Президенты России и Турции Владимир Путин и Реджеп Тайип Эрдоган в день открытия Международного авиационно-космического салона МАКС-2019 (27 августа 2019). Жуковский

Путин с Эрдоганом обсуждали Карабах, всего лишь. Что просматривается за вбросом СNN Turk?

5773
Информационный вброс от СNN Turk о "подробностях" разговора Эрдогана и Путина сложно принять за чистую монету, особенно после сдержанного комментария пресс-секретаря президента РФ Дмитрия Пескова и ряда существенных нестыковок.

Арман Ванескегян, политический обозреватель Sputnik Армения

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган активно продолжает делать заявления вместо "младшего брата" в лице Азербайджана. В понедельник он заявил, что Баку не остановит военные действия в Нагорном Карабахе до полного захвата всей территории. Этому предшествовал "слив" от СNN Turk.

Альтернативная переговорная платформа для Карабаха?

Информационный вброс касательно результатов телефонного разговора Эрдогана с президентом РФ Владимиром Путиным сразу вызвал огромное количество вопросов. И дело не только в том, что источником информации стал СNN Turk, в объективность которого, по понятным соображениям, практически не верится.

Напомним, ссылаясь на некие "собственные источники", издание заявило, что турецкий лидер предложил своему российскому коллеге создать новую, альтернативную формату сопредседательства Минской группы ОБСЕ двустороннюю платформу по урегулированию карабахского конфликта. Причем, согласно сообщению СNN Turk, президент Путин якобы "приветствовал" идею Эрдогана об альтернативном переговорном формате, в рамках которого переговариваться будут Москва и Анкара.

Сразу отметим, что в распространенном 7 ноября сообщении Кремля подобной информации вообще нет. Пресс-служба президента РФ отмечала лишь, что в телефонном разговоре Путин и Эрдоган обсудили ситуацию в зоне карабахского конфликта и подтвердили обоюдную готовность к взаимодействию для достижения мирного решения. Отмечалось, что президент России проинформировал турецкого коллегу о проведенной серии телефонных контактов с лидерами Азербайджана и Армении.

"Эти контакты были ориентированы на поиск вариантов скорейшего прекращения боевых действий и выхода на политико-дипломатическое урегулирование. Подтверждена обоюдная готовность к взаимодействию с целью достижения мирного решения конфликта", - говорилось в сообщении. Иных подробностей не приводилось.

В понедельник, 9 ноября, пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков отреагировал на публикацию CNN Turk. По словам Пескова, пресс-служба Кремля 7 ноября уже сообщала о темах, которые обсуждали Путин и Эрдоган. "Тема Карабаха, действительно, затрагивалась. Больше мне нечего добавить", - сказал он журналистам. Песков также отметил, что Россия прилагает все возможные усилия для урегулирования конфликта вокруг Нагорного Карабаха политико-дипломатическими средствами.

Вопреки этой мягко говоря "прохладной" реакции Кремля, турецкие, азербайджанские и целый ряд европейских и российских изданий, равно как и некоторые эксперты протурецкой направленности, все же рьяно уцепились за идею двусторонней платформы. Ведь предлагаемый Эрдоганом формат предполагает, что на карабахской "арене" будут на равных правах действовать Россия и Турция.

Здесь следует специально подчеркнуть, что активность Турции в развязанной Азербайджаном конфликте, очень быстро переросшем в полномасштабную войну, объясняется желанием Анкары закрепиться и обосноваться на Южном Кавказе. То есть на самом деле принципиальные вопросы по урегулированию конфликта и статусу Карабаха для турецкой стороны вторичны.

Для чего именно необходимо Анкаре "кровь с носу" закрепиться в регионе Южного Кавказа, оставляем "за кадром". Отметим лишь, что это действительно проблемы, касающиеся интересов России и Ирана, которым, возможно, очень скоро придется столкнуться с глобальными процессами по переделу мира.

На Южном Кавказе астанинский формат неприемлем

В любом случае сложно даже предположить, чтобы российская дипломатия согласилась на отход от своей принципиальной позиции нейтрального посредника по Карабаху. Ведь именно благодаря такой позиции Москве удавалось на протяжении вот уже двух с лишним десятилетий держать на приличной дистанции от Южного Кавказа натовскую Турцию. А ведь Анкара с ее потугами войти и закрепиться в регионе, который традиционно считается зоной влияния России и ее геополитических интересов, особо и не маскировала свои амбиции и планы.

