Нефтяной танкер. Архивное фото

Иран и США на пороге взрыва: Трамп придерживает "борзых войны", но кому же она на руку?

1067
(обновлено 22:47 19.05.2019)
Вероятность большой войны, способной взорвать весь Ближний Восток, казавшаяся фантастикой, вдруг превратилась в реальность, от которой, кажется, некуда деться. Последние события на фронте ирано –американского идеологического и экономического противостояния предполагают, что есть определенные силы, для которых взрыв в регионе более чем желателен.

Арман Ванескегян, политический обозреватель Sputnik Армения

В подобных ситуациях обычная логика призывает задаться вопросом Cui prodest? Cui bono? (куй продэст, куй боно) – кому это выгодно. И получается, что Тегерану складывающаяся ситуация выгодна (или желаема) в самую последнюю очередь. Зато его региональным соперникам, тому же Израилю или Саудовской Аравии, прогнозируемый в регионе военный взрыв – однозначно в копилку.

Дело в том, что нападение на танкеры при помощи управляемых торпед может рассматриваться как провокация, на которую сами саудиты, например, спокойно могут сослаться в тот момент, когда станет понятно – сам американский президент Трамп войны не хочет. Более того, ему приходится чуть ли не силой придерживать своих “борзых войны”, которые однозначно отстаивают интересы как мега-корпораций, производящих оружие, так и фирм, имеющих серьезные интересы в сфере энергоносителей.

И для тех, и для других большая война на Ближнем Востоке – манна небесная. Ведь ситуация в Сирии в любом случае приближается к своей логической политической развязке. А это значит, что солидный кусок рыночного пирога (как по поставляемому вооружению, так и по получаемым сверхприбылям от сворованной на левобережье Евфрата нефти) уплывает из рук навсегда. Провоцировать военные действия в Восточной Азии не с руки – вполне можно нарваться на жесткий ответ как китайцев, так и северо-корейцев. А вот Иран, пока еще не имеющий ядерного оружия (что очевидно), – самое оно.

Козырные карты Тегерана, или Идеальный момент для давления на США и Европу>>

Именно поэтому и нападения на четыре танкера, и бомбежка дронами – камикадзе саудитского нефтепровода великолепно вписывается именно в позицию тех, кто делает все возможное, чтобы взорвать ситуацию в регионе. Использованы катера и торпеды, а также дроны-камикадзе, которыми вооружены йеменские хуситы? Опять-таки очевидно, что спецслужбы, готовящие провокации, именно так бы и поступили. Ведь нельзя даже сомневаться, что достать и катер, и торпеды, и дроны в регионе, где воюют все против всех, легче легкого, всего лишь пара копеек.

А нефтяные корпорации уже стригут купоны – нефтяной рынок, реагирующий на малейшие колебания, не мог не откликнуться на события в Ормузском заливе. Ведь именно через него на мировые биржи энергоносителей поступает львиная доля арабского "черного золота" (девяносто процентов). В последнее время цена за баррель уже перевалила за семьдесят долларов. Думается, в начале следующей недели торговцев ждут не очень приятные сюрпризы. Другое дело, что для некоторых стран подобный рост цен на нефть может стать очень даже приятным сюрпризом.

Но уж точно не для Ирана, чью долю на международном рынке энергоносителей американцы пытаются отобрать чуть ли не силой. Ведь очевидно же, что идея США "обнулить" долю иранцев на мировых биржах должна спровоцировать Тегеран на какие-то ответные действия. Причем руководство Ирана уже показало, что намерено бороться за свои права цивилизованным методом – грозится отказаться лишь от части "ядерного" соглашения. И то дает шанс остальным участникам СВПД (в первую очередь касается европейцев) исправить ситуацию. Даже оговорен срок – 60 дней.

Россия не станет мелочиться, или Угроза "мирового взрыва" от иранской нефти>>

И на этом фоне просто глупо подозревать Тегеран в том, что он пытается взорвать ситуацию вокруг себя посредством военных и террористических провокаций. На самом деле на политических подмостках все великолепно понимают – и американцы, и европейцы, и Россия с Китаем, да и региональные государства. Другое дело, что поступать все равно будут, исходя не из принципов обеспечения безопасности и стабильности на Ближнем Востоке, а из критериев, соответствующих собственным интересам.

