобные конфликты на постсоветском пространстве и в странах дальнего зарубежья – в составе отдельных (автономных) миссий, сил ООН и контингента ОДКБ.

От Югославии до Анголы

Российские миротворцы располагают значительным опытом, и неслучайно по количеству военных наблюдателей в Организации Объединенных Наций РФ входит в первую десятку.

Подобные миссии условно делят на два типа – поддержание мира и силовое принуждение к миру. В зависимости от обстановки в зоне конфликта, приоритетные задачи и действия миротворческих сил, статус операции могут корректироваться. Так, в августе 2008 года операция поддержания мира в зоне грузино-осетинского конфликта превратилась в операцию по принуждению Грузии к миру (после начала боевых действий грузинской стороной и атаки на пост миротворцев РФ).

Российские военнослужащие начинали приобретать непростой международный опыт с 1992 года, в операциях ООН по поддержанию мира в Югославии (1992 – 2003 годы), там российский контингент достигал 1600 человек. Аналогичные задачи позднее решались в Анголе, Либерии, Мозамбике, Кот-д"Ивуаре, Руанде, Бурунди, Эфиопии, Судане, Республике Чад и Центрально-Африканской Республике (ЦАР).

Каждая миссия имеет характерные особенности, определяемые ожесточенностью конфликта, риском боевого противодействием в зоне безопасности, количеством привлекаемых войск и сил, особенностями логистики и ротации, менталитетом местного населения и природно-климатическими условиями. Военнослужащим необходимо быстро адаптироваться к обстановке "неустойчивого мира" в незнакомой стране, и находиться в постоянной боевой готовности весь срок командировки. Обычный цикл ротации – каждые полгода, и это суровое испытание силы духа и физической выносливости военных миротворцев. Миссии наблюдателей практически безоружны, операции с участием миротворческих сил имеют преимущественно легкое вооружение.

МЧС России передало МККК и Азербайджану список пропавших в ходе конфликта в Карабахе>>

Российские миротворцы текущем году служат в девяти миссиях ООН: в Западной Сахаре (MINURSO), ЦАР (MINUSCA), в Демократической Республике Конго (MONUSCO), на Кипре (UNFICYP), в Судане (UNISFA), в Косово (UNMIK), в Южном Судане (UNMISS), на Ближнем Востоке (UNTSO), в Колумбии (UNVMC). Крупнейшей считается миротворческая операция ООН и Африканского союза, развернутая в Судане (свыше 20 тысяч военнослужащих). Несмотря на экзотическую географию, это тяжелая работа с постоянным риском для жизни. Ежегодно на планете гибнут около 100 миротворцев, и в большинстве случаев – в ходе целенаправленных нападений.

2005
Теги:
миротворцы, Россия, Карабах
По теме
Армянские подразделения покинули территорию Агдамского района Карабаха - миротворцы
Турецкие миротворцы в Карабахе: быть или не быть
Российские миротворцы досматривают весь транспорт на постах в Лачинском коридоре
Еще 20 самолетов с российскими миротворцами прибыли в Армению – видео
Мужчина на месте обстрела здания родильного дома в Степанакерте (28 октября 2020). Карабах

Карабах: мирный процесс в условиях нового статус-кво

3070
(обновлено 19:29 13.01.2021)

В Кремле было подписано новое совместное заявление по Нагорному Карабаху президентов России, Азербайджана и премьер-министра Армении. Можно ли рассматривать московский саммит, как некий прорыв в деле урегулирования многолетнего этнополитического конфликта или речь идет по большей части о залечивании ран второй карабахской войны? Какие новые расклады сил в Кавказском регионе по сравнению с концом прошлого года отражают результаты переговоров в столице России?

Сергей Маркедонов, ведущий научный сотрудник Института международных исследований МГИМО МИД России, главный редактор журнала "Международная аналитика" - для Sputnik

Московская встреча может считаться знаковым событием уже в силу того, что руководители Азербайджана и Армении встретились в первый раз (хотя и не тет-а-тет, а в трехстороннем формате) после окончания "осенней войны" в Карабахе. По итогам саммита появилось заявление, соавторство которого наряду с Владимиром Путиным разделили Ильхам Алиев и Никол Пашинян.

