Заместитель министра иностранных дел Ирана Аббас Аракчи во время брифинга (7 июля 2019). Тегеран

Карабахская война и вояж Аракчи: Иран начинает "большую охоту"

23200
(обновлено 23:51 27.10.2020)
С первых же дней войны в Карабахе стало очевидно, что Тегерану при всем желании не удастся уклониться от участия хотя бы в политических и дипломатических процессах вокруг конфликта, непосредственно на границе Ирана.

Арман Ванескегян, политический обозреватель Sputnik Армения

Региональные развития, к которым может привести начатая Азербайджаном против Нагорного Карабаха 27 сентября широкомасштабная война, безусловно, затронет самые разные аспекты национальных интересов Ирана — начиная от экономики и логистики и заканчивая, скажем, безопасностью границ и внутриполитическими проблемами.

С того берега Аракса на батальные сцены смотрят офицеры и дипломаты

Ирану, конечно, очень хотелось бы не вмешиваться в войну в Карабахе. Ведь нынешняя ситуация, в которой оказалась страна вследствие противостояния с Соединенными Штатами Америки, сделала ее весьма чувствительной к любым резким телодвижениям на геополитической арене.

Дело тут прежде всего в жесточайших экономических и политических санкциях, коими американцы пытаются добить Исламскую Республику, и так переживающую отнюдь не лучшие дни. И в том, что так и не была реализована "ядерная сделка" с шестеркой стран, которую США изо всех сил блокируют, пугая Европу санкциями, если там все же решатся обойти запреты заокеанского союзника. К тому же сейчас никто не может гарантировать, что в какой-то момент Вашингтон не прибегнет к силовому решению "иранской проблемы".

Однако чем дальше затягивается вооруженное противостояние между Карабахом и Азербайджаном, чем больше фактов прямого и косвенного участия в военных действиях третьих стран, тем меньше шансов у Тегерана уклониться от участия в процессах, происходящих близ границ Ирана.

Эрдоган переоценил силы: мировое сообщество сплотилось в вопросе Карабаха>>

И если на ранних стадиях конфликта лишь рядовые жители Ирана частенько наведывались на берег Аракса, чтобы, словно в театре, воочию "полюбоваться" батальными картинами, то в последнее время туда зачастили также высокопоставленные чиновники, военные и дипломаты.

На днях, когда военные действия уже совсем вплотную приблизились к иранской границе, этот тревожный участок посетил командир Корпуса стражей Исламской революции (КСИР) Хосейн Салами. Причем особое внимание он уделил району Худаферинского водохранилища, за контроль над которым шли ожесточенные бои.

Тревогу иранцев за судьбу этого водохранилища понять можно. Они достаточно свободно пользовались запасами пресной воды, серьезный дефицит которой наблюдается на территориях ИРИ в южном направлении. В Тегеране не без оснований полагают, что в случае перехода водохранилища в руки азербайджанской армии могут возникнуть проблемы с водопользованием. В открытую об этом пока не говорится, однако повышенное внимание к водохранилищу уже чувствуется.

Вояж Аракчи – не случайность в повестке иранской дипломатии

Ощущается со стороны иранских военных беспокойство также по поводу участия в боях "по ту сторону Аракса" ближневосточных наемников, которых в большом количестве перебрасывает в помощь Азербайджану "старший брат" — Турция. С этим отребьем у иранского руководства свои счеты. Страна уже достаточно долго делает все возможное, чтобы удержать боевиков "по найму" как можно дальше от своих границ.

Иран платит серьезные деньги, финансируя и своих добровольцев, воюющих на сирийской территории с боевиками "Исламского государства" (ИГ* - террористическая организация, запрещенная в РФ и ряде других стран. - ред.) и прочие вооруженные формирования. Также Тегеран помогает властям Сирии — и оружием с боеприпасами, и горючим для бронетехники, ведь эта страна больше всех пострадала от этих "солдат удачи".