1067
Теги:
война, США, Иран
По теме
Россия в игре: почему израильско-палестинская "сделка века" от Трампа обречена на провал
Турция себя в Сирии не оправдала: "политика канонерок" – последняя надежда США?
Волки в овечьей шкуре: как террористы в Сирии маскируются под умеренную оппозицию
Кто кого "задавит": оружейные сделки Турции и США стали новым инструментом в геополитике
Беседа вице-президента США Джо Байдена с президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом после их встречи во Дворце Йылдыз Мабейн (23 января 2016). Стамбул

Эрдоган хочет построить новую империю: США готовы ему в этом помочь

3857
(обновлено 00:02 11.06.2021)
Сознательно ограничивая свое влияние на Ближнем Востоке, Южном Кавказе и частично в Центральной Азии, США искали своего "постпреда". Союзника, который отвечал бы за их интересы на огромном участке от Средиземноморья и до Афганистана. Кажется нашли, Турцию…

Арман Ванескегян, политический обозреватель Sputnik Армения

Нахрапом занять регион не удалось, но Анкара не отчаивается

Глобальные геополитические претензии и планы, которые вынашивала Турция касательно Южного Кавказа и из-за которых, собственно, ввязалась в последнюю карабахскую войну на стороне Азербайджана, к сожалению для Анкары, осуществились лишь частично. Планировалось, что блицкриг продлится лишь неделю, а после него под полным контролем Азербайджана окажется не только вся территория Карабаха, но и часть южного армянского Сюника.

И нужно это было не только (и даже не столько) самому Азербайджану, развязавшему кровавую бойню в Карабахе. В первую очередь это было необходимо Турции, старающейся намертво вцепиться в регион, вход в который был наглухо закрыт для нее Россией на протяжении последней сотни лет.

Если бы планы, вынашиваемые в Анкаре, были воплощены в жизнь в Карабахе, и если бы турецко-азербайджанский тандем смог пройти через Зангезур в Нахичевань, то сейчас Турция могла бы праздновать величайшую геополитическую победу. Как принято говорить, вырвалась бы на оперативный геополитический простор, получив прямой выход на Каспий и оттуда - на территории тюркоязычных государств Азии. Вплоть до Китайской стены.

Сразу, нахрапом, реализовать задуманное не удалось. Но это отнюдь не значит, что Анкара может отказаться от своих задумок. Вовсе нет. И тому свидетельство - визит турецкого президента Эрдогана в Шуши, спланированный сразу же после его встречи с американским коллегой Байденом.

Феномен израильской политики - чему может поучиться у еврейского государства Армения>>

На самом деле в том и содержится глубинная придумка Эрдогана - суметь укрепиться на этих обширных территориях. Чтобы потом показать и доказать своему заокеанскому натовскому союзнику-партнеру США, что Анкара в состоянии стать своеобразным "постпредом" Вашингтона на этом участке. Ведь сами американцы планируют переносить основную тяжесть своего влияния  в азиатско-тихоокеанский регион.

Наполеоновские амбиции Эрдогана сквозь призму глобальной геополитики

Наполеоновским планам турецкого лидера помешала армянская армия Карабаха, усиленная добровольцами из самой Армении. Именно она сумела ценой тысяч жизней сдерживать натиск тандема целых 44 дня. До тех пор, пока Россия не сориентировалась и не решила волевым образом вмешаться в кровопролитие и остановить бойню. А ведь на самом деле оставались считанные дни.

Враг стоял у порога Степанакерта, где проживало порядка 50 тысяч гражданского населения. И вот именно это волевое решение о миротворческой миссии, принятое Москвой, и сорвало планы Эрдогана по выходу на геополитический оперативный простор - в сторону тюркоязычных Туркменистана, Кыргызстана, Узбекистана, Казахстана и южнее - Пакистана.