Путин и Эрдоган обсудили по телефону пути мирного разрешения конфликта в Карабахе>>

Понятно, конечно, что в той же Сирии России удалось значительно обуздать желания и мечты Эрдогана, разрешив ему сесть за переговорный стол в рамках астанинского формата. Однако реалии карабахской проблематики изначально предполагали исключение Турции из любого переговорного формата. И с самого начала противостояния в Карабахе Москва не единожды на разных уровнях заявляла, что Анкара, открыто поддерживающая одну из сторон конфликта, не имеет права претендовать на роль посредника по урегулированию. На эту тему многократно высказывались и представители двух других стран-сопредседателей Минской группы ОБСЕ — США и Франции.

И если страны-сопредседатели МГ ОБСЕ были солидарны в мнении, что худой мир лучше войны и решение конфликта может быть достигнуто лишь переговорным путем, то Турция всеми возможными способами добивалась дискредитации действующего формата урегулирования, поскольку в вооруженном противостоянии видела шанс втихаря проникнуть в заветный регион.

На это достаточно долго не соглашались даже в Азербайджане, поскольку понимали, что затевать авантюру и кровопролитную войну - значит нарваться на реальные проблемы самого разного характера. Да и статус-кво, на который по традиции жаловался Баку, все же давал азербайджанской стороне время для того, чтобы серьезно вооружиться.

Авторы вброса явно не достигли цели

Однако все эти факторы в какой-то момент перестали действовать, когда завязшая по всему миру в региональных конфликтах Турция начала оказывать нешуточное давление на Баку, чуть ли не требуя войны в Карабахе. Анкаре это было жизненно необходимо, чтобы отвлечь внимание мирового сообщества от всего того, что она творит на Ближнем и Среднем Востоке, в Северной Африке, в восточной акватории Средиземного моря.

И кровопролитная война на Южном Кавказе с многотысячными жертвами для турок оказалась реальным спасением. Благо, и жертвы не свои, а "младшего брата". О том, что к нормальной жизни регион отныне уже не вернется как минимум на протяжении нескольких десятилетий, в Баку старались (и стараются) не думать. В Анкаре тем более на сей счет не переживают…

Путин поговорил с Пашиняном и Алиевым: в повестке — Карабах>>

А информационный вброс от СNN Turk преследовал в первую очередь одну цель — прощупать почву: мол, если астанинский формат, скажем, сработал в Сирии, то почему бы сейчас не использовать уже опробованный вариант на Южном Кавказе. Тем паче и Иран ранее заявлял, что вопрос карабахского противостояния должны решать именно региональные страны. Был даже разработан иранский "план" урегулирования, с которым совершил вояж, в том числе и в Анкару, заместитель министра иностранных дел Исламской Республики Аббас Аракчи. Не учтена лишь малюсенькая деталь, эдакий нюанс.

Для начала переговорного процесса необходимо участие двух конфликтующих сторон. Именно в этой части информационный вброс СNN Turk наталкивается на абсолютное отсутствие логики. О каком переговорном процессе может вообще идти речь? С кем будет переговариваться делегация Азербайджана, рядом с которой (теоретически, предположительно) будет сидеть некий официальный представитель Турции?

И дело не только и не столько в истории, проблеме признания Геноцида армян в Османской империи 1915г., в отсутствии дипотношений между Арменией и Турцией, но в первую очередь в воинственной риторике Анкары. Эрдоган говорит, что Баку не остановит войну до полного захвата всей территории Карабаха. А это значит, что предложения турецкого лидера, если они все же имели место в разговоре с Путиным, по всей видимости, встретили в Москве "от ворот поворот".

