Президент Ирана Хасан Роухани на ежегодном военном параде (22 сентября 2017). Тегеран, Иран

Ближний Восток дело тонкое: какие победы одержал Иран в геополитическом закулисье

1689
(обновлено 20:59 03.01.2019)
Минувший 2018 год ознаменовался несколькими важными, хоть и промежуточными, победами Ирана в ближневосточном геополитическом закулисье.

Арман Ванескегян, политический обозреватель Sputnik Армения

В наступившем году события на политической арене Ближнего Востока грозят обернуться серьезными испытаниями для целого ряда стран, отстаивающих свои интересы в регионе. Причем, речь идет о таких серьезных игроках, как США, европейские сверхдержавы, Израиль.

Роль Тегерана во всех ближневосточных разборках последний лет еще следует оценить

Для этих акторов сирийский кризис обернулся вовсе не тем боком, на который изначально рассчитывали на Западе, составляя антитеррористическую коалицию и вторгаясь на территорию этой страны.

Ведь уже тогда было ясно, что изначально громко рекламируемая западными странами "борьба с международным терроризмом" на самом деле может оказаться обыкновенным пшиком.

Да хотя бы потому, что без мандата со стороны мирового сообщества или хоть какой-нибудь значимой международной организации вторжение грозило обернуться элементарной оккупацией территории суверенного государства. Что, собственно, и произошло.

Однако основным фактором откровенного поражения, которое терпит Запад в Сирии, не являются ни отсутствие мандата, ни то, что Дамаск так и не смирился со вторжением на свою территорию.

Основных, решающих факторов два – присутствие России и Ирана, в частности, российских ВКС (военно-космических сил) в сирийском небе и сухопутных добровольческих иранских подразделений и армейских инструкторов — на поле боя.

"Моя тактика работает" – Трамп доволен своими решениями по Сирии>>

Ну и еще наличие российской и иранской дипломатии, не только давших серьезный бой на политической арене, но и сумевших переиграть Запад в геополитическом закулисье.

Видимо, западные игроки в какой-то момент забыли, что Восток – дело тонкое, и тут умение договариваться с потенциальными соперниками и противниками гораздо важнее, нежели умение первым нанести ракетно-бомбовый удар.

Ну, с ролью Москвы в судьбе государственности и территориальной целостности Сирии все более-менее понятно. Вот уж действительно – пришел, увидел, победил.

А вот роль Тегерана во всех разборках, развернувшихся на региональной геополитической арене на протяжении последних четырех лет, необходимо еще правильно оценить.

Следует понять, как же вдруг так получилось, что Тегеран умудрился филигранно тонко сыграть свою партию и в итоге получил сухопутную дорогу прямиком в средиземноморье? Между тем для противоположной стороны (для Запада) одна из ключевых задач заключалась именно в том, чтобы не дать иранцам выйти на сирийско-израильскую границу.

Американский профессиональный инструментарий цветных революций не сработал

Понятно, что в ближневосточной игре, затеянной Западом, были очень серьезные, крупные ставки. Причем, ставкой стали не финансы и даже не транзит энергоносителей, который Запад рассчитывал взять под контроль при любом раскладе.

Белый флаг курдов Сирии, или Как избежать турецкой оккупации под натиском Эрдогана>>

Ставкой в борьбе за Сирию было влияние на весь регион, причем, на десятки лет вперед. И тут американцы совершили фатальную ошибку, рассчитывая подкупить тут, в регионе, всех и вся, начиная от террористических группировок и заканчивая правящими элитами.

Вдруг оказалось, что Иран для американцев, уже привыкших оперировать инструментарием насаждения цветных революций, — тот еще крепкий орешек. Не Сирия, не Египет и уж тем более не Ливия. Жесткая властная вертикаль, основывающаяся на религиозном фундаменте, – само по себе неплохая гарантия от цветных революций.

Во всяком случае даже самые жесткие экономические санкции, способные взорвать любое другое государство "изнутри", в Иране не срабатывают. Да, государству сейчас приходится ох как нелегко. Падает социальный уровень, поскольку основа основ иранской экономики – нефть – раз за разом получает серьезные удары со стороны США, диктующих условия на мировом рынке энергоносителей.

Однако страна держится и, более того, серьезно огрызается на международной политической арене.