Кстати, в этом направлении, даже среди членов ЕАЭС и ОДКБ турецкая дипломатия работает, не покладая рук. В Анкаре президент Киргизии Садыр Жапаров, например, подчеркнул, что дружба между Кыргызстаном и Турцией выходит на новый уровень. Он остановился на основных направлениях двустороннего сотрудничества, отметил важность продолжения политического диалога и партнерства в военной сфере и безопасности. 

Ну а там сейчас подоспели бы и американцы, которые в срочном порядке сворачивают свою собственную то ли антитеррористическую, то ли миротворческую миссию в Афганистане длиной в двадцать долгих лет. Сворачивают миссию и сдают мандат на обеспечение безопасности и функционирования, скажем, аэропорта в Кабуле той же Турции. Еще и намерены нехило приплатить туркам за это, хотя, по идее, натовская страна должна была бы и без финансирования выполнять свои обязанности в рамках Североатлантического альянса.

Эрдоган рвется в лидеры Ближнего Востока и примеряет тогу защитника всех мусульман>>

Но Анкара потребовала добавки не только в виде вооружения и боеприпасов, что было бы вполне в порядке вещей для подобной миссии, но и финансирования захотела. Мол, для эксплуатации гражданского объекта - аэропорта - потребуется помощь гражданских специалистов.

Афганский мандат и турецкая миссия свидетельствую о многом

Стороны остановились на сумме в 130 миллионов долларов, которые выплатит Вашингтон Анкаре за обеспечение безопасности аэропорта в Афганистане. Конечно, мелочь в масштабах сдвигов тектонических геополитических плит на участке Южный Кавказ - Средняя Азия. Однако миссию Турции в Афганистане не стоит оценивать в миллионах долларов.

Следует понимать, что не мытьем, так катаньем, но Анкара все равно будет делать все возможное, чтобы вырваться на этот геополитический простор для осуществления своих далеко идущих планов. А планы эти, по большому счету, уже давно известны. Это пантюркизм, неоосманизм, стремление Эрдогана восстановить Османскую империю на всех бывших территориях. Не удалось наскоком прорваться через Нахичевань, Зангезур и Каспий - будет пробираться огородами, через Афганистан. 

Афганский мандат от американцев свидетельствует лишь о том, что в своих поисках, кому бы доверить право представлять их интересы в этих регионах, Соединенные Штаты уже определились. Ну конечно же - натовской Турции, которая своих амбиций и претензий не скрывает, и эти претензии и амбиции идут вразрез с интересами России. А значит, американцы могут им смело довериться.

Кстати, сама Анкара своих глобальных ожиданий от встречи Байдена с Эрдоганом и не скрывает.

"Мы видим, что США хотят сотрудничать с нами не только по проблемам Ливии, Сирии, но также и во многих областях от Средиземного моря до Черного моря и Кавказа. Мы ожидаем встречи между президентом США Байденом и президентом Турции Эрдоганом с позитивной повесткой, получаем такие же знаки с другой стороны" - утверждает руководитель внешнеполитического ведомства Турции Мевлют Чавушоглу.

Думается, именно об этом в первую очередь и будет идти речь на встрече в Брюсселе между Байденом и Эрдганом. О том, что сознательно ограничивая свое влияние на огромном участке - начиная с Сирии через Ирак, Иран, Южный Кавказ, Каспий (и дальше по тексту) - американцы хотят поставить в качестве своего "постпреда" именно Турцию. Страну, у которой вторая по численности и вооружению армия в НАТО.   

3857
Теги:
влияние, регионы, США, Турция
И.о. премьер-министра Никол Пашинян во время предвыборной агиткампании в Армавирской области (7 июня 2021). Мргашат

Выборы: успеха 2018-го года у Пашиняна не будет, но и фатального поражения тоже

3000
(обновлено 17:05 10.06.2021)
Нынешняя парламентская кампания в Армении - это попытка преодолеть кризис, спровоцированный тяжелым военным поражением и формированием нового карабахского статус-кво. Удастся ли его преодолеть - рассуждает политолог Сергей Маркедонов.

