Эксперт Александр Князев

Князев: репрессии в турецкой армии укрепят позиции курдов

761
(обновлено 18:06 16.07.2016)
Эксперт по Среднему Востоку и Центральной Азии, востоковед Александр Князев прокомментировал причинно-следственные связи, последствия и значение для России неудавшегося военного переворота в Турции.

Александр Князев, востоковед — для Sputnik

В турецкой армии достаточно сильно влияние структур проживающего в США общественного деятеля Фетхуллаха Гюлена, что вряд ли дает основания утверждать об "американском следе" в нынешней попытке военного переворота. Да, за Гюленом стоят американцы, но ровно настолько же, насколько они стоят за Эрдоганом. Искать в нынешних событиях критически важное внешнее влияние бессмысленно, причины произошедшего, прежде всего, в несоответствии внутренней политики Турции запросам общества.

Традиция переформатирования власти путем военного переворота в Турции устойчива и на протяжении XX века подобное происходило циклически, примерно через каждые 20 лет. Созданная под руководством Мустафы Кемаля Ататюрка в форме республики, как единое государство Турция с 1923 года держалась на армии, являвшейся стержнем всей политической системы страны.

Турция — очень неоднородное по своей структуре общество, существующее на множестве разломов: этнических, религиозных, культурных. Не случайно предыдущие военные перевороты в новейшей истории страны происходили именно в периоды, когда возникали некие угрозы хаоса, нестабильности и угрозы самому существованию Турецкой республики. Нынешняя попытка переворота в этом смысле ничем не особенна, она просто продолжает ту прежнюю традицию. 

Когда Adalet ve Kalkinma Partisi, партия Справедливости и развития Реджепа Тайипа Эрдогана пришла к власти, ее исламистская идеология оказалась достаточно чуждой для армейских кругов, поскольку идеологическим стержнем той, ататюрковской Турции, которой была и в основном остается турецкая военная элита, как раз была деисламизация страны, отказ от прежнего теократического духа.

Радикальный исламизм Ататюрк выкорчевывал огнем и мечом. Идеология партии Справедливости и развития абсолютно идентична идеологии известных "Ихфан уль-муслимон", "Братьев-мусульман", ее идеал — построение исламского халифата, объявление халифа и в дальнейшем расширение своего влияния, по крайней мере, в границах прежней Османской империи.

В 1970-е отряды религиозных традиционалистов "акынджы", которые, кстати, долгое время возглавлял Р.Т. Эрдоган, выходили на митинги левых с холодным оружием. Исходя из этой идеологии, Эрдоган и поддерживал события "арабской весны", что тоже, кстати, в армейских кругах Турции вызывало серьезное недовольство. Турецкому генералитету был ближе прецедент отстранения от власти "Братьев-мусульман" египетскими военными во главе с нынешним президентом Египта Абдул Фаттахом Ас-Сиси в июне-июле 2013 года.

Независимо от результатов, попытка военного переворота в Турции показывает мощный раскол в турецкой элите. Это противостояние между, условно говоря, сторонниками светского пути, представленными в большой части генералитетом и офицерством, и сторонниками халифата, которых представляет Эрдоган.

Понимал Эрдоган это, в 2010-2011 году было сфабриковано громкое дело "Эргенекона", когда под видом борьбы с неким антигосударственным заговором Эрдоган начал менять кадры в армейских и других силовых структурах. Любопытно, что политолог-историк Мехмет Перинчек обвинил в инициировании дела "Эргенекона" США: "дело Эргенекона" — это тщательно спланированная США операция против турецких патриотов, тех патриотов Турции, которые настроены антиамерикански".

Как бы там ни было, Эрдоган сделал ставку на Национальную разведывательную организацию Турции (MIT), в просторечье "Истихбарат", "разведка". Она была резко усилена, наполнена его сторонниками, и конкуренция между "Мухабаратом" и армией происходила все эти годы. 