Во всяком случае до недавнего времени такой активности (вплоть до агрессивности) со стороны иранских высокопоставленных дипломатов на международных политических подмостках не замечалось.

Ловушка для мальчика с рогаткой: кто и зачем выдумал встречи Эрдогана с Путиным и Трампом>>

Один лишь формат астанинского процесса, где Иран наравне с Россией выступает одной из стран-гарантов переговоров, свидетельствует о том, что в Тегеране вовсе не намерены замыкаться в себе, в своих проблемах и трудностях.

Руководство страны показало, что умеет и готово играть по тем правилам, которые общеприняты в мировом сообществе, и, более того, на политической арене умеют договариваться и побеждать самых грозных соперников.

На Ближнем Востоке грядет тяжелый и взрывоопасный год

Более того, в процессе противостояния американцы получили удар "под дых" откуда не ждали. От своих ближайших союзников и партнеров – европейцев. Весь прошлый год мировое сообщество внимательно следило за перипетиями этой борьбы, когда Вашингтон уговаривал Париж и Берлин поддержать выход США из иранского ядерного соглашения и взять Иран в жесткие тиски финансово-экономической блокады, использовать санкции, которые доселе ни разу не применялись.

Европейцы не повелись, и не только сами не согласились выйти из ядерного соглашения, так еще и иранцев все время уговаривают из него не выходить. Обещают даже выработать какой-то особый финансовый механизм, позволяющий обойти американские санкции и продолжать торговлю.

Именно тогда, когда в Европе начали в открытую говорить об этом механизме, стало понятно, что в своем противостоянии с Вашингтоном Тегеран одержал маленькую, промежуточную, но очень важную победу.

Американские санкции влияют на жизнь в Иране – Роухани>>

Правда, нефтяные доходы Ирана американцам действительно удалось серьезно подсократить (где-то на треть), и это не может не отразиться как на внутриполитической ситуации в стране, так и на "социалке".

Однако в Тегеране уверены, что страна выстоит, поскольку запас прочности есть. Тем более, что такие сверхдержавы, как Россия и Китай, не испытывающие особо теплых чувств к США, стараются смягчить последствия этих самых санкций.

Остается проблема с Израилем, который после вывода американских войск может оказаться действительно в тяжелом состоянии. Ведь западная антитеррористическая коалиция, которую возглавляли США, в какой-то мере сдерживала усиление влияния Ирана на сирийской территории.

Однако похоже на то, что вот именно этого своего союзника американцы не намерены оставлять на съедение. Во всяком случае на последней встрече госсекретаря США Майка Помпео с премьер-министром Израиля Беньямином Нетаньяху вопрос угрозы Израилю со стороны Ирана был ключевым. И высокопоставленный американский чиновник в открытую выразил интересную позицию относительно приверженности США праву Израиля на самооборону...

Так что уже сейчас можно с уверенностью говорить, что в ближневосточном регионе наступивший год грозит стать весьма богатым и взрывоопасным на события. И опасность резкого обострения взаимоотношений между Ираном и Израилем вполне предсказуема.

1689
Теги:
Сирия, США, Ближний Восток, Иран
По теме
Тарасов: Турция отложит операцию на северо-востоке Сирии до февраля
Курды призывают власти Сирии защитить Манбидж от турецкого вторжения
Москва и Анкара обсудят турецкие планы по операции в Сирии
Курды отказались сложить оружие до окончательного решения кризиса в Сирии
Мужчина на месте обстрела здания родильного дома в Степанакерте (28 октября 2020). Карабах

Карабах: мирный процесс в условиях нового статус-кво

2972
(обновлено 19:29 13.01.2021)

В Кремле было подписано новое совместное заявление по Нагорному Карабаху президентов России, Азербайджана и премьер-министра Армении. Можно ли рассматривать московский саммит, как некий прорыв в деле урегулирования многолетнего этнополитического конфликта или речь идет по большей части о залечивании ран второй карабахской войны? Какие новые расклады сил в Кавказском регионе по сравнению с концом прошлого года отражают результаты переговоров в столице России?