Сергей Маркедонов, ведущий научный сотрудник МГИМО МИД России, главный редактор журнала "Международная аналитика" - для Sputnik Армения

Седьмого июня в Армении официально стартовала парламентская избирательная кампания. Но де-факто она идет уже, как минимум, с марта, то есть с момента, когда премьер-министр республики Никол Пашинян заявил о возможности проведения досрочного голосования. Впрочем, и до пашиняновской инициативы в течение нескольких месяцев шли сложные переговоры с участием властей, парламентских фракций и непарламентской оппозиции, с модерацией президента Армена Саркисяна. Все это проходило на фоне уличных протестов.

Очередные внеочередные

И кулуарные встречи, и массовые акции во многом строились вокруг поиска модальностей будущих выборов. Обсуждались возможности для премьера возглавлять кабинет с приставкой и.о. И, конечно, в оппозиционных лагерях активно продвигалась идея об отставке Пашиняна.

Выборы-2021 станут второй досрочной кампанией кряду, что свидетельствует о неустойчивости государственной системы в целом. Обе кампании, 2018 и 2021 гг., объединяет одна черта. И в первом, и во втором случае политический класс Армении и ее граждане пытались исправить образовавшийся зазор между легальностью и легитимностью. Функционирование ключевых органов власти страны формально не противоречит действующему законодательству. Однако в обществе, а также и внутри самих управленческих структур имеется политическое недовольство. При этом определенной частью граждан деятельность правительства воспринимается как нечто не соответствующее их чаяниям и национальным интересам страны.

Впрочем, между двумя досрочными кампаниями есть и принципиальные различия. В 2018 году события разворачивались по преимуществу вокруг внутриполитической повестки. После провала плана третьего президента Армении Сержа Саргсяна пролонгировать свое пребывание у власти в качестве премьер-министра в республике случилась "бархатная революция". И после этих событий процесс смены власти должен был быть введен в правовые рамки, что и было сделано по итогам досрочных выборов в Национальное собрание.

Сегодня парламентская кампания - это попытка (не факт, что она станет удачной) преодолеть кризис, спровоцированный тяжелым военным поражением и формированием нового карабахского статус-кво. Уже это обстоятельство делает по факту исход выборов не только событием внутриармянского, но, как минимум, общекавказского масштаба. И даже международного, если принять во внимание сложные коллизии в российско-турецких отношениях в Евразии, интерес США и Франции к положению дел вокруг Карабаха, а также в Закавказье в целом.

На какие важные аспекты кампании стоит обратить особое внимание? Создают ли они новые традиции в армянской политике или радикально ломают старые?

Без бывших политиков

Армения принадлежит к числу немногих стран постсоветского пространства, где бывшие главы государства после своей отставки могут побороться за власть. Но то обстоятельство, когда три экс-президента и действующий и.о. премьер-министра (по факту первое лицо в стране) в той или иной форме участвуют в избирательной гонке, делает опыт Армении уникальным. Между тем, факты вещь упрямая.

На выборы 20 июня 2021 года идут двадцать пять партий и избирательных блоков. Армянский национальный конгресс (АНК) возглавляет первый президент республики Левон Тер-Петросян, блок "Армения" - второй глава государства Роберт Кочарян. Первым номером блока "Честь имею" экс-президент Армении не является, его возглавляет бывший руководитель Службы национальной безопасности Артур Ванецян. В составе этого избирательного объединения - Республиканская партия, которая была правящей в период легислатуры Сержа Саргсяна, третьего главы армянского государства.

В первой тройке мы также видим бывшего мэра Еревана Тарона Маргаряна, помощницу экс-президента Армении Саргсяна Анну Мкртчян. Таким образом, есть бывшие президенты и мэры. Но бывшими политиками они не являются. Более того, они полны желания взять реванш у Никола Пашиняна, который ведет на выборы собственную партию "Гражданский договор". Почему ее, а не блок "Мой шаг", который в уходящем составе Национального собрания составлял большинство? Для партий армянское законодательство предоставляет более низкий проходной барьер по сравнению с избирательными блоками. Понятное дело, что Пашинян стремится к победе, но как политик он стремится минимизировать возможные риски.