Однако, антирелигиозная составляющая в военной элите оказалась сильна: если большая часть высшего руководства армии на уровне генералов была попросту заменена, то остались полковники. Полностью заменить армию Эрдоган был не в состоянии. С прошлого года потребность в армии стала особенно сильной: в стране идет непрекращающаяся война с курдскими движениями, попытки вмешательства в Сирию со стороны Турции тоже требуют армейского ресурса.

Любой государственный переворот заслуживает внимания и бывает успешен не только в случае успешного захвата власти, этого недостаточно, нужно же еще и суметь управлять страной, отвечая на запросы общества.

В этом плане турецкие военные могли бы быть вполне успешными. Репрессии в отношении заговорщиков, которые сейчас несомненно последуют, напротив, нанесут серьезный удар и по состоянию безопасности в стране, и по возможностям ее развития в последующем. Это, во-первых, ослабит армию и даст шанс курдским военизированным группировкам на усиление своего влияния, а, с другой стороны, это будет вызывать еще большее недовольство в армии. Такие чисто карательные и репрессивные меры могут дать какой-то краткосрочный эффект, но они никогда не дадут продолжительного эффекта.

Хроника военных мятежей в Турции>>

Внешняя политика Турции мало связана с внутриполитическими переменами. Среди всего разнообразия турецких политических сил нет таких, кто, гипотетически придя к власти, осуществил бы в турецкой политике свой "поворот на Восток", или "на Север", подобное априори исключено. 

761
Тема:
Попытка военного переворота в Турции (37)
Мужчина на месте обстрела здания родильного дома в Степанакерте (28 октября 2020). Карабах

Карабах: мирный процесс в условиях нового статус-кво

3019
(обновлено 19:29 13.01.2021)

В Кремле было подписано новое совместное заявление по Нагорному Карабаху президентов России, Азербайджана и премьер-министра Армении. Можно ли рассматривать московский саммит, как некий прорыв в деле урегулирования многолетнего этнополитического конфликта или речь идет по большей части о залечивании ран второй карабахской войны? Какие новые расклады сил в Кавказском регионе по сравнению с концом прошлого года отражают результаты переговоров в столице России?

Сергей Маркедонов, ведущий научный сотрудник Института международных исследований МГИМО МИД России, главный редактор журнала "Международная аналитика" - для Sputnik

Московская встреча может считаться знаковым событием уже в силу того, что руководители Азербайджана и Армении встретились в первый раз (хотя и не тет-а-тет, а в трехстороннем формате) после окончания "осенней войны" в Карабахе. По итогам саммита появилось заявление, соавторство которого наряду с Владимиром Путиным разделили Ильхам Алиев и Никол Пашинян.

Важно также и то, что оба лидера признали позитивную роль России в процессе урегулирования конфликта. В особенности это касалось миротворческой миссии, которую Москва развернула в Карабахе. Но на этом, пожалуй, список общих точек соприкосновения между азербайджанским и армянским лидером можно считать завершенным. Как минимум, по состоянию на 11 января 2021 года.

Армения и Азербайджан: расхождения сохраняются

Во время заявлений лидеров стран для прессы невооруженным взглядом была видна различная стилистика оценок происходящих событий. Если Ильхам Алиев предпочитал говорить о конфликте в прошедшем времени, фокусируясь на перспективах восстановления инфраструктуры разрушенных и запущенных территорий, то Никол Пашинян старался сосредоточиться на актуальных проблемах сегодняшнего дня - возвращении военнопленных и неразрешенном статусе Нагорного Карабаха. С азербайджанской же точки зрения статусные вопросы фактически тождественны восстановлению юрисдикции Баку над ранее утраченными территориями. В условиях нового статус-кво они перестали быть для азербайджанской стороны актуальными.

Для армянской стороны ситуация принципиально иная. Потеря семи районов, а также ряда частей Нагорно-Карабахской республики до предела обострили вопрос об определении будущего Степанакерта и демаркации межгосударственной границы с Азербайджаном уже в новой территориальной конфигурации. И Пашинян, даже если бы захотел смолчать, не может этого сделать, подвергаясь беспрецедентному давлению у себя на родине. В канун его прилета в Москву на информационных просторах даже циркулировали слухи о возможном его блокировании в Ереване и срыве поездки.