Именно с этим в первую очередь связано то обстоятельство, что тот же КСИР еще в самом начале военных действий в Карабахе уже перекинул на северную границу Ирана тяжелую бронетехнику. Это случилось, кстати, сразу после того, как с заявлением о присутствии на военной арене боевиков-наемников выступил директор Службы внешней разведки (СВР) России Сергей Нарышкин.

Может ли карабахская война обернуться для Ирана натовской "разведкой боем"?>>

После этого, видимо, по мере накопления информации о присутствии наемников группировка иранской бронетехники тоже стала численно расти. На днях достаточно резкое заявление сделал уже командующий Вооруженными силами ИРИ Абдулрахим Мусави: "Наши силы будут яростно и беспощадно бороться с присутствием террористов ИГ* у наших границ".

Словом, чем острее ситуация на линии карабахско-азербайджанского противостояния, тем больше беспокойства это доставляет иранскому руководству. С военными в любом случае все понятно. Они вольны делать любые телодвижения на своей территории и, по большому счету, на внешнеполитической арене это никого не касается.

А вот то, что активизировались иранские дипломатические службы – это уже является свидетельством действительно крайней степени обеспокоенности. И одно то, что в дальний дипломатический вояж собрался заместитель министра иностранных дел ИРИ по политическим вопросам, спецпосланник президента Ирана Аббас Аракчи, свидетельствует о многом. Аракчи посетит Москву, Баку, Ереван и Анкару. А до этого (то есть в среду) в планы спецпосланника входит посещение границы Ирана с Арменией и Азербайджаном.

В регионе ожидается большая охота за боевиками-наемниками?

О чем будут говорить на дипломатических подмостках, узнаем в свое время. Однако сам факт таких резких телодвижений со стороны Тегерана, который в своих дипломатических реакциях и предпочтениях всегда консервативен и предельно осторожен, может свидетельствовать лишь об одном: иранское руководство не просто беспокоится, а глубоко встревожено складывающейся по ту сторону своей северной границы ситуацией. И дело не только в наемниках, которых стабильно перебрасывает в регион Турция.

У Ирана беспокойство более глобального плана. Собственно нестабильная ситуация в регионе может стать фитилем, к которому спичку может поднести любой недоброжелатель. А недоброжелателей у Ирана на внешнеполитической арене более чем достаточно.

Весьма интересно объяснил недавно позицию своего руководства посол Исламской республики Иран в Российской Федерации Казем Джалали: "Нет сомнения, что присутствие любой транснациональной силы или террористической силы в регионе может еще больше осложнить текущий конфликт и создать новые угрозы. Поэтому мы видим лучшее решение проблемы в том, чтобы страны региона объединили свои усилия, чтобы решить этот кризис и не дать террористам сконцентрироваться в регионе".

Оружейные игры Израиля за право диктовать Азербайджану: как война в Карабахе сорвала маски>>

Следует понимать так, что у Аббаса Аракчи важнейшая международная миссия. Скорее всего, он попытается либо сам, либо совместно с российской дипломатией все-таки добиться хотя бы временного прекращения огня. С другой стороны, видимо, предстоит серьезный разговор в Анкаре касательно террористов.

Ведь иранцы, по большому счету, серьезные специалисты по борьбе с международным терроризмом. И в этом плане Тегеран может весьма успешно противостоять "нашествию" головорезов. Причем не только уничтожать наемников на поле боя, но и перекрывать каналы переброски боевиков в регион, которые наладила Турция и буквально наводнила Южный Кавказ всякого рода отребьем с Ближнего Востока.

23200
Теги:
Турция, боевики, Иран, Карабах
Тема:
Наступление Азербайджана на Карабах (2251)
По теме
Ракета, выпущенная из зоны карабахского конфликта, упала в Иране
Лавров обсудил Карабах с иранским коллегой
Противник предпринял атаки на ряде направлений, особенно у границы с Ираном – МО Армении
Холера, чума грозят также Ирану: Минздрав Армении предупредил о последствиях действий Баку
Командующий КСИР побывал на Худаферинском участке границы Ирана
Давид Бабаян пояснил, почему для Баку важно взять под контроль Худаферинское водохранилище
Попадания снарядов на иранскую территорию неприемлемы - МИД Ирана
Российские миротворцы в Карабахе (14 ноября 2020).