Сергей Маркедонов, ведущий научный сотрудник Института международных исследований МГИМО МИД России, главный редактор журнала "Международная аналитика" - для Sputnik

Московская встреча может считаться знаковым событием уже в силу того, что руководители Азербайджана и Армении встретились в первый раз (хотя и не тет-а-тет, а в трехстороннем формате) после окончания "осенней войны" в Карабахе. По итогам саммита появилось заявление, соавторство которого наряду с Владимиром Путиным разделили Ильхам Алиев и Никол Пашинян.

Важно также и то, что оба лидера признали позитивную роль России в процессе урегулирования конфликта. В особенности это касалось миротворческой миссии, которую Москва развернула в Карабахе. Но на этом, пожалуй, список общих точек соприкосновения между азербайджанским и армянским лидером можно считать завершенным. Как минимум, по состоянию на 11 января 2021 года.

Армения и Азербайджан: расхождения сохраняются

Во время заявлений лидеров стран для прессы невооруженным взглядом была видна различная стилистика оценок происходящих событий. Если Ильхам Алиев предпочитал говорить о конфликте в прошедшем времени, фокусируясь на перспективах восстановления инфраструктуры разрушенных и запущенных территорий, то Никол Пашинян старался сосредоточиться на актуальных проблемах сегодняшнего дня - возвращении военнопленных и неразрешенном статусе Нагорного Карабаха. С азербайджанской же точки зрения статусные вопросы фактически тождественны восстановлению юрисдикции Баку над ранее утраченными территориями. В условиях нового статус-кво они перестали быть для азербайджанской стороны актуальными.

Для армянской стороны ситуация принципиально иная. Потеря семи районов, а также ряда частей Нагорно-Карабахской республики до предела обострили вопрос об определении будущего Степанакерта и демаркации межгосударственной границы с Азербайджаном уже в новой территориальной конфигурации. И Пашинян, даже если бы захотел смолчать, не может этого сделать, подвергаясь беспрецедентному давлению у себя на родине. В канун его прилета в Москву на информационных просторах даже циркулировали слухи о возможном его блокировании в Ереване и срыве поездки.

Премьеру Армении после 10 ноября не позавидуешь. Но не менее сложным (если не более) будет путь у его гипотетических преемников. Ведь одно дело критиковать за безосновательные уступки того или иного политика, а другое - принимать альтернативные решения, обладая всей полнотой информации об имеющихся ресурсах, возможностях и пространствах для маневрирования.

Между тем, даже оппоненты Пашиняна, пускай и без особой охоты, но признают: реальных работающих планов выхода из карабахской ситуации на горизонте не проглядывается.

Таким образом, встреча в Москве зафиксировала уже на новом этапе расхождения в позициях Еревана и Баку. Но при этом и их готовность работать в формате, определенном совместным заявлением от 10 ноября 2020 года. Он требует дальнейшей детализации. Собственно, этому и были посвящены переговоры в столице России.

Москва начинает и выигрывает

После того, как благодаря участию РФ в Карабахе были остановлены боевые действия, эксперты и действующие политики повели дискуссию о степени российского влияния в этой части постсоветского пространства. Для многих поведение Москвы, стремящейся избежать односторонней поддержки кого-то одного из участников конфликта, оказалось сюрпризом. Но как бы то ни было, а российская медиация признается и Баку, и Ереваном.

Прекрасной иллюстрацией этого стали заявления Ильхама Алиева и Никола Пашиняна, прозвучавшие 11 января в Гербовом зале Кремля.

По словам азербайджанского лидера, "российская миротворческая миссия эффективно выполняет свою работу, и за два месяца, за исключением небольших инцидентов, не было серьезных поводов для беспокойства". Никол Пашинян начал свое выступление со слов благодарности в адрес президента РФ "за усилия, вкладываемые для восстановления стабильности и безопасности в нашем регионе и для урегулирования нагорно-карабахского конфликта".

При этом стоит особо оговориться. Эта роль Москвы не стала чем-то принципиально новым. И хотя ранее Россия была одним из трех сопредседателей Минской группы ОБСЕ, а не единоличным ее руководителем, в наиболее острые периоды эскалации конфликта, будь то серьезное обострение в апреле 2016 года или более ранние инциденты, именно она выдвигалась на первый план. И это не вызывало особого протеста со стороны Вашингтона и Парижа. И сегодня, когда Москва заняла ведущую позицию в возобновлении мирного процесса, она не противопоставляет себя Западу конкретно на карабахском треке вопреки имеющимся расхождениям по широчайшему спектру проблем мировой повестки с США, Францией и их союзниками.