Важно также и то, что оба лидера признали позитивную роль России в процессе урегулирования конфликта. В особенности это касалось миротворческой миссии, которую Москва развернула в Карабахе. Но на этом, пожалуй, список общих точек соприкосновения между азербайджанским и армянским лидером можно считать завершенным. Как минимум, по состоянию на 11 января 2021 года.

Армения и Азербайджан: расхождения сохраняются

Во время заявлений лидеров стран для прессы невооруженным взглядом была видна различная стилистика оценок происходящих событий. Если Ильхам Алиев предпочитал говорить о конфликте в прошедшем времени, фокусируясь на перспективах восстановления инфраструктуры разрушенных и запущенных территорий, то Никол Пашинян старался сосредоточиться на актуальных проблемах сегодняшнего дня - возвращении военнопленных и неразрешенном статусе Нагорного Карабаха. С азербайджанской же точки зрения статусные вопросы фактически тождественны восстановлению юрисдикции Баку над ранее утраченными территориями. В условиях нового статус-кво они перестали быть для азербайджанской стороны актуальными.

Для армянской стороны ситуация принципиально иная. Потеря семи районов, а также ряда частей Нагорно-Карабахской республики до предела обострили вопрос об определении будущего Степанакерта и демаркации межгосударственной границы с Азербайджаном уже в новой территориальной конфигурации. И Пашинян, даже если бы захотел смолчать, не может этого сделать, подвергаясь беспрецедентному давлению у себя на родине. В канун его прилета в Москву на информационных просторах даже циркулировали слухи о возможном его блокировании в Ереване и срыве поездки.

Премьеру Армении после 10 ноября не позавидуешь. Но не менее сложным (если не более) будет путь у его гипотетических преемников. Ведь одно дело критиковать за безосновательные уступки того или иного политика, а другое - принимать альтернативные решения, обладая всей полнотой информации об имеющихся ресурсах, возможностях и пространствах для маневрирования.

Между тем, даже оппоненты Пашиняна, пускай и без особой охоты, но признают: реальных работающих планов выхода из карабахской ситуации на горизонте не проглядывается.

Таким образом, встреча в Москве зафиксировала уже на новом этапе расхождения в позициях Еревана и Баку. Но при этом и их готовность работать в формате, определенном совместным заявлением от 10 ноября 2020 года. Он требует дальнейшей детализации. Собственно, этому и были посвящены переговоры в столице России.

Москва начинает и выигрывает

После того, как благодаря участию РФ в Карабахе были остановлены боевые действия, эксперты и действующие политики повели дискуссию о степени российского влияния в этой части постсоветского пространства. Для многих поведение Москвы, стремящейся избежать односторонней поддержки кого-то одного из участников конфликта, оказалось сюрпризом. Но как бы то ни было, а российская медиация признается и Баку, и Ереваном.

Прекрасной иллюстрацией этого стали заявления Ильхама Алиева и Никола Пашиняна, прозвучавшие 11 января в Гербовом зале Кремля.

По словам азербайджанского лидера, "российская миротворческая миссия эффективно выполняет свою работу, и за два месяца, за исключением небольших инцидентов, не было серьезных поводов для беспокойства". Никол Пашинян начал свое выступление со слов благодарности в адрес президента РФ "за усилия, вкладываемые для восстановления стабильности и безопасности в нашем регионе и для урегулирования нагорно-карабахского конфликта".

При этом стоит особо оговориться. Эта роль Москвы не стала чем-то принципиально новым. И хотя ранее Россия была одним из трех сопредседателей Минской группы ОБСЕ, а не единоличным ее руководителем, в наиболее острые периоды эскалации конфликта, будь то серьезное обострение в апреле 2016 года или более ранние инциденты, именно она выдвигалась на первый план. И это не вызывало особого протеста со стороны Вашингтона и Парижа. И сегодня, когда Москва заняла ведущую позицию в возобновлении мирного процесса, она не противопоставляет себя Западу конкретно на карабахском треке вопреки имеющимся расхождениям по широчайшему спектру проблем мировой повестки с США, Францией и их союзниками.