Премьеру Армении после 10 ноября не позавидуешь. Но не менее сложным (если не более) будет путь у его гипотетических преемников. Ведь одно дело критиковать за безосновательные уступки того или иного политика, а другое - принимать альтернативные решения, обладая всей полнотой информации об имеющихся ресурсах, возможностях и пространствах для маневрирования.

Между тем, даже оппоненты Пашиняна, пускай и без особой охоты, но признают: реальных работающих планов выхода из карабахской ситуации на горизонте не проглядывается.

Таким образом, встреча в Москве зафиксировала уже на новом этапе расхождения в позициях Еревана и Баку. Но при этом и их готовность работать в формате, определенном совместным заявлением от 10 ноября 2020 года. Он требует дальнейшей детализации. Собственно, этому и были посвящены переговоры в столице России.

Москва начинает и выигрывает

После того, как благодаря участию РФ в Карабахе были остановлены боевые действия, эксперты и действующие политики повели дискуссию о степени российского влияния в этой части постсоветского пространства. Для многих поведение Москвы, стремящейся избежать односторонней поддержки кого-то одного из участников конфликта, оказалось сюрпризом. Но как бы то ни было, а российская медиация признается и Баку, и Ереваном.

Прекрасной иллюстрацией этого стали заявления Ильхама Алиева и Никола Пашиняна, прозвучавшие 11 января в Гербовом зале Кремля.

По словам азербайджанского лидера, "российская миротворческая миссия эффективно выполняет свою работу, и за два месяца, за исключением небольших инцидентов, не было серьезных поводов для беспокойства". Никол Пашинян начал свое выступление со слов благодарности в адрес президента РФ "за усилия, вкладываемые для восстановления стабильности и безопасности в нашем регионе и для урегулирования нагорно-карабахского конфликта".

При этом стоит особо оговориться. Эта роль Москвы не стала чем-то принципиально новым. И хотя ранее Россия была одним из трех сопредседателей Минской группы ОБСЕ, а не единоличным ее руководителем, в наиболее острые периоды эскалации конфликта, будь то серьезное обострение в апреле 2016 года или более ранние инциденты, именно она выдвигалась на первый план. И это не вызывало особого протеста со стороны Вашингтона и Парижа. И сегодня, когда Москва заняла ведущую позицию в возобновлении мирного процесса, она не противопоставляет себя Западу конкретно на карабахском треке вопреки имеющимся расхождениям по широчайшему спектру проблем мировой повестки с США, Францией и их союзниками.

В этом контексте важно отметить телефонную беседу Владимира Путина и французского президента Эмманюэля Макрона 10 января, за день до трехсторонних переговоров в Москве. Как подчеркивается в информационном сообщении на сайте главы российского государства, это событие имело место "в рамках координации действий сопредседателей Минской группы ОБСЕ". Фактически это ответ на часто задаваемый вопрос: существует ли этот формат после ноября 2020 года? Как видим, он поддерживается. И не в последнюю очередь благодаря российским усилиям, что подтачивает популярный ныне тезис о якобы тотальном геополитическом "ревизионизме" Москвы.

Сегодня США не до Карабаха, хотя Вашингтон старается держать руку на пульсе. После инаугурации Джозефа Байдена, 20 января, не исключено, внимание американских политиков к Кавказу в целом и к армяно-азербайджанскому противостоянию в частности возрастет. Но пока что американская позиция не противопоставляет себя российской. Значит, Москва по-прежнему сохраняет особую роль в мирном процессе, действия при этом не вместо Минской группы и не наперекор Западу, а вместе с ними. Как минимум, до той поры, пока партнеры не вознамерятся попытаться искусственно принизить российское влияние.