В этом контексте важно отметить телефонную беседу Владимира Путина и французского президента Эмманюэля Макрона 10 января, за день до трехсторонних переговоров в Москве. Как подчеркивается в информационном сообщении на сайте главы российского государства, это событие имело место "в рамках координации действий сопредседателей Минской группы ОБСЕ". Фактически это ответ на часто задаваемый вопрос: существует ли этот формат после ноября 2020 года? Как видим, он поддерживается. И не в последнюю очередь благодаря российским усилиям, что подтачивает популярный ныне тезис о якобы тотальном геополитическом "ревизионизме" Москвы.

Сегодня США не до Карабаха, хотя Вашингтон старается держать руку на пульсе. После инаугурации Джозефа Байдена, 20 января, не исключено, внимание американских политиков к Кавказу в целом и к армяно-азербайджанскому противостоянию в частности возрастет. Но пока что американская позиция не противопоставляет себя российской. Значит, Москва по-прежнему сохраняет особую роль в мирном процессе, действия при этом не вместо Минской группы и не наперекор Западу, а вместе с ними. Как минимум, до той поры, пока партнеры не вознамерятся попытаться искусственно принизить российское влияние.

Второе совместное заявление: основные штрихи

Итогом непростых переговоров в Москве стало подписание трехстороннего заявления по Карабаху. Оно, таким образом, стало уже вторым совместным документом, касающимся урегулирования застарелого конфликта. Но если прошлогоднее заявление касалось прекращения огня и первоочередных мер, нацеленных на его закрепление, то январское было сфокусировано на экономических сюжетах. Предполагается создание рабочей группы по разблокированию транспортных коммуникаций и экономических связей в Кавказом регионе, не только непосредственно в Карабахе и в прилегающих к нему районах.

Российское руководство, взяв на себя инициативу в процессе урегулирования конфликта, не хочет сбавлять темпов и пытается предложить свою конструктивную повестку - реализацию планов по восстановлению разрушенной инфраструктуры региона. Это попытка создать защитную основу, своеобразную страховку от возобновления боевых действий. Риск новых разрушений будет призван удерживать стороны от военной активности. Но сможет ли эта экономоцентричная модель сблизить позиции Баку и Еревана? Вопрос не так прост.

С одной стороны, прагматика выглядит ощутимо привлекательнее разговоров об абстрактных ценностях. С другой, опыт урегулирования других затяжных этнополитических противостояний, будь то Кипр, Ближний Восток или Балканы, показывает: это может снизить интенсивность конфликта, перевести его из военного в политико-правовой, что уже само по себе шаг вперед. Однако без обсуждения статусных вопросов, проблем беженцев, гарантий безопасности не обойтись. Экономика улучшает положение дел, но далеко не всегда помогает вылечить общественные травмы и компенсировать политические утраты.

Как бы то ни было, то, что произошло в Москве 11 января, можно рассматривать, как возобновление переговорного процесса в условиях нового статус-кво. Ведущая роль в нем принадлежит России. И это, пожалуй, главный итог встречи. Конечно, речь не идет о гарантированном успехе на этом пути. Сложности очевидны, и о них, думается, еще будет возможность поговорить, и не раз. Они будут возникать как внутри двух конфликтующих обществ, так и в геополитическом контексте. Пока же происходит осмысление новых реалий и выстраивание планов в соответствие с ними.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

2972
Теги:
статус-кво, переговоры, Карабах
Пробитая каска на территории у госпиталя в Мартакерте, разрушенного в результате обстрела.

Южный Кавказ сейчас, или Как 44 дня войны в Карабахе перевернули регион

4913
(обновлено 13:53 13.01.2021)
Москва видит будущее в развитии региональной инфраструктуры, логистики, в прозрачности существующих границ и так далее. Сработает ли подобный подход – покажет время. Но очевидно одно - узел на Южном Кавказе плотно затянут.

Пока еще неимоверно трудно предсказать, во что для всего региона могут вылиться результаты острого, жесткого военного столкновения между Арменией и Азербайджаном на карабахском плацдарме. Пока даже теоретически контуры ожидаемого мирного сосуществования между двумя странами, недавно завершившими кровопролитное противостояние, не очерчены. С другой стороны, взявшая на себя ответственность (ну и обязательства, куда деться) за мир в регионе Россия, кажется, имеет какие-то свои подходы, планы и видение на вопрос.