В этом контексте важно отметить телефонную беседу Владимира Путина и французского президента Эмманюэля Макрона 10 января, за день до трехсторонних переговоров в Москве. Как подчеркивается в информационном сообщении на сайте главы российского государства, это событие имело место "в рамках координации действий сопредседателей Минской группы ОБСЕ". Фактически это ответ на часто задаваемый вопрос: существует ли этот формат после ноября 2020 года? Как видим, он поддерживается. И не в последнюю очередь благодаря российским усилиям, что подтачивает популярный ныне тезис о якобы тотальном геополитическом "ревизионизме" Москвы.

Сегодня США не до Карабаха, хотя Вашингтон старается держать руку на пульсе. После инаугурации Джозефа Байдена, 20 января, не исключено, внимание американских политиков к Кавказу в целом и к армяно-азербайджанскому противостоянию в частности возрастет. Но пока что американская позиция не противопоставляет себя российской. Значит, Москва по-прежнему сохраняет особую роль в мирном процессе, действия при этом не вместо Минской группы и не наперекор Западу, а вместе с ними. Как минимум, до той поры, пока партнеры не вознамерятся попытаться искусственно принизить российское влияние.

Второе совместное заявление: основные штрихи

Итогом непростых переговоров в Москве стало подписание трехстороннего заявления по Карабаху. Оно, таким образом, стало уже вторым совместным документом, касающимся урегулирования застарелого конфликта. Но если прошлогоднее заявление касалось прекращения огня и первоочередных мер, нацеленных на его закрепление, то январское было сфокусировано на экономических сюжетах. Предполагается создание рабочей группы по разблокированию транспортных коммуникаций и экономических связей в Кавказом регионе, не только непосредственно в Карабахе и в прилегающих к нему районах.

Российское руководство, взяв на себя инициативу в процессе урегулирования конфликта, не хочет сбавлять темпов и пытается предложить свою конструктивную повестку - реализацию планов по восстановлению разрушенной инфраструктуры региона. Это попытка создать защитную основу, своеобразную страховку от возобновления боевых действий. Риск новых разрушений будет призван удерживать стороны от военной активности. Но сможет ли эта экономоцентричная модель сблизить позиции Баку и Еревана? Вопрос не так прост.

С одной стороны, прагматика выглядит ощутимо привлекательнее разговоров об абстрактных ценностях. С другой, опыт урегулирования других затяжных этнополитических противостояний, будь то Кипр, Ближний Восток или Балканы, показывает: это может снизить интенсивность конфликта, перевести его из военного в политико-правовой, что уже само по себе шаг вперед. Однако без обсуждения статусных вопросов, проблем беженцев, гарантий безопасности не обойтись. Экономика улучшает положение дел, но далеко не всегда помогает вылечить общественные травмы и компенсировать политические утраты.

Как бы то ни было, то, что произошло в Москве 11 января, можно рассматривать, как возобновление переговорного процесса в условиях нового статус-кво. Ведущая роль в нем принадлежит России. И это, пожалуй, главный итог встречи. Конечно, речь не идет о гарантированном успехе на этом пути. Сложности очевидны, и о них, думается, еще будет возможность поговорить, и не раз. Они будут возникать как внутри двух конфликтующих обществ, так и в геополитическом контексте. Пока же происходит осмысление новых реалий и выстраивание планов в соответствие с ними.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

3070
Теги:
статус-кво, переговоры, Карабах
Пробитая каска на территории у госпиталя в Мартакерте, разрушенного в результате обстрела.

Южный Кавказ сейчас, или Как 44 дня войны в Карабахе перевернули регион

5245
(обновлено 13:53 13.01.2021)
Москва видит будущее в развитии региональной инфраструктуры, логистики, в прозрачности существующих границ и так далее. Сработает ли подобный подход – покажет время. Но очевидно одно - узел на Южном Кавказе плотно затянут.

Пока еще неимоверно трудно предсказать, во что для всего региона могут вылиться результаты острого, жесткого военного столкновения между Арменией и Азербайджаном на карабахском плацдарме. Пока даже теоретически контуры ожидаемого мирного сосуществования между двумя странами, недавно завершившими кровопролитное противостояние, не очерчены. С другой стороны, взявшая на себя ответственность (ну и обязательства, куда деться) за мир в регионе Россия, кажется, имеет какие-то свои подходы, планы и видение на вопрос.