5773
Теги:
вброс, Армения, Россия, Карабах, Эрдоган, Владимир Путин
Тема:
Наступление Азербайджана на Карабах (2308)
По теме
Что обсуждали Путин и Эрдоган? Кремль опровергает, а турецкий лидер настаивает
Эрдоган позвонил Путину, впервые с начала эскалации в Карабахе
Путин и Эрдоган обсудили ситуацию в Карабахе
Несостоявшийся посредник по Карабаху: почему Эрдоган паникует от разговоров с Путиным
Путин и Эрдоган обсудили по телефону пути мирного разрешения конфликта в Карабахе
Беседа вице-президента США Джо Байдена с президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом после их встречи во Дворце Йылдыз Мабейн (23 января 2016). Стамбул

Южный Кавказ нужен американцам лишь как инструмент давления

3310
(обновлено 00:34 22.01.2021)
После Трампа новое руководство Соединенных Штатов оказалось в другой геополитической реальности. Теперь за Турцию придется бороться "кнутом и пряником" - и соблазнять, и угрожать... "Блудный сын" в любой момент может стать самым желанным союзником.

Арман Ванескегян, политический обозреватель Sputnik Армения

Говорить о возможных новых векторах в американской внешней политике, которыми может "удивить" байденовская администрация, пока рановато. Особенно, если речь идет о регионе Южного Кавказа, безразличное отношение к которому официальный Вашингтон показал в дни карабахской войны. 

США Закавказье нужно лишь в качестве "горячей точки"

Другое дело, если говорить о Закавказье, как о территории, имеющей границы с двумя самыми "заклятыми" политическими и идеологическими соперниками США (речь идет о России и Иране). А также с Турцией, членом НАТО, от которого американцам в последние годы больше головной боли, нежели пользы. Вот тут-то воображение всякого рода политических экспертов, аналитиков и политологов разыгрывается не на шутку. Прогнозов и предсказаний в масс-медийном пространстве – уже воз и маленькая тележка.

Угольков в костер подкинул кандидат на пост госсекретаря Соединенных Штатов Энтони Блинкен. На слушаниях в конгрессе он по мере возможностей попытался "оконтурить" главные геополитические вызовы, с которым придется столкнуться администрации Байдена на внешнеполитических подмостках.

Из четырех названных источников реальной опасности для страны, как их видит будущий госсекретарь, перечисленные трое – Россия, Иран, Турция – наличествуют. Четвертым (в комментариях самого Блинкена – первым) назван Китай, но о нем, видимо, разговор особый. По Южному же Кавказу получается так, что хотя по логике вещей сам регион Соединенным Штатам неинтересен, однако в плане воздействия (ну или давления) на основных политических соперников вполне может оказаться в центре внимания Вашингтона.

Что касается стран в границах региона, то американцам они могут быть интересны постольку – поскольку: с их помощью можно оказывать давление на тех же Москву, Анкару и Тегеран. Очевидно, что на Россию, например, можно, в случае чего, надавить при помощи Грузии, которая рвется в НАТО. Об этой возможности, кстати, тот же Блинкен упомянул, только с оговоркой: "если она будет соответствовать требованиям и нормам Альянса".

А как насчет Азербайджана? Процесс реформирования своей армии под "натовский стандарт" Баку доверил Турции, что для США, в принципе, очень даже хорошо. Вот с Арменией расклад иной. Есть в Ереване силы, которые на полном серьезе рассчитывают на то, что в политической команде Байдена есть и армяне, и проармянски настроенные деятели. Мол, они помогут в сложившейся ситуации. Ой ли?..

Высшая степень осуждения в адрес Турции

При любом раскладе, анализируя потенциал политического "дрим-тим", который привел с собой на американский властный олимп Байден, следует не забывать самое главное. Даже те, у которого фамилия заканчивается на –ян, в первую очередь являются гражданами США, и только потом - армянами по национальности. И действовать они будут, в первую очередь, в интересах Соединенных Штатов.

Американский пузырь лопнул: восстановят ли США свой престиж на международной арене?>>

Политический лоббинг в Белом Доме, конечно же, никто не отменял. Однако и он действует исключительно в тех случаях, когда выгоден Белому Дому. И в этом плане Еревану не следует особо обольщаться. Действуя против России с Ираном, и в попытке реставрировать взаимоотношения с Турцией, Соединенные Штаты обязательно попытаются воспользоваться Арменией исключительно как инструментом.

Таким образом, все равно получается, что, казалось бы, ненужный американцам регион в какой-то момент может стать ареной бешеной политической схватки сверхдержав и крупных государств, окружающих Южный Кавказ. И биться будут они отнюдь не ради интересов более мелких государств, исключительно "заради" своих собственных глобальных геополитических и идеологических интересов.