Второе совместное заявление: основные штрихи

Итогом непростых переговоров в Москве стало подписание трехстороннего заявления по Карабаху. Оно, таким образом, стало уже вторым совместным документом, касающимся урегулирования застарелого конфликта. Но если прошлогоднее заявление касалось прекращения огня и первоочередных мер, нацеленных на его закрепление, то январское было сфокусировано на экономических сюжетах. Предполагается создание рабочей группы по разблокированию транспортных коммуникаций и экономических связей в Кавказом регионе, не только непосредственно в Карабахе и в прилегающих к нему районах.

Российское руководство, взяв на себя инициативу в процессе урегулирования конфликта, не хочет сбавлять темпов и пытается предложить свою конструктивную повестку - реализацию планов по восстановлению разрушенной инфраструктуры региона. Это попытка создать защитную основу, своеобразную страховку от возобновления боевых действий. Риск новых разрушений будет призван удерживать стороны от военной активности. Но сможет ли эта экономоцентричная модель сблизить позиции Баку и Еревана? Вопрос не так прост.

С одной стороны, прагматика выглядит ощутимо привлекательнее разговоров об абстрактных ценностях. С другой, опыт урегулирования других затяжных этнополитических противостояний, будь то Кипр, Ближний Восток или Балканы, показывает: это может снизить интенсивность конфликта, перевести его из военного в политико-правовой, что уже само по себе шаг вперед. Однако без обсуждения статусных вопросов, проблем беженцев, гарантий безопасности не обойтись. Экономика улучшает положение дел, но далеко не всегда помогает вылечить общественные травмы и компенсировать политические утраты.

Как бы то ни было, то, что произошло в Москве 11 января, можно рассматривать, как возобновление переговорного процесса в условиях нового статус-кво. Ведущая роль в нем принадлежит России. И это, пожалуй, главный итог встречи. Конечно, речь не идет о гарантированном успехе на этом пути. Сложности очевидны, и о них, думается, еще будет возможность поговорить, и не раз. Они будут возникать как внутри двух конфликтующих обществ, так и в геополитическом контексте. Пока же происходит осмысление новых реалий и выстраивание планов в соответствие с ними.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

3019
Теги:
статус-кво, переговоры, Карабах
Пробитая каска на территории у госпиталя в Мартакерте, разрушенного в результате обстрела.

Южный Кавказ сейчас, или Как 44 дня войны в Карабахе перевернули регион

5138
(обновлено 13:53 13.01.2021)
Москва видит будущее в развитии региональной инфраструктуры, логистики, в прозрачности существующих границ и так далее. Сработает ли подобный подход – покажет время. Но очевидно одно - узел на Южном Кавказе плотно затянут.

Пока еще неимоверно трудно предсказать, во что для всего региона могут вылиться результаты острого, жесткого военного столкновения между Арменией и Азербайджаном на карабахском плацдарме. Пока даже теоретически контуры ожидаемого мирного сосуществования между двумя странами, недавно завершившими кровопролитное противостояние, не очерчены. С другой стороны, взявшая на себя ответственность (ну и обязательства, куда деться) за мир в регионе Россия, кажется, имеет какие-то свои подходы, планы и видение на вопрос.

Настрой Москвы понятен, но обществу сейчас не до того…

Как показала московская встреча 11 января, говорить об экономическом сотрудничестве еще рано. Слишком свежи раны, слишком сильны эмоции, слишком много потеряла Армения из-за того, что в самый острый момент развития многолетнего карабахского противостояния оказалась под руководством, скажем так, не самого дальновидного, опытного и мудрого руководителя. Слишком уж остро стоит в армянском обществе вопрос пленных, заложников и без вести пропавших, чтобы можно было трезво взглянуть на сложившуюся ситуацию, на глобальные региональные перспективы, чего на самом деле требуют нынешние реалии. Слишком многое зависит от того, чего добьются за переговорным столом те, кто будет обсуждать статус Нагорного Карабаха.