Каков рейтинг миротворческой операции в Нагорном Карабахе

1846
(обновлено 21:48 20.11.2020)
Российская миссия в Карабахе крайне важна для поддержания стабильности на Южном Кавказе и в Прикаспийском регионе.

Александр Хроленко, военный обозреватель

Присутствие российских военнослужащих в Нагорном Карабахе снижает вероятность военного разрешения конфликта практически до нуля, позволяет руководству Азербайджана и Армении вернуться за стол переговоров, а местным жителям – в свои дома. Это демонстрация эффективности российской внешней политики, безупречной организации и высокого уровня боеготовности Вооруженных сил РФ.

Миротворческие силы в зоне конфликта своими действиями исключают вооруженное противостояние противников. Самолеты военно-транспортной авиации ВКС России продолжают перебрасывать подразделения и технику 15-й мотострелковой бригады, которая становится новым надежным гарантом стабильности на Южном Кавказе. После начала операции в Степанакерт и другие населенные пункты Нагорного Карабаха вернулись с территории Республики Армения свыше четырех тысяч беженцев. Только 19 ноября на 27 автобусах, под охраной миротворцев приехали более 1200 человек.

Для решения сложнейшего комплекса гуманитарных задач в Нагорном Карабахе в составе Межведомственного центра реагирования действуют сводный отряд МЧС России, и пять специализированных структур – гуманитарного разминирования, медицинского, транспортного и торгово-бытового обеспечения, примирения враждующих сторон.

Посты наблюдения, патрулирование и полицейские функции в зонах безопасности "Север" и "Юг" заметны невооруженным глазом. Российские миротворцы обеспечивают безопасность движения гражданского автотранспорта по Лачинскому коридору, досматривают автомобили для предотвращения провоза оружия. Многие задачи, структуры, механизмы и алгоритмы российской операции в Карабахе не столь очевидны. Карабахская ситуация аналогов в истории не имеет и предъявляет жесткие требования к военнослужащим 15-й мотострелковой бригады.

"Мы все своими руками тут создали": как жители карабахского Угтасара покидают свои дома>>

ФСБ России будет осуществлять контроль за обеспечением Арменией транспортного сообщения между западными районами Азербайджана и Нахичеванской Автономной Республикой (беспрепятственное движение граждан, транспортных средств и грузов в обоих направлениях).

Правительство РФ покроет финансирование расходов, связанных с деятельностью миротворцев. Цена такой операции – сотни миллионов долларов в год (содержание личного состава, эксплуатация техники, расход горючего), но безопасность Южного Кавказа деньгами не измерить.

Значение операции – огромное, рейтинг – высочайший. Пусть, российская миссия в Карабахе – не самая многочисленная (по меркам ООН), но крайне важная для поддержания стабильности на Южном Кавказе и в Прикаспийском регионе.

Ближнее зарубежье

Российские миротворцы многое сделали для укрепления безопасности на постсоветском пространстве. – в Абхазии, Южной Осетии, Таджикистане, Приднестровье. И все же недавние трагические события в Нагорном Карабахе свидетельствует о сохранении потенциала вооруженных конфликтов между странами СНГ. За примерами уязвимости мира далеко ходить не надо.

Сегодня вновь избранный президент Молдовы Майя Санду сделала программное (или дежурное) заявление о необходимости вывода российских военнослужащих из Приднестровья. Возможно, она забыла, что это единственный регион на территории Восточной Европы, где после ввода миротворческого контингента – в 1992 году, на основании соответствующего соглашения – военные действия прекратились и не возобновлялись на протяжении 28 лет.

В Приднестровье находится Оперативная группа российских войск. Одна из ее главных задач – охрана огромного и крайне опасного арсенала старых боеприпасов (свыше 20 тысяч тонн) близ населенного пункта Колбасна (в начале 1990-х сюда свозили боеприпасы советских войск из Германии, Венгрии, Польши). Уничтожить на месте арсенал невозможно, вывезти тоже проблематично – потребуется примерно 2500 вагонов, однако 57% боеприпасов уже нетранспортабельны. Если уйдут россияне, обстановка в Молдове окажется взрывоопасной – в самом прямом смысле. Будем надеяться на прагматизм.