И самым интересным в этом плане может стать схватка Вашингтона не с Москвой и Тегераном (тема битая-перебитая, известная до мельчайших подробностей), а с Турцией, которая в данном случае выступает в роли "блудного сына". И возвращать его в "лоно отцовского дома" (конкретнее – как минимум в рамки НАТО) американцы будут любой ценой. Кнутом и пряником.

Об этом, кстати, в своем выступлении в Сенате кандидат в госсекретари США Энтони Блинкен говорил достаточно подробно. "Мы очень трезво оцениваем президента Турции Тайипа Эрдогана, - отметил в своем выступлении Блинкен. - Проблема в том, что Турция - союзное государство, которое действует в некоторых случаях не так, как должен действовать союзник. Это весьма серьезная проблема для нас, но мы очень реалистично оцениваем ситуацию".

Видимо, в переводе с дипломатического на нормальный человеческий язык подобные выражения следует оценивать как высшую степень осуждения Турции на международной политической арене. Свободу телодвижений, которую предоставлял своему турецкому коллеге прежний американский президент Трамп, в администрации Байдена, скорее всего, осуждают.

Анкара, диктующая условия Баку, вновь станет желанным союзником

Блинкен не преминул вспомнить о факторе, при упоминании которого у американских политиков буквально волосы встают дыбом. А именно – о российских зенитно-ракетных комплексах С-400, которыми обзавелась Анкара на пике разногласий со своими натовскими партнерами, отказавшимися продать ей американские ЗРК "Пэтриот".

"Я убежден в необходимости рассмотреть целесообразность дополнительных санкций против Анкары", - сказал Блинкен во время своего выступления в Сенате, комментируя сделку между Россией и Турцией. Более того, Анкара и сейчас продолжает переговоры с Москвой о поставке еще одной партии С-400 "Триумф" (" по натовской квалификации "Ворчун"). Судя по всему, речь идет о еще двух комплексах.

На самом деле, изначально понятно, что купленные турками комплексы вряд ли когда-нибудь будут реально задействованы против кого бы то ни было. Очевидно, что Турция всего лишь использовала эту покупку российского дорогостоящего вооружения для давления на Соединенные Штаты - подразнить, позлить, поскольку в свое время американцы отказались поддержать турок в противостоянии с Евросоюзом, который сознательно сорвал переговоры о полноправном вхождении Турции в ЕС.

Ереван без козырей и турне Зарифа: почему активировался "отсиживавшийся" всю войну Иран>>

Сейчас в Вашингтоне, видимо, решили, что наступило время воздействовать на Анкару, которая, образно говоря, "отбилась от рук". Слишком уж самостоятельно действует на международной политической арене.

Теперь, когда Турции удалось втиснуться в регион, дорога в который на протяжении сотни лет была для нее заказана, она тем более нужна, прямо-таки необходима Соединенным Штатам в качестве партнера по НАТО. Ведь именно отсюда открываются великолепные перспективы для дальнейшего давления на основных геополитических конкурентов - Россию и Иран.

В последнее время эти страны в Вашингтоне в открытую называют врагами. И если вдруг получится так, что администрация Байдена не снимет, скажем, с Ирана санкции и не вернется в рамки иранской ядерной сделки (не исключено), то Турция, диктующая условия в Азербайджане, вдоль всей северной границы Исламской Республики Иран, в одно мгновенье может стать самым желанным союзником Соединенных Штатов Америки.

3310
Теги:
геополитика, Турция, Иран, Россия, США, Выборы в США

Триумвират Анкары, Баку и Исламабада: случаен ли выбор локации учений у границ Армении

4705
Недавние боевые действия в Карабахе ускорили формирование де-факто военного союза Азербайджана, Турции и Пакистана, интересы которых не всегда совпадают с другими соседними странами. "Сопутствующим продуктом" этого неизбежно станет региональная дестабилизация.

Александр Хроленко, военный обозреватель

В сопредельной с Арменией турецкой провинции Карс 17 января представители Минобороны Турецкой Республики торжественно встретили азербайджанских коллег, которые прибыли для совместных учений "Зима-2021". Маневры состоятся 1–12 февраля. Турецкая сторона заверила гостей: "Мы продолжим действовать "одним сердцем" и "одним кулаком", с пониманием: "Два государства – одна нация". Ключевое слово "продолжим" почему-то вызывает ассоциации с боевыми действиями в Нагорном Карабахе, где Турция поддерживала Азербайджан. И в перспективе просматривается концепция "Два государства – одна армия".