Именно поэтому о какой-то конкретике в планах на будущее пока говорить не приходится. Очевидно, что чем раньше вернется в функциональный режим армянское общество, тем минимальнее будут потери при выходе из создавшейся ситуации для страны в целом. Первоочередной, главнейшей задачей для всех участников переговорного процесса становятся именно гуманитарные проблемы.

Россию этот вопрос касается отнюдь не в меньшей степени, чем тех же Армению и Азербайджан. Ведь какие-то реальные изменения в регионе, на которых настаивает Москва, как и общий настрой на мирное сосуществование всего региона, зависят сегодня от того, как будут развиваться переговоры по статусу Карабаха и по возвращению военнопленных и заложников.

Это – что касается непосредственных участников данного регионального процесса – Москвы, Еревана, Баку. Но ведь существуют и другие региональные акторы, которые все это время внимательно следили за развитием ситуации в Карабахе. В первую очередь это, конечно же, Турция, говоря о которой ни в коем случае нельзя забывать, что она – член НАТО. Еще одна страна, которая непосредственно соседствует с территорией, на которой разворачивались кровопролитные военные действия – Иран. Сложная геополитическая и социально-экономическая ситуация, в которой в последние годы оказался Иран, изначально предполагала, что отсидеться за Араксом у него не получится. И уж тем более не удастся отсидеться сейчас, когда в регионе назревают коренные изменения.

Турция вторглась, но что-то пошло не так

Говорить о Грузии, видимо, придется в несколько ином ключе. Она не настолько сильна, да и амбиций у Тбилиси поменьше, нежели у Анкары и Тегерана. Грузины мечтают, чтобы их взяли в НАТО и в Евросоюз, чтобы войска Североатлантического Альянса расквартировались на их территории, являясь гарантом того, что с территории Абхазии и Южной Осетии на них не нападут "злые русские". А еще они мечтают, чтобы быстрее закончилась пандемия, и чтобы приезжало бы больше туристов со всего света. Чтобы приходило много инвестиций из Турции и Азербайджана, равно как и заказов на транзитные перевозки - как по железной дороге, через Поти, так и по автомобильной, через Верхний Ларс – из Армении. А в "большую игру", в которую регион втянули Анкара и Баку, Тбилиси влезать, ой, как не хочется.

Как видим, у каждого из региональных игроков – свои амбиции, свои требования, свои пожелания и свое видение. Кстати и в  Баку скоро настанет понимание того, что итоги прошедшей войны вовсе не дали им тех дивидендов, на которые они рассчитывали, планируя быструю военную операцию – блицкриг – по захвату всего Карабаха. И что, по большому счету, Баку,  "таскал каштаны" для другого дяди - Эрдогана.

Дело в том, что Турция с Азербайджаном давно позиционируют себя как "одна нация – два государства", и одна из сверхзадач Анкары – совершить прорыв в регион Южного Кавказа, реализована. Достижение неслабое в чисто геополитическом плане, если учесть, что на протяжении целого века Турция была отрезана от всего региона стараниями той же России, вернее, Советского Союза. С другой стороны, полностью подмять под себя (ну или под своего "младшего брата") весь стратегически важнейший регион, не удалось – опять помешала Россия, у которой здесь свои интересы, которые при любом раскладе с интересами турецкими диаметрально противоположны. А ведь в правилах той самой "большой игры", в которую Анкара втянула-таки Южный Кавказ, ожидаются большие перемены, которые туркам отнюдь не выгодны.

И регион, и страны Южного Кавказа скоро окажутся пор прессом США

Большие перемены, в первую очередь, связаны с изменением вашингтонской администрации. С тем, что к власти в США опять приходят глобалисты, которые будут подминать под себя всех идеологических оппонентов, в каком бы уголке страны они не находились. И в этом плане Турции может здорово не повезти при определенном раскладе. Ведь при Трампе даже наказание за приобретение российских ЗРК С-400 – отстранение Турции от проекта истребителей F-35 – было против воли действующего американского президента (конгрессмены и сенаторы-демократы заставили). А сейчас эти самые демократы привели своего кандидата к власти. Это значит, что член НАТО Турция будет под пристальным вниманием и серьезным прессом своих коллег.