Настрой Москвы понятен, но обществу сейчас не до того…

Как показала московская встреча 11 января, говорить об экономическом сотрудничестве еще рано. Слишком свежи раны, слишком сильны эмоции, слишком много потеряла Армения из-за того, что в самый острый момент развития многолетнего карабахского противостояния оказалась под руководством, скажем так, не самого дальновидного, опытного и мудрого руководителя. Слишком уж остро стоит в армянском обществе вопрос пленных, заложников и без вести пропавших, чтобы можно было трезво взглянуть на сложившуюся ситуацию, на глобальные региональные перспективы, чего на самом деле требуют нынешние реалии. Слишком многое зависит от того, чего добьются за переговорным столом те, кто будет обсуждать статус Нагорного Карабаха.

Именно поэтому о какой-то конкретике в планах на будущее пока говорить не приходится. Очевидно, что чем раньше вернется в функциональный режим армянское общество, тем минимальнее будут потери при выходе из создавшейся ситуации для страны в целом. Первоочередной, главнейшей задачей для всех участников переговорного процесса становятся именно гуманитарные проблемы.

Россию этот вопрос касается отнюдь не в меньшей степени, чем тех же Армению и Азербайджан. Ведь какие-то реальные изменения в регионе, на которых настаивает Москва, как и общий настрой на мирное сосуществование всего региона, зависят сегодня от того, как будут развиваться переговоры по статусу Карабаха и по возвращению военнопленных и заложников.

Это – что касается непосредственных участников данного регионального процесса – Москвы, Еревана, Баку. Но ведь существуют и другие региональные акторы, которые все это время внимательно следили за развитием ситуации в Карабахе. В первую очередь это, конечно же, Турция, говоря о которой ни в коем случае нельзя забывать, что она – член НАТО. Еще одна страна, которая непосредственно соседствует с территорией, на которой разворачивались кровопролитные военные действия – Иран. Сложная геополитическая и социально-экономическая ситуация, в которой в последние годы оказался Иран, изначально предполагала, что отсидеться за Араксом у него не получится. И уж тем более не удастся отсидеться сейчас, когда в регионе назревают коренные изменения.

Турция вторглась, но что-то пошло не так

Говорить о Грузии, видимо, придется в несколько ином ключе. Она не настолько сильна, да и амбиций у Тбилиси поменьше, нежели у Анкары и Тегерана. Грузины мечтают, чтобы их взяли в НАТО и в Евросоюз, чтобы войска Североатлантического Альянса расквартировались на их территории, являясь гарантом того, что с территории Абхазии и Южной Осетии на них не нападут "злые русские". А еще они мечтают, чтобы быстрее закончилась пандемия, и чтобы приезжало бы больше туристов со всего света. Чтобы приходило много инвестиций из Турции и Азербайджана, равно как и заказов на транзитные перевозки - как по железной дороге, через Поти, так и по автомобильной, через Верхний Ларс – из Армении. А в "большую игру", в которую регион втянули Анкара и Баку, Тбилиси влезать, ой, как не хочется.

Как видим, у каждого из региональных игроков – свои амбиции, свои требования, свои пожелания и свое видение. Кстати и в  Баку скоро настанет понимание того, что итоги прошедшей войны вовсе не дали им тех дивидендов, на которые они рассчитывали, планируя быструю военную операцию – блицкриг – по захвату всего Карабаха. И что, по большому счету, Баку,  "таскал каштаны" для другого дяди - Эрдогана.

Дело в том, что Турция с Азербайджаном давно позиционируют себя как "одна нация – два государства", и одна из сверхзадач Анкары – совершить прорыв в регион Южного Кавказа, реализована. Достижение неслабое в чисто геополитическом плане, если учесть, что на протяжении целого века Турция была отрезана от всего региона стараниями той же России, вернее, Советского Союза. С другой стороны, полностью подмять под себя (ну или под своего "младшего брата") весь стратегически важнейший регион, не удалось – опять помешала Россия, у которой здесь свои интересы, которые при любом раскладе с интересами турецкими диаметрально противоположны. А ведь в правилах той самой "большой игры", в которую Анкара втянула-таки Южный Кавказ, ожидаются большие перемены, которые туркам отнюдь не выгодны.