Как беженцев из Шушинского района размещают в Степанакерте>>

Хочется привести пример эффективности миротворцев на Центрально-Азиатском направлении. Напомню, Россия, Казахстан, Узбекистан и Кыргызстан в 1993 году подписали решение о создании Коллективных миротворческих сил (КМС), которые стали основой региональной стабильности. Тогда состав КМС вошли 201-я мотострелковая дивизия Вооруженных сил России и подразделения Казахстана, Кыргызстана, Узбекистана. Коллективными усилиями миротворцев в том же году удалось погасить вооруженный конфликт в Таджикистане. В республике осталась оперативная группа пограничной службы ФСБ России, а в 2005 году на базе 201-й мотострелковой дивизии в Таджикистане была создана 201-я российская военная база, по сути - миротворческая.

Российская Федерация, как постоянный член Совбеза ООН, вместе с другими членами международного сообщества несет ответственность за мир на всей планете. Предотвращает и ликвидирует межнациональные и междоусобные конфликты на постсоветском пространстве и в странах дальнего зарубежья – в составе отдельных (автономных) миссий, сил ООН и контингента ОДКБ.

От Югославии до Анголы

Российские миротворцы располагают значительным опытом, и неслучайно по количеству военных наблюдателей в Организации Объединенных Наций РФ входит в первую десятку.

Подобные миссии условно делят на два типа – поддержание мира и силовое принуждение к миру. В зависимости от обстановки в зоне конфликта, приоритетные задачи и действия миротворческих сил, статус операции могут корректироваться. Так, в августе 2008 года операция поддержания мира в зоне грузино-осетинского конфликта превратилась в операцию по принуждению Грузии к миру (после начала боевых действий грузинской стороной и атаки на пост миротворцев РФ).

Российские военнослужащие начинали приобретать непростой международный опыт с 1992 года, в операциях ООН по поддержанию мира в Югославии (1992 – 2003 годы), там российский контингент достигал 1600 человек. Аналогичные задачи позднее решались в Анголе, Либерии, Мозамбике, Кот-д"Ивуаре, Руанде, Бурунди, Эфиопии, Судане, Республике Чад и Центрально-Африканской Республике (ЦАР).

Каждая миссия имеет характерные особенности, определяемые ожесточенностью конфликта, риском боевого противодействием в зоне безопасности, количеством привлекаемых войск и сил, особенностями логистики и ротации, менталитетом местного населения и природно-климатическими условиями. Военнослужащим необходимо быстро адаптироваться к обстановке "неустойчивого мира" в незнакомой стране, и находиться в постоянной боевой готовности весь срок командировки. Обычный цикл ротации – каждые полгода, и это суровое испытание силы духа и физической выносливости военных миротворцев. Миссии наблюдателей практически безоружны, операции с участием миротворческих сил имеют преимущественно легкое вооружение.

МЧС России передало МККК и Азербайджану список пропавших в ходе конфликта в Карабахе>>

Российские миротворцы текущем году служат в девяти миссиях ООН: в Западной Сахаре (MINURSO), ЦАР (MINUSCA), в Демократической Республике Конго (MONUSCO), на Кипре (UNFICYP), в Судане (UNISFA), в Косово (UNMIK), в Южном Судане (UNMISS), на Ближнем Востоке (UNTSO), в Колумбии (UNVMC). Крупнейшей считается миротворческая операция ООН и Африканского союза, развернутая в Судане (свыше 20 тысяч военнослужащих). Несмотря на экзотическую географию, это тяжелая работа с постоянным риском для жизни. Ежегодно на планете гибнут около 100 миротворцев, и в большинстве случаев – в ходе целенаправленных нападений.