Какова основная причина такой масштабной мобилизации всего армянского политического класса? Конечно, среди основных мотивов участия в выборах является кризис, спроецированный поражением во второй карабахской войне. И самое главное в этой истории то, что на утрате "пояса безопасности", Шуши и Гадрута, конфликт не закончился. То, что происходило и происходит в южной части Армении, рассматривается многими, как продолжающееся поражение и национальное унижение. Как следствие, необходимость принятия срочных чрезвычайных мер.

Но было бы неверным свести нынешнюю повестку дня исключительно к Карабаху и национальной травме армян. Представим себе ситуацию, что в 2020 году катастрофического поражения не случилось бы. Остался бы в стороне от политики Роберт Кочарян? Скорее всего, ответ отрицательный. И вот здесь самое время напомнить, что три года назад Никол Пашинян нарушил неписаное правило армянской политики: ушедших предшественников уголовно не преследовать. Пойдя по иному пути (а под преследованием оказались не только Роберт Кочарян и Серж Саргсян, но и "попутчик" нынешнего и.о. премьера по "бархатной революции" Гагик Царукян), он сам поставил себя в неудобное положение. Ведь теперь отставка для него может иметь не самое приятное продолжение жизненного пути. И такой прецедент создан самим Пашиняном.

С другой стороны, все те, против кого глава кабмина ополчился, политически стали намного более активными. Вопрос, пошли бы на новый приступ по пути к власти Кочарян и Саргсян, не будь против них уголовного преследования? Не очевидно, что данный фактор утвердил их в решении "тряхнуть стариной".

Фавориты и потенциальные джокеры

Итак, на старте кампании 25 объединений. Но уже сегодня львиная доля споров и дискуссий, сценарных разработок выстраивается вокруг двух политиков и стоящих за ними сил - "Гражданский договор" Никола Пашиняна и "Армения" Роберта Кочаряна. В их противостоянии многое сошлось. И то, что герой популярного в советские годы фильма называл "большой личной неприязнью", и разные оценки внутренней и внешней политики, и события марта 2008 года. Без Кочаряна одна из старейших армянских партий "Дашнакцутюн", успевшая стать хранителем исторического брэнда, вряд ли могла бы рассчитывать на участие в большой парламентской фракции. Сейчас появилась надежда.

Не хотелось бы в статье про выборы делать особый акцент на социологические опросы. Да, такой тренд, как снижение рейтингов Пашиняна и повышение числа потенциальных сторонников Кочаряна, можно зафиксировать. Но всегда имеются вопросы к репрезентативности исследований, их ангажированности, в той или иной степени. Однако, как бы кто ни трактовал итоги опросов, ясно одно: Пашиняну вряд ли под силу повторить свой успех 2018 года.

Разочарование и.о. премьером есть. И не один Карабах внес здесь вклад. Можно вспомнить и про истории с организацией борьбы против пандемии коронавируса, а также несостоявшимся референдумом по Конституции, административным давлением на непризнанную НКР, и про уголовные преследования оппонентов, и про конфликт с Конституционным судом. Но и фатального поражения, которое прочили Пашиняну после ноября 2020 года, скорее всего не будет.

А что же тогда произойдет? Весьма вероятно, новый парламент будет расколотым по составу. Совсем не обязательно, что 50 на 50. Достаточно и меньших пропорций. Тем более, шансов на коалиции у Пашиняна меньше. Ведь с критикой и.о. премьера выступают не только экс-президенты, но и те партии, у кого были в уходящем созыве свои фракции ("Процветающая Армения" и "Просвещенная Армения"). У первой из них есть успешный опыт совместной работы с Кочаряном еще во время его президентсва.

Таким образом, главным вопросом кампании станет формирование коалиции. И здесь возможны варианты в спектре от второго тура до недостаточно легитимного кабмина с последующими протестными акциями. В этом контексте роль других партий и блоков повышается. Однако далеко не всех. Определенное влияние на финальный расклад могут оказать объединение "Честь имею" и "Процветающая Армения". Возможности "Просвещенной Армении" и АНК меньше, хотя идея Левона Тер-Петросяна про коалицию против Пашиняна выглядит перевернутой формулой "Все минус Серж". Первый президент республики по факту предлагает применить такой алгоритм уже к Николу. В этой связи поспешно делать выводы о складывающейся двухцветной картинке выборов преждевременно. Она еще может заиграть разными и даже неожиданными красками.