А еще отнюдь не исключено, что Анкаре придется отвечать перед "высоким руководством" за бездарно проведенную карабахскую операцию. Где вместо того, чтобы ослабить влияние России в регионе, она, наоборот, усилила его до такой степени, что в Карабахе сейчас расквартировались российские миротворцы. Ну, не может подобный расклад нравиться руководству Соединенных Штатов, которое очень скоро (после 20 января) будут представлять демократы. Так что серьезное давление на весь регион в целом со стороны США уже сейчас можно предсказать с высокой степенью уверенности. С учетом фактора Ирана, давление со стороны американцев становится просто предварительной констатацией факта, от которого некуда деться.

Алиев не хочет вести переговоры, так как осознает слабость Пашиняна - политолог>>

На самом деле это сейчас, пока в Вашингтоне царит неразбериха и начинается "охота на ведьм" в лице сторонников Трампа, в Тегеране пытаются воспользоваться ситуацией. Активизировались и хотят отыграть какие-то, выгодные для себя, позиции по американским санкциям. Однако давление на Иран при новой администрации, скорее всего, не ослабнет, а наоборот, увеличится. Ведь на самом деле тот же Тегеран, действуя вполне гласно, уже демонстративно нарушил немало пунктов СВПД (Совместный Всеобъемлющий План Действий). Усилить давление (в том числе и военное) на Иран США на сей раз смогут – в Персидском Заливе стоят авианосцы и ядерные подлодки, а на Южном Кавказе, на территории Азербайджана обосновались войска Турции. Но об этом – в следующий раз…

5138
Теги:
геополитика, Турция, Закавказье, США, Россия
Здание СНБ

СНБ Армении отреагировала на "шпионское разоблачение" и сделала предупреждение Минасяну

735
На сенсационное заявление Микаэла Минасяна о том, что спикер армянского парламента Арарат Мирзоян работал на спецслужбы Турции, очень оперативно отреагировала и СНБ Армении.

ЕРЕВАН, 17 янв – Sputnik. Информация о вербовке Службой нацбезопасности Армении спикера парламента Арарата Мирзояна, обнародованная бывшим послом в Ватикане Микаелом Минасяном, является откровенной ложью и не имеет ничего общего с действительностью. Об этом говорится в сообщении пресс-службы СНБ Армении.

Служба нацбезопасности призывает экс-посла Минасяна, а также других лиц и организации исключить из их практики тиражирование дезинформации, не вводить в заблуждение общественность, а граждан страны – не верить надуманным и лживым публикациям, доверять официальной информации компетентных органов.

"Служба национальной безопасности Армении предупреждает, что на основании данной публикации будет начата уголовно-процессуальная процедура с использованием разрешенного законом инструментария", - говорится в сообщении.

Бывший посол Армении в Ватикане, зять бывшего президента Сержа Саргсяна Микаэл Минасян в ходе прямого эфира в Facebook обвинил спикера парламента Арарата Мирзояна в шпионаже в пользу Турции.

Минасян опубликовал документ о второй "вербовке" уже со стороны СНБ Армении, якобы собственноручно написанный самим Мирзояном.

В свою очередь спикер парламента Армении Арарат Мирзоян заявил, что публикация и заявления Минасяна должны получить соответствующую уголовно-правовую оценку.

735
Теги:
заявление, Армения, Микаел Минасян, СНБ
По теме
Коррупция или ложный донос: министр Папикян попросит прокуратуру найти управу на Минасяна
Минасян выдал сенсацию о тайном визите главы СНБ Армении. Власти не комментируют
Минасян должен ответить за ложный донос: Мирзоян ответил на обвинения в шпионаже
Микаэл Минасян обвинил спикера парламента Армении в шпионаже в пользу Турции