1846
Теги:
миротворцы, Россия, Карабах
По теме
Армянские подразделения покинули территорию Агдамского района Карабаха - миротворцы
Турецкие миротворцы в Карабахе: быть или не быть
Российские миротворцы досматривают весь транспорт на постах в Лачинском коридоре
Еще 20 самолетов с российскими миротворцами прибыли в Армению – видео
Пресс-конференция премьер-министра Никола Пашиняна (19 марта 2019). Еревaн

Карабах как триггер недовольства. Как Пашинян попал в ситуацию, в которой был Саргсян

5016
(обновлено 15:56 20.11.2020)

В Армении снова неспокойно. По улицам Еревана прокатились массовые акции протеста. Ряд членов правительства оставили свои посты, а некоторые депутаты из провластной парламентской фракции "Мой шаг" решили сложить с себя полномочия. Силовые структуры страны распространили информацию о подготовке покушения на премьер-министра, хотя это дело вызывало вопросы даже в судебных инстанциях.

Сергей Маркедонов, ведущий научный сотрудник Института международных исследований МГИМО МИД России, главный редактор журнала "Международная аналитика" – для Sputnik

Уличными акциями армянскую столицу не удивишь. Начиная с февраля 1988 года протесты стали частью внутриполитической повестки Армении. Практически каждые выборы президента или депутатов парламента сопровождались попытками интерпретации итогов голосования на улице. На волне недовольства одни лидеры приходили во власть, а другие – покидали ее. Но ноябрьская протестная волна имеет особую природу. Здесь речь не просто о некомпетентности того или иного высшего должностного лица, не о фактах коррупции или нарушения законов. Непосредственным поводом для нее стало подписание совместного заявления президентов России и Азербайджана и премьер-министра Армении о прекращении военных действий в Карабахе.

Данная тема для республики имеет особое значение. В течение двадцати шести лет в Армении абсолютно доминировал карабахский консенсус, согласно которому любые уступки на этом направлении без получения твердых гарантий статуса для Нагорного Карабаха рассматривались как отказ от защиты национальных интересов. Эти массовые представления сосуществовали с переговорным процессом, в ходе которого уступки обсуждались. Но одно дело знать, что где-то в Казани, Москве или Женеве говорят о компромиссных решениях, и совсем другое - увидеть конкретный документ, где эти решения сформулированы как график передачи районов Баку. Как следствие, значительная часть армянского общества восприняла ноябрьский шаг Никола Пашиняна как предательство.

Еще полтора месяца назад позиции премьер-министра республики можно было оценивать как весьма прочные. В его руках оказались нити управления всеми тремя ветвями власти. К этому стоит добавить контроль над столичной мэрией, Советом старейшин и победу на президентских выборах в Карабахе Араика Арутюняна - кандидата, который Пашиняна вполне устраивал. Силовые структуры не проявляли особой фронды, а возможные оппоненты были либо слишком слабы, находились вне системы (то есть не были представлены в парламенте), либо имели "проблемы с законом" (Роберт Кочарян, Серж Саргсян, Гагик Царукян). Но при всем этом власть обладала собственным ресурсом популярности, который позволял ей экспериментировать с судебной системой, обсуждать "правосудие переходного периода", вводить коронавирусные ограничения без особого риска оказаться перед угрозой массового недовольства.

С началом военных действий 27 сентября, казалось бы, позиции Пашиняна еще более укрепились. Общенациональное дело традиционно сплачивало даже самых яростных оппонентов в Армении. И мы увидели посты в социальных сетях от "политзэка" Царукяна с требованиями поддержать армию, акции дашнаков по сбору добровольцев, заявления республиканцев и представителей других партий, в которых "защита Арцаха" ставилась выше всех внутренних разногласий.

Однако неудачи на фронте, сдача Шуши и подписание соглашения о завершении боевых действий ценой территориальных потерь изменили ситуацию до неузнаваемости. Лозунг "Никол - предатель!" был мгновенно подхвачен оппозиционерами. Но одного намерения сменить власть недостаточно. Для такого поворота событий должны удачно сложиться многие факторы. Какие элементы нового внутриполитического кризиса в Армении можно считать наиболее значимыми?