Выборы: международное измерение

Параллельно с развертыванием борьбы за Национальное собрание Армения столкнулась с фактическим продолжением карабахского конфликта уже на собственной территории. Наблюдается активизация Франции, которая предложила Армении военную помощь. И хотя эта инициатива представляется достаточно "сырой", а внутрифранцузский контекст в ней более важен, чем кавказский, сам факт ее появления по официальным каналам важен. Париж также предлагал обсудить положение дел на армяно- азербайджанской границе на заседании Совбеза ООН. Пашинян в мае 2021 года обращался к России и к ОДКБ с просьбами о вмешательстве в ситуацию на южной границе. Однако ни Москва, ни "евразийское НАТО" не занимают однозначной позиции по этому вопросу.

Осторожность российской стороны становится понятной, если рассматривать нынешнюю ситуацию в более широком контексте, чем треугольник Москва-Баку-Ереван.

Жесткая ассоциация России с одной лишь Арменией чревата угрозой для миротворческой операции в Карабахе и попытками Турции и (или) Запада укрепить свое влияние на Кавказе. И совсем не факт, что это будет сделано в интересах Еревана. В особенности, если роль Анкары здесь будет большей, чем сейчас, а российского противовеса (со всеми имеющимися оговорками) не станет или он ослабнет.

Для США и их союзников "сдерживание" России намного более важная цель и ценность, чем сдерживание Турции. Как минимум, на нынешнем этапе. А кавказская стратегия - отнюдь не самый важный приоритет для сегодняшних американских и европейских политиков. Следовательно, любой просчет и даже неосторожный шаг Кремля будет сопровождаться обвинениями в неэффективности миротворчества не только в Закавказье, но и на всем постсоветском пространстве.

В контексте досрочных парламентских выборов в Армении роль и значимость внешних факторов резко возрастает. На начальном этапе подготовки к ним мы увидели конкуренцию за внимание Москвы между Пашиняном и Кочаряном. Сегодня мы наблюдаем, насколько важным стал "турецкий вопрос". И совсем не в историческом, а в политическом актуальном контексте. Оппоненты обвиняют друг друга в сдаче национальных интересов, но обвинения в якобы "протурецкой линии" неформально считаются более важными. Такого, пускай и косвенного влияния на ход выборов в Армении, Анкара ранее не оказывала.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

3000
Церемония открытия Чемпионата Европы по футболу Евро-2020 на Олимпийском стадионе (11 июня 2021). Рим

преступник или пособник?": журналисты Армении иронизируют над "бакинским вето" на Евро

0
Вето одной из принимающих стран блокирует въезд на все матчи Евро-2020. Теперь журналисты хотят получить официальный ответ о том, по какой формулировке им отказали с подачи Баку - как "преступникам", или "пособникам"?

ЕРЕВАН, 14 июн – Sputnik. Двоим футбольным обозревателям из Армении, Карену Рафаеляну (Vnews) и Давиду Егиазаряну (News.am) отказано в аккредитации на Евро-2020.

Журналисты подали заявку еще в январе 2020 года и согласовали с пресс-службой УЕФА города и матчи, которые хотели посетить. В их списке, естественно, не было Баку.

Аккредитация была получена в мае, но с оговоркой, что ее могут отменить, если правоохранительные органы какой-либо их стран-участниц решат, что журналисты имеют связь с преступностью.

"Узнав об отказе, журналисты написали в УЕФА с просьбой пояснить, кто именно и почему отказал им. В Армении, разумеется, всем ясно - кто и почему, но они хотят иметь на руках официальный документ", - отмечает спортивный обозреватель Sputnik Армения Хачик Чахоян.

“Теперь непонятно только, что из двух: мы имеем связи с криминалом, или сами преступники?", - спрашивает Карен Рафаелян.

Напомним, ранее на игры Евро-2020 не были аккредитованы российские журналисты из "Матч ТВ" Нобель Арустамян, Михаил Моссаковский и Константин Генич (в случае с двумя последними - с формулировкой "за посещение Нагорного Карабаха").

0
Теги:
вето, чемпионат Европы, журналисты, Футбол