Немногим ранее состоялись встречи турецкого министра обороны Хулуси Акара с командующим ВВС Пакистана Муджахидом Анвар Ханом, министра обороны Азербайджана Закира Гасанова с чрезвычайным и полномочным послом Пакистана в АР Билалом Хайе. Стороны обсудили совместные учения, включая маневры азербайджанской армии с участием спецназа и других видов войск Пакистана и Турции. Отмечен большой потенциал для военного и военно-технического сотрудничества (ВТС), выражено намерение развивать его в интересах Анкары, Баку и Исламабада.

В развитии добрососедских отношениях государств, ВТС и обмене армейским опытом нет ничего предосудительного, если в результате не возникает военно-политического напряжения в регионе, и военных угроз ближайшим соседям. Возвращаясь к совместным азербайджано-турецким учениям "Зима-2021", можно заметить, что выбор локации у границ Армении, где в Гюмри расположена 201-я российская военная база, выглядит провокационным. Создается впечатление, что Анкара и Баку не вполне удовлетворены достигнутыми в Нагорном Карабахе результатами, а Исламабад готов "по-братски" им помочь на Южном Кавказе – с расчетом на расширение своего влияния в Центральной Азии.

Прямая угроза

Азербайджано-турецкие военные маневры 1–12 февраля в провинции Карс обещают стать крупнейшими за последние несколько лет. Сценарий учений предусматривает отработку совместных наступательных операций, в том числе десантно-штурмовых. В условных боях будут задействованы танковые и артиллерийские подразделения, спецназ и снайперы. Целями учений заявлены отработка взаимодействия в ходе совместных операций, проверка боеспособности вооружения и транспортных средств, штатных и перспективных.

Напомню, предыдущие совместные военные маневры Турции и Азербайджана с боевыми стрельбами проходили за полтора месяца до начала боевых действий в Карабахе. В Ереване считают 44-дневную войну прямым продолжением августовских азербайджано-турецких учений. Алгоритмы и содержание "предвоенных" маневров настораживают и Армению, и Россию.

Турецкий министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу в конце декабря обещал "активизировать усилия по нормализации отношений с Арменией", однако реальность выглядит иначе. Безопасность армянского населения не абсолютна. Дальнейшая судьба и статус Нагорного Карабаха не определены, в перспективе зависят от баланса сил в регионе, и возможностей азербайджано-турецкого военного альянса.

В соответствии с заявлением лидеров России, Азербайджана и Армении, Карабах остался практически изолированным анклавом на территории площадью чуть более половины бывшей Нагорно-Карабахской автономной области (без Гадрутского района и города Шуша). Стабильность и безопасность обеспечивают преимущественно российские миротворцы.

Возможно, сохраняющаяся неопределенность создает в Анкаре и Баку иллюзию, будто "мятежную территорию" можно "дожать" военными средствами, игнорируя российских миротворцев. Многие подзабыли итоги грузинской операции "Чистое поле" на территории Южной Осетии в августе 2008 года.

Неслучайно американское издание Foreign Policy отмечает высокий риск "неожиданной конфронтации" в зоне пересечения российско-турецких интересов на Южном Кавказе. Подобное развитие событий было бы выгодно Западу для реализации общего плана дестабилизации российского ближнего зарубежья и "сдерживания" РФ.

В свою очередь влиятельные турецкие националисты мечтают о ликвидации "разделенного тюркского мира" и едином "турецком пространстве" от Эгейского моря до западного Китая. Военные угрозы в регионе Южного Кавказа сохраняются. И относительно далекий Пакистан не дремлет, ведет свою военно-политическую игру, в которой преобладают экономические резоны.

Пакистанский фактор

Географически Баку и Исламабад разделяют более 2000 км, но объединяют особые отношения с Турцией. Напомню, еще основатель Пакистана Мухаммед Али Джинна высоко отзывался о Мустафе Кемале Ататюрке, и Анкара в 1947 году сразу же установила дипломатические отношения с новым государством Пакистан. С той поры две страны традиционно помогают друг другу на международной арене и в военной сфере. Пакистан с 1974 года поддерживает турецкое присутствие на Северном Кипре.