Столкновение двух повесток дня: легальность против легитимности

Никол Пашинян пришел во власть на протестной волне в мае 2018 года. Упоминание этого тезиса - вовсе не дань хронологическому принципу изложения материала. Важно зафиксировать несколько интересных параллелей между периодом "бархатной революции" и сегодняшней ситуацией.

И в 2018, и в 2020 году в Армении происходит встреча в некоей точке двух повесток дня - прошлой и настоящей. Так возникает конфликт легитимности и легальности. В 2018 году Пашинян вышел на улицы и вывел своих сторонников в условиях, когда с формальной точки зрения для недовольства не было причин. Да, Серж Саргсян нарушил ранее данное им обещание не пересаживаться из президентского кресла в премьерское. Но в Конституции нигде такая операция не была прямо запрещена. Национальное собрание было избрано всего годом ранее, итоги выборов не были бойкотированы извне и не вызывали протестной волны сразу же после их оглашения. По новой формуле был избран президент (не всенародным, а депутатским одобрением). Однако Пашинян вышел "в народ" и властная система стремительно посыпалась. Она была легальна, но в глазах населения она не пользовалась поддержкой, то есть не воспринималась как легитимная. И в этом был ключ к успеху будущего премьера.

Пашинян мог снести своих предшественников с помощью уличной "бури и натиска". Но он добился формального одобрения парламентом, который в своем большинстве (на тот момент республиканском) явно не видел его на премьерском посту. Сделал это через сложные консультации, прибегая, среди прочего, и к посредничеству президента Армена Саркисяна. Имея за спиной уличных активистов это было не так трудно сделать. Но Пашиняну было мало уличной легитимности, он хотел соблюсти хотя бы видимость легальности. Опасаясь того, что ее отсутствие чревато внутренними потрясениями в будущем. Как минимум, созданием опасных прецедентов.

Сегодня сам Пашинян попал в ситуацию, в которой два с половиной года назад был Саргсян. Всем процедурам его пребывание во власти соответствует. Требования убрать премьера через парламентское голосование повисло в воздухе сразу же после того, как оно было выдвинуто. В Национальном собрании большинство сегодня у Пашиняна. И в количественном плане это преимущество на момент 10 ноября было даже сильнее, чем ранее у РПА.

Да, после "второго Александрополя" ряд депутатов стали покидать провластный "Мой шаг". В отставку стали уходить министры, их заместители, руководители разных подразделений. И не исключено, что этот "министропад" продолжится. Но парадокс в том, что системные фракции в парламенте не слишком многочисленны, а несистемная оппозиция представлена на улице, но не в высшем законодательном органе власти страны.

Россия не пыталась заработать политические очки на заявлении по Карабаху – Лавров>>

Повестка дня радикально поменялась. До ноября 2020 года Пашинян не воспринимался, как разрушитель национальных интересов, а после - приобрел такой образ в глазах пускай и не всех, но многих граждан страны. Думается, что точная социология в скором времени этот тренд отразит. Если до "второй карабахской" изменником могли считать даже того, кто отдал бы Баку пять районов вокруг Карабаха, то Пашинян дал согласие на возвращение всех семи плюс Шуши, Гадрутского района. Снова конфликт легальности и легитимности! Действующая система сформирована легально, но массовым чаяниям она не слишком соответствует. И значит, снова появляется соблазн ее революционного сноса. Пашинян в свое время удержался от такого сценария. Но ведь правда и то, что отданных районов у его оппонентов за плечами не было.

Спящий институт просыпается?

Итак, что мы видим? Оппозиция слаба и разрознена. Радикалов опасаются не только в правительстве, но и среди тех, кто выкрикивает на улицах "Никол - предатель". Не велик и набор альтернатив. НАТО таковой не является, ибо турецкая армия, вторая по численности в Альянсе, выступает открытым стратегическим союзником Баку. Да и со стороны Запада Армения не видит какой-то четкой программы, которая была бы лучше того, что уже есть "здесь и сейчас". Оппоненты Пашиняна отдают себе отчет в том, что в той части Карабаха, что не перешла под контроль Баку, российские миротворцы. И западные их не заменят.