И регион, и страны Южного Кавказа скоро окажутся пор прессом США

Большие перемены, в первую очередь, связаны с изменением вашингтонской администрации. С тем, что к власти в США опять приходят глобалисты, которые будут подминать под себя всех идеологических оппонентов, в каком бы уголке страны они не находились. И в этом плане Турции может здорово не повезти при определенном раскладе. Ведь при Трампе даже наказание за приобретение российских ЗРК С-400 – отстранение Турции от проекта истребителей F-35 – было против воли действующего американского президента (конгрессмены и сенаторы-демократы заставили). А сейчас эти самые демократы привели своего кандидата к власти. Это значит, что член НАТО Турция будет под пристальным вниманием и серьезным прессом своих коллег.

А еще отнюдь не исключено, что Анкаре придется отвечать перед "высоким руководством" за бездарно проведенную карабахскую операцию. Где вместо того, чтобы ослабить влияние России в регионе, она, наоборот, усилила его до такой степени, что в Карабахе сейчас расквартировались российские миротворцы. Ну, не может подобный расклад нравиться руководству Соединенных Штатов, которое очень скоро (после 20 января) будут представлять демократы. Так что серьезное давление на весь регион в целом со стороны США уже сейчас можно предсказать с высокой степенью уверенности. С учетом фактора Ирана, давление со стороны американцев становится просто предварительной констатацией факта, от которого некуда деться.

Алиев не хочет вести переговоры, так как осознает слабость Пашиняна - политолог>>

На самом деле это сейчас, пока в Вашингтоне царит неразбериха и начинается "охота на ведьм" в лице сторонников Трампа, в Тегеране пытаются воспользоваться ситуацией. Активизировались и хотят отыграть какие-то, выгодные для себя, позиции по американским санкциям. Однако давление на Иран при новой администрации, скорее всего, не ослабнет, а наоборот, увеличится. Ведь на самом деле тот же Тегеран, действуя вполне гласно, уже демонстративно нарушил немало пунктов СВПД (Совместный Всеобъемлющий План Действий). Усилить давление (в том числе и военное) на Иран США на сей раз смогут – в Персидском Заливе стоят авианосцы и ядерные подлодки, а на Южном Кавказе, на территории Азербайджана обосновались войска Турции. Но об этом – в следующий раз…

4913
Теги:
геополитика, Турция, Закавказье, США, Россия
Главы МИД России и Азербайджана Сергей Лавров и Джейхун Байрамов на пресс-конференции по итогам встреч (26 августа 2020). Москвa

Лавров и Байрамов обсудили реализацию договоренностей по Карабаху

0
В повестке телефонных переговоров была, в частности, деятельность рабочей группы по развитию Нагорного Карабаха.

ЕРЕВАН, 15 янв - Sputnik. Министры иностранных дел России и Азербайджана Сергей Лавров и Джейхун Байрамов провели в пятницу телефонный разговор, сообщает РИА Новости.

Главы МИД двух стран обсудили ход реализации соглашений по Карабаху, в том числе вопросы, вытекающие из московского заявления лидеров Армении, России и Азербайджана.

"Министры обменялись мнениями о последних событиях в реализации трехстороннего заявления от 10 ноября 2020 года, а также о вопросах, вытекающих из совместного заявления, подписанного в Москве 11 января 2021 года. Стороны также обсудили вопросы повестки дня двустороннего сотрудничества и другие вопросы, представляющие взаимный интерес", - говорится в сообщении.

Напомним, по итогам встречи трех лидеров в Москве 11 января было подписано совместное заявление. Документ в частности предполагает создание трехсторонней рабочей группы по вопросам развития Нагорного Карабаха, а также разблокировку региональных коммуникаций.

0
Теги:
МИД, Азербайджан, Россия
По теме
С Лавровым будут обсуждаться меры по безопасности границ Азербайджана - Чавушоглу
Лавров и Айвазян обсудили двустороннюю и региональную повестку дня
Лавров и Зариф обсудят в Москве Карабах – Мария Захарова
Лавров обсудил с главой МИД Армении реализацию договоренностей от 11 января