Турецко-пакистанская военная консультативная группа создана в 1988 году для обмена опытом в военном образовании и оборонной промышленности, а с 2003 года сотрудничество Анкары и Исламабада укрепляет организация "Высший военный диалог". Турция и Пакистан регулярно проводят совместные военные учения. В последние годы Анкара стала вторым после Пекина поставщиком вооружений для пакистанской армии, и только в 2018 году Пакистан приобрел 30 турецких вертолетов T-129 на сумму $1,5 млрд. Турция стремится быть посредником между Афганистаном и Пакистаном в конфликтной "зоне племен".

Подобные отношения закономерно проецируются на все страны в зоне влияния Турции, Азербайджан просто обречен на военное и военно-техническое сотрудничество с Пакистаном. Так, располагая значительными средствами, имея большой выбор современнейших истребителей на международном рынке, Баку заказал два десятка истребителей JF-17 пакистанского производства, явно не самых лучших в своем классе. В свою очередь Исламабад открыто поддержал наступательную операцию азербайджанской армии в Нагорном Карабахе.

Пакистанские специалисты готовы участвовать в разминировании территории Нагорного Карабаха, и все же Исламабад заинтересован, прежде всего, в экономической экспансии, с дальним прицелом на постсоветское пространство Центральной Азии.

Пакистан вряд ли станет ввязываться в боевые действия на Южном Кавказе – военных конфликтов более чем достаточно на границах с Индией и Афганистаном. Территория и лояльность Азербайджана сами по себе создают благоприятные условия для расширения (через Каспий) турецко-пакистанского военного и экономического влияния.

Границы в Центральную Азию практически открыты – еще в 2009 году в Нахичевани провозглашен Тюркский совет в составе Азербайджана, Турции, Казахстана, Кыргызстана и Узбекистана. В октябре 2020 года состоялись знаковые визиты министра обороны Турции Хулуси Акара в Казахстан и Узбекистан, где были подписаны соглашения о военном и военно-техническом сотрудничестве. Тогда казахстанская сторона оперативно опровергла вероятность появления "центральноазиатского НАТО".

Азербайджан является членом Движения неприсоединения (к военным блокам), объединяющего 120 государств мира, и президент Ильхам Алиев до 2022 года председательствует в этой организации. И все же, "приступ" военно-политической активности Анкары на фоне боевых действий в Карабахе позволяет предположить, что последует продолжение попыток Турции расширить свое влияние.

4705
Теги:
Пакистан, сотрудничество, Баку, Анкара
Министр иностранных дел Исламской Республики Иран Мухаммад Джавад Зариф на пресс-конференции

Тегеран готов помочь Баку в "восстановлении" приграничных с Ираном территорий Карабаха

0
Официальный Тегеран выражает заинтересованность в расширении экономических связей с Азербайджаном, в том числе в рамках коридоров "Восток-Запад" и "Север-Юг".

ЕРЕВАН, 25 янв – Sputnik. Иран готов оказать помощь Азербайджану в восстановлении карабахских  территорий на границе двух стран, заявил глава МИД Исламской Республики Мохаммад Джавад Зариф на встрече с азербайджанским коллегой Джейхуном Байрамовым в Баку. Об том сообщает агентство Irna

По мнению Зарифа, наступил новый этап, который "способствует установлению мира и стабильности в регионе и интересам всех сторон".

Глава МИД заявил о готовности к активному участию страны в восстановлении территорий Карабаха, граничащих с Ираном.

"Нет никаких препятствий на пути расширения двусторонних связей с Азербайджаном", - отметил Зариф, добавив, что участие Ирана в экономических проектах Азербайджана является огромной возможностью для сотрудничества двух стран в области транзита и активизации коридоров "Восток-Запад" и "Север-Юг".

В свою очередь Джейхун Байрамов назвал развитие экономических отношений одним из важных приоритетов в двусторонних связях.

Отметим, что после визита в Баку министр иностранных дел Ирана 27 января посетит Армению. 

Ранее на встрече с Зарифом президент Азербайджана Ильхам Алиев заявил, что Баку будет рад видеть иранские компании среди тех, кто будут участвовать в восстановлении "освобожденных" территорий.

Ранее Зариф заявил иранским СМИ, что намерен посетить также Грузию и Россию.

0
Теги:
Карабах, Азербайджан, Зариф, Иран