Более того, президент России Владимир Путин, с которым в армянском обществе связываются надежды, говорит об обвинениях в предательстве, как упрощенном взгляде на вещи. Вряд ли у критиков Пашиняна есть более эффективные предложения по урегулированию и экономическому развитию страны. Но если премьер откажется уйти в отставку, то трудно найти методы воздействия на него. Если, конечно, оставить за скобками "революционное творчество масс", что также чревато для страны, пережившей только что разрушительную войну.

И в этом контексте значительный интерес представляет позиция действующего президента Армении. С первых минут после подписания соглашения от 10 ноября Армен Саркисян попытался дистанцироваться от него, сославшись на то, что узнал о появлении документа из СМИ. Он особо подчеркнул, что "судьба Арцаха, а, следовательно, и армянского народа может быть решена только с учетом наших национальных интересов и только на основе национального консенсуса".

Через несколько дней после этого президент высказался уже более категорично: "Нужны соответствующие Конституции отставка или прекращение полномочий премьер-министра и внеочередные парламентские выборы". Такой поворот свидетельствует о качественных изменениях в армянской внутренней политике. Налицо разночтения между двумя первыми лицами страны. Глава государства ограничен в своих полномочиях, реальная власть принадлежит премьеру.

В то же время нельзя забывать, что транзит власти от Сержа Саргсяна к Николу Пашиняну был во многом обеспечен стараниями Армена Саркисяна, в прошлом опытного дипломата. За два года он больше занимался вопросами внешней политики, чем внутренней. Офис президента фактически стал дополнительным органом, помогающим продвигать национальные интересы страны на международной арене.

Но наступил карабахский кризис, и "спящий институт", проснулся. Ведь во многом президентство в новой парламентской модели и замышлялось, как некий страховочный механизм. Похоже, Армен Саркисян решил вступить в игру и сыграть роль консолидирующего начала. Получится у него этого или нет, равно говорить. Но определенная заявка на роль политика, готового поддержать падающую власть (не премьера, а систему госуправления), сделана.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

5016
Теги:
Карабах, Армения
Арман Гукасян во время онлайн-видеомоста на тему: Деятельность прозападных НКО в Армении (24 ноября 2020). Еревaн

В рамках ОДКБ и ЕАЭС можно выработать механизмы по борьбе с сетью Сороса Арман Гукасян

0
(обновлено 18:37 24.11.2020)
Эксперт считает, что при наличии в Армении волевого лидера, возможно было бы поднять вопрос о борьбе с деструктивной деятельностью фондов Сороса в рамках ОДКБ и ЕАЭС.
В рамках ОДКБ можно выработать механизмы борьбы с сетью Сороса

Член Общественной Палаты России, юрист, блогер Илья Ремесло на пресс-конференции в мультимедийном центре Sputnik Армения заявил, что было бы хорошо разработать в рамках ЕАЭС единые механизмы по борьбе с сетью соросовских НПО, отметив, однако, что сделать это с политической точки зрения довольно сложно.

Комментируя данную инициативу, председатель партии "Во имя социальной справедливости", эксперт общественного клуба "Глас народа" Арман Гукасян отметил, что Армении для решения подобных задач необходим волевой лидер.

"Я думаю, что этот вопрос может быть изучен в рамках ОДКБ, так как ЕАЭС все-таки экономическая организация. Вместе с тем в Армении нужна политическая воля. Без нее ничего не получится. Я вижу, что в рамках ОДКБ есть все возможности выработки для борьбы с внешними интервенциями", — добавил Гукасян.

Армянский филиал фонда Сороса создан в 1997 году. Многочисленные организации (около 60), финансируемые фондом, в 2003 году объединились в инициативу "Партнерство ради открытого общества".  Это широкий спектр организаций, которые работают в сфере права, здравоохранения, СМИ, политических исследований и анализа, проблем молодежи, образования и прочее. Однако фонды скандального финансиста неоднократно обвинялись во вмешательстве во внутренние дела некоторых стран.

0
Теги:
ЕАЭС, Фонд Сороса, ОДКБ