Настрой Москвы понятен, но обществу сейчас не до того…

Как показала московская встреча 11 января, говорить об экономическом сотрудничестве еще рано. Слишком свежи раны, слишком сильны эмоции, слишком много потеряла Армения из-за того, что в самый острый момент развития многолетнего карабахского противостояния оказалась под руководством, скажем так, не самого дальновидного, опытного и мудрого руководителя. Слишком уж остро стоит в армянском обществе вопрос пленных, заложников и без вести пропавших, чтобы можно было трезво взглянуть на сложившуюся ситуацию, на глобальные региональные перспективы, чего на самом деле требуют нынешние реалии. Слишком многое зависит от того, чего добьются за переговорным столом те, кто будет обсуждать статус Нагорного Карабаха.

Именно поэтому о какой-то конкретике в планах на будущее пока говорить не приходится. Очевидно, что чем раньше вернется в функциональный режим армянское общество, тем минимальнее будут потери при выходе из создавшейся ситуации для страны в целом. Первоочередной, главнейшей задачей для всех участников переговорного процесса становятся именно гуманитарные проблемы.

Россию этот вопрос касается отнюдь не в меньшей степени, чем тех же Армению и Азербайджан. Ведь какие-то реальные изменения в регионе, на которых настаивает Москва, как и общий настрой на мирное сосуществование всего региона, зависят сегодня от того, как будут развиваться переговоры по статусу Карабаха и по возвращению военнопленных и заложников.

Это – что касается непосредственных участников данного регионального процесса – Москвы, Еревана, Баку. Но ведь существуют и другие региональные акторы, которые все это время внимательно следили за развитием ситуации в Карабахе. В первую очередь это, конечно же, Турция, говоря о которой ни в коем случае нельзя забывать, что она – член НАТО. Еще одна страна, которая непосредственно соседствует с территорией, на которой разворачивались кровопролитные военные действия – Иран. Сложная геополитическая и социально-экономическая ситуация, в которой в последние годы оказался Иран, изначально предполагала, что отсидеться за Араксом у него не получится. И уж тем более не удастся отсидеться сейчас, когда в регионе назревают коренные изменения.

Турция вторглась, но что-то пошло не так

Говорить о Грузии, видимо, придется в несколько ином ключе. Она не настолько сильна, да и амбиций у Тбилиси поменьше, нежели у Анкары и Тегерана. Грузины мечтают, чтобы их взяли в НАТО и в Евросоюз, чтобы войска Североатлантического Альянса расквартировались на их территории, являясь гарантом того, что с территории Абхазии и Южной Осетии на них не нападут "злые русские". А еще они мечтают, чтобы быстрее закончилась пандемия, и чтобы приезжало бы больше туристов со всего света. Чтобы приходило много инвестиций из Турции и Азербайджана, равно как и заказов на транзитные перевозки - как по железной дороге, через Поти, так и по автомобильной, через Верхний Ларс – из Армении. А в "большую игру", в которую регион втянули Анкара и Баку, Тбилиси влезать, ой, как не хочется.

Как видим, у каждого из региональных игроков – свои амбиции, свои требования, свои пожелания и свое видение. Кстати и в  Баку скоро настанет понимание того, что итоги прошедшей войны вовсе не дали им тех дивидендов, на которые они рассчитывали, планируя быструю военную операцию – блицкриг – по захвату всего Карабаха. И что, по большому счету, Баку,  "таскал каштаны" для другого дяди - Эрдогана.

Дело в том, что Турция с Азербайджаном давно позиционируют себя как "одна нация – два государства", и одна из сверхзадач Анкары – совершить прорыв в регион Южного Кавказа, реализована. Достижение неслабое в чисто геополитическом плане, если учесть, что на протяжении целого века Турция была отрезана от всего региона стараниями той же России, вернее, Советского Союза. С другой стороны, полностью подмять под себя (ну или под своего "младшего брата") весь стратегически важнейший регион, не удалось – опять помешала Россия, у которой здесь свои интересы, которые при любом раскладе с интересами турецкими диаметрально противоположны. А ведь в правилах той самой "большой игры", в которую Анкара втянула-таки Южный Кавказ, ожидаются большие перемены, которые туркам отнюдь не выгодны.

И регион, и страны Южного Кавказа скоро окажутся пор прессом США

Большие перемены, в первую очередь, связаны с изменением вашингтонской администрации. С тем, что к власти в США опять приходят глобалисты, которые будут подминать под себя всех идеологических оппонентов, в каком бы уголке страны они не находились. И в этом плане Турции может здорово не повезти при определенном раскладе. Ведь при Трампе даже наказание за приобретение российских ЗРК С-400 – отстранение Турции от проекта истребителей F-35 – было против воли действующего американского президента (конгрессмены и сенаторы-демократы заставили). А сейчас эти самые демократы привели своего кандидата к власти. Это значит, что член НАТО Турция будет под пристальным вниманием и серьезным прессом своих коллег.

А еще отнюдь не исключено, что Анкаре придется отвечать перед "высоким руководством" за бездарно проведенную карабахскую операцию. Где вместо того, чтобы ослабить влияние России в регионе, она, наоборот, усилила его до такой степени, что в Карабахе сейчас расквартировались российские миротворцы. Ну, не может подобный расклад нравиться руководству Соединенных Штатов, которое очень скоро (после 20 января) будут представлять демократы. Так что серьезное давление на весь регион в целом со стороны США уже сейчас можно предсказать с высокой степенью уверенности. С учетом фактора Ирана, давление со стороны американцев становится просто предварительной констатацией факта, от которого некуда деться.

Алиев не хочет вести переговоры, так как осознает слабость Пашиняна - политолог>>

На самом деле это сейчас, пока в Вашингтоне царит неразбериха и начинается "охота на ведьм" в лице сторонников Трампа, в Тегеране пытаются воспользоваться ситуацией. Активизировались и хотят отыграть какие-то, выгодные для себя, позиции по американским санкциям. Однако давление на Иран при новой администрации, скорее всего, не ослабнет, а наоборот, увеличится. Ведь на самом деле тот же Тегеран, действуя вполне гласно, уже демонстративно нарушил немало пунктов СВПД (Совместный Всеобъемлющий План Действий). Усилить давление (в том числе и военное) на Иран США на сей раз смогут – в Персидском Заливе стоят авианосцы и ядерные подлодки, а на Южном Кавказе, на территории Азербайджана обосновались войска Турции. Но об этом – в следующий раз…

5245
Теги:
геополитика, Турция, Закавказье, США, Россия
Актер Дуэйн Джонсон

"Армянский зять" понесет серьезные убытки: Дуэйн "Скала" Джонсон продает шикарный особняк

0
В частности, особняк на участке в 46 гектаров продается за 7,5 миллиона долларов - на 1,5 миллиона долларов меньше, чем он обошелся Джонсону.

ЕРЕВАН, 18 янв – Sputnik. Знаменитый американский актер, шоумен и рестлер Дуэйн "Скала" Джонсон, который считается одним их самых высокооплачиваемых в Голливуде, решил продать свой многомиллионный особняк во французском провинциальном стиле в пригороде Атланты (штат Джорджия, США). 

По данным Mansion Global, артист понесет серьезные убытки, поскольку поместье с конюшней, манежем, бассейном, винным погребом выставлено на продажу по цене ниже, чем он заплатил год назад. 

В частности, особняк на участке в 46 гектаров продается за 7,5 миллиона долларов - на 1,5 миллиона долларов меньше, чем он обошелся Джонсону. При том актер может себе позволить расходы за поместье, отмечает издание.

Напомним, Джонсона в армянском сегменте соцсетей очень любят, в высшей степени интересуются его жизнью и называют "армянским зятем". Он женат на армянке Лорен Хэшьян. Ранее для своей "единственной" он написал даже стишок ко дню рождения, в котором назвал ее "быстрым двигателем", которая дарит всей семье любовь, гармонию и вдохновение.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от Lauren Hashian (@laurenhashianofficial)

"Она, черт возьми, лучшая из всех женщин, которых я когда-либо встречал", - написал Джонсон.

Сама Лорен, поздравляя любимого с днем свадьбы, назвала его "другом своей души".

Дуэйн и Лорен долгое время жили в гражданском браке. Однако в августе прошлого года они поженились. Торжественная церемония бракосочетания состоялась на Гавайях. Пара воспитывает двух дочерей: пятилетнюю Жасмин и двухлетнюю Тиану.

0
Теги:
Дуэйн